Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансовый аналитик Андрей Сотник - о том, как ЮКОС закрывает границы


Михаил Ходорковский и Платон Лебедев слушают приговор

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев слушают приговор

Группа депутатов Европарламента призвала коллег рассмотреть возможность введения визовых и экономических санкций против российских чиновников, причастных, по мнению европарламентариев, к вынесению приговора экс-главе ЮКОСа Михаилу Ходорковскому. О том, какими могут быть экономические санкции, рассказал в интервью Радио Свобода финансовый аналитик Андрей Сотник.

С визовыми санкциями все более или менее ясно. А что такое экономические санкции? О чем речь?

– О том, что западные государства могут временно заблокировать активы, фактическими владельцами которых являются или российские чиновники, или члены их семей. Временно – то есть до предъявления "пострадавшими" (если они рискнут это сделать) в суды соответствующих
Такие серьезные намерения, как арест активов, могут быть обнародованы лишь после того, как соответствующими службами документальные доказательства недобросовестного поведения российских чиновников не только собраны, но и проанализированы, и классифицированы.
зарубежных стран документальных доказательств того, что эти активы попали к ним исключительно законным путем. Подчеркну: заблокировать эти средства можно исключительно на основе собранных ранее документальных доказательств.

По-вашему, кто-то на Западе собирал эти доказательства?

– Мое твердое убеждение, что такие серьезные намерения, как арест активов, могут быть обнародованы лишь после того, как соответствующими службами документальные доказательства недобросовестного поведения российских чиновников не только собраны, но и проанализированы, и классифицированы. Иначе – "потеря лица". Ведущие демократические государства не могут себе этого позволить. Так что все пройдет в рамках цивилизованных судебных процедур.

Можно ли предположить, кто именно войдет в черный список?

– Разумеется, у меня нет и не может быть информации о персоналиях. Поэтому буду исходить из логики, в которой действует западное правосудие. Думаю, что в список могут попасть три категории российских физических лиц. Первая – авторы концепции, которая была положена в основу борьбы с ЮКОСом. Вторая – бенефициары, то есть те, кто получил от разорения ЮКОСа выгоду. Третья – исполнители, которые были задействованы в банкротстве ЮКОСа. Думаю, что наиболее везучие имеют все шансы попасть в список в составе и первой, и второй организованной группы одновременно.

По моей информации, первая группа – я имею в виду идеологов разорения компании – не слишком многочисленна. Один из возможных кандидатов тут бывший министр МВД. Незадолго до ареста Ходорковского с Лебедевым именно он в сопровождении двух представителей российских спецслужб, действовавших "под прикрытием" российской Торгово-промышленной палаты, прибыли в Люксембург на встречу с представителями ряда финансовых разведок мира. Там все вместе и обсудили возможные методы борьбы с допущенными рядом структур ЮКОСа (как российскими, так и зарубежными) нарушениями. Последующий доклад российских участников высокому совещанию в России был выслушан и признан неактуальным. Участники совещания приняли решение – разобраться с ЮКОСом и его структурами по своему разумению. То есть проигнорировав мнение зарубежных коллег. Их стараниями Россия сегодня имеет все шансы проиграть акционерам ЮКОСа многомиллиардные суммы в западных судах. Конечно, эти люди прикладывают все усилия, чтобы доказать, что они действовали в государственных интересах. Почти уверен, что это им не удастся и арестованы будут не активы России, а личные счета участников этой группы. По моим подсчетам, этих лиц не более шести.

Следующая "категория риска" – бенефициары. Под ними подразумеваются две группы российских физических лиц. Прежде всего, это те, кто получил реальные суммы на свои личные счета после того, как экспорт нефти от имени ЮКОСа был запрещен. Бывшая юкосовская нефть реализовывалась на мировых рынках преимущественно через структуры Gunvor. А вдруг обнаружится, что часть заработанной в процессе торговли прибыли через десятки офшоров попадала на личные счета неких российских чиновников и их ближайших родственников? И не важно, размещены ли эти средства на персональных счетах в зарубежных банках или на счетах офшора. И даже не важно, лежат ли они на счетах или потрачены, скажем, на обучение сына "счастливчика" или его яхту… Такого рода активы, похоже, будут "атакованы" немедленно. Здесь могут всплыть на поверхность наиболее захватывающие истории. Особенно в том случае, если в этой группе будут обнаружены персонажи, которые выстраивали концепцию банкротства. К этой же группе – бенефициаров – я бы отнес тех, кто получил свою выгоду непосредственно в России – например, в виде высоких должностей. Ну, скажем, вчера, человек работал следователем, а сегодня стал министром. С соответствующими вполне материальными дивидендами.

И, наконец, угрозы ареста зарубежных активов весьма велика для лиц, которые извлекли личную выгоду от продажи на внутрироссийских аукционах тех или иных активов ЮКОСа российским же юридическим лицам.

Российских граждан вряд ли встревожит арест зарубежных активов очередной группы начальников.

– И зря, между прочим. Мощные экономические удары могут получить зарубежные активы не только "начальников", но и целого ряда российских и связанных с ними иностранных компаний. Но это уже – помимо "списка", в рамках отдельных исков в суды ряда стран (по месту хранения зарубежных активов). Ранее я уже писал об угрозах для "Роснефти" и поздравлял в связи с этим ее российских "народных" совладельцев. И "Роснефть" – не единственная компания, акционеры которой могут существенно пострадать.

Но вряд ли в "распиле" ЮКОСа участвовали только российские чиновники и предприниматели… Как быть с их иностранными партнерами?

– Иностранные партнеры могут быть наказаны целой серией исков в зарубежных судах. Еще раз подчеркиваю: речь здесь не идет о каких-либо зарубежных трейдерах отнятой у ЮКОСа нефти (они пострадают само собой и обязательно). Весьма вероятны угрозы для бизнеса ряда зарубежных компаний, чьи действия послужили катализатором российских репрессий. Чтобы было понятно, о чем речь, приведу пример. Одна из российских компаний отозвала ранее выданное аудиторское заключение по ЮКОСу. Если будут собраны документальные доказательства того, что одноименная зарубежная и пока еще очень авторитетная аудиторская компания получила от деятельности своего российского подразделения хотя бы один доллар, то не исключено, что как против нее самой, так и против ее ведущих менеджеров будут поданы иски в ряд уголовных и арбитражных зарубежных судов. И это будет такой удар по ее деловой репутации, от которого ей вряд ли удастся оправиться и выжить.

Могут ли персонажи, которым грозят санкции, предпринять какие-то превентивные меры?

– Теоретически – да. Собрать документальные доказательства легальности происхождения оформленных на них зарубежных активов. Здесь главный вопрос в том, существуют ли такие доказательства в принципе.

Сайт Радио Свобода продолжает спецпроект "Из жизни денег".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG