Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
О Борисе Грушине рассказывает Борис Докторов, профессор, доктор философских наук, с 1994 года живущий в США, автор ряда книг по истории опросов общественного мнения в США и России, создатель сайта, посвященного биографиям российских социологов.

Зарождение социологии в России относят к последней четверти XIX века, однако к середине 30-х в СССР ее не стало. Наиболее «буйных» ученых выслали из страны, университетские кафедры и научные центры закрыли, исследования прекратили и новые книги не выпускали.
Борис Андреевич Грушин принадлежит к малочисленной группе ученых, практически «с нуля» создавших современную советскую/российскую социологию.
Грушин родился в Москве в 1929 году, через 12 лет после Октябрьской революции и за 12 лет до начала Великой Отечественной войны. К тому моменту, когда талантливые и граждански активные представители его поколения оканчивали школу, задумывались о том, как усовершенствовать общество, в котором они жили, и потому стремились учиться в лучших университетах страны, слово социология в СССР было «запретным». Социологическая наука была объявлена «буржуазной», а в курсах, читавшихся будущим философам, историкам, экономистам, слово «социология» не упоминалось. Блестящего студента философского факультета МГУ Грушина явно не устраивала предлагавшаяся преподавателями интерпретация философии и других обществоведческих предметов. Небольшая группа студентов, в которую входил и он, искала свой подход к пониманию марксизма, старалась освободить это учение от идеологии и акцентировать его логические свойства.
В 1952 году студенту Грушину вручили «красный диплом», даже в аспирантуру направили, но вот с кандидатской диссертацией возникли трудности. Он трижды защищал ее: два раза – в МГУ и третий раз – в 1958 году – на экспертном совете ВАКа.
На преподавательскую работу критика марксизма не брали, друзья помогли Грушину устроиться в «Комсомольскую правду». Это был 1956 год, время политической оттепели. Письма читателей в «Комсомолку», бывшую тогда одной из наиболее популярных в стране газет, подтолкнули Грушина к проведению опросов общественного мнения. Первый из них состоялся в 1960 году. Этот опрос сделал философа и журналиста Грушина социологом. По своим политико-гражданским воззрениям Грушин не был ни «красным», ни «белым», ни левым, ни правым, ни либералом, ни консерватором, ни русофилом, ни западником, ни пессимистом, ни оптимистом. Он старался быть совершенно свободным, у него была своя цель в жизни и своя дорога. Изучение общественного мнения для Грушина не было лишь делом, в этом он видел свою гражданскую миссию.
Изучению общественного мнения была посвящена докторская работа Грушина, по этой проблематике под его руководством было подготовлено и защищено свыше 30 кандидатских, им были написаны книги, признанные сегодня классикой советской социологии. Но вряд ли в этом кратком воспоминании о Грушине имеет смысл перечислять все сделанное им, отмечу лишь два его вклада в российскую социологию, которые могут быть признаны научными и гражданскими подвигами.
Первый — это создание в стране системы изучения общественного мнения. Сначала был Институт «Комсомольской правды», потом Центр изучения общественного мнения в Институте конкретных социальных исследований (АН СССР. В значительной мере следствием и итогом этой деятельности Грушина стало создание в 1988 году Всесоюзного центра изучения общественного мнения. Когда академику Татьяне Ивановне Заславской предложили возглавить Центр, она согласилась, «но при обязательном условии — чтобы заместителем был Борис Грушин». Он проработал там всего два года, но в горькие дни прощания с Грушиным (это было в ноябре 2007 года) Заславская сказала: «...именно ему принадлежит честь создания ВЦИОМа как современной организации по изучению общественного мнения».
Из того ВЦИОМа выросли «Левада-центр», Фонд «Общественное мнение», многие региональные исследовательские фирмы, организации, работающие в странах СНГ. Можно утверждать: как русская литература вышла из «гоголевской “Шинели”», так и постсоветское сообщество аналитиков общественного мнения вышло из «грушинской шинели».
Второе уникальное, удивительное начинание Грушина – это не в полной мере реализованное «четырехкнижие» — анализ общественного мнения населения Россия в эпохи Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина. В силу множества обстоятельств четырехкнижие оправданно называть подвигом. Прежде всего — грандиозна цель этого проекта: дать характеристику сознания советских людей в разные периоды жизни общества; браться за такой труд можно, только отчетливо понимая, что назад пути нет. Из проведенных им 700 исследований Грушин отобрал 300 наиболее интересных, чтобы проанализировать состояние умов россиян в эпохи Хрущева, Брежнева, Горбачева и Ельцина. Грушин сделал то, что мог сделать только он, — рассказал о первых двух эпохах. Книга о времени Горбачева оказалась незавершенной... В начале работы издатели спрашивали Грушина: «А если ты помрешь?», он, как истинный философ ответил: «Если я помру — напишите: “Автор неожиданно помер!”».
Итак, Грушин начал в СССР опросы общественного мнения, стремясь к тому, чтобы опросы стали нормой публичной жизни страны. Он инициировал создание в стране первой специализированной службы изучения мнений населения, сам провел много сотен опросов, предложил свою теорию массового сознания и сделал многое другое. В целом же, — это пока не нашло отражения в науковедческой литературе — благодаря Грушину российская наука обогатилась таким уникальным направлением, как социология общественного мнения. В США, на Западе изучение общественного мнения не является частью социологической науки, а рассматривается как инструмент, метод прикладных междисциплинарных исследований.
XS
SM
MD
LG