Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

15 загадочных смертей


Ефим Фиштейн вел телевизионный цикл, который лёг в основу книги

Ефим Фиштейн вел телевизионный цикл, который лёг в основу книги

Пражское издательство "Вышеград" опубликовало книгу "Совершенно секретные убийства". В нее вошли рассказы о преступлениях, за совершение которых в социалистической Чехословакии никто не был наказан.

Чехословацкие архивы были рассекречены 20 лет назад. Тогда появилась возможность ознакомиться с делами, заведенными коммунистической службой безопасности на ведущих диссидентов, ученых, священников. Одновременно с этим созданный в 90-х чешский Институт документации и расследования преступлений коммунизма начал изучать и дела простых граждан. В архивах обнаружили 41 дело, закрытое в связи с самоубийством или по причине невозможности выяснить обстоятельства гибели. В некоторых случаях улики указывали на насильственную смерть, но виновных так и не нашли. 15 таких случаев, произошедших при запутанных, даже загадочных обстоятельствах, легли в основу документального цикла, показанного по чешскому телевидению. Затем вышла книга. Я беседую с ее автором, Шаркой Гораковой-Маикснеровой.

Это истории людей, погибших в годы тоталитаризма. Ни одно из заведенных по факту их смерти дел до сих пор не закрыто, а считается отсроченным. В большинстве случаев, чтобы отыскать виновных, нужны новые доказательства. Их и пытается сейчас найти Институт документации и расследования преступлений коммунизма, выступивший инициатором подготовки телевизионного документального цикла и книги. Институт - это орган полиции, поэтому его сотрудники имеют право проводить новое следствие. Гипотезы, на основании которых прошлый режим закрыл эти дела, в наше время не годятся. Мы поставили перед собой цель, во-первых, рассказать людям о том, что происходило в то время, а также найти свидетелей тех трагических событий. Для нового расследования нужны очевидцы.

- В книге собраны 15 историй. Какая из них вам запомнилась больше всего?

- Каждая из этих смертей оставила во мне глубокий след, но одна из них поразила меня сильнее. Это случай Павла Шванды - студента, который в 80-х чудом получил визу в Италию, чтобы навестить своего двоюродного дядю, католического священника. Чехословацкая госбезопасность думала, что из этой поездки Шванда привезет какие-нибудь документы, поскольку там он посетил радио "Ватикан", где, возможно, рассказал о процессе, который в те годы проходил в Чехословакии: члены типографии "Логос" тогда были упрятаны за решетку из-за публикации религиозных текстов. По возвращении из Италии Шванду арестовали и с большей долей вероятности сбросили во время следствия в пропасть Мацоха, одну из самых глубоких в Моравии. Дело было закрыто как самоубийство, однако есть все основания считать, что это было убийство. Если бы появился свидетель, это можно было бы доказать, но нам сложно поверить, что кто-то из присутствовавших тогда следователей раскается и расскажет, как все произошло. В городе Брно мне удалось встретиться с родственниками погибшего, которые до сих пор не верят, что Павел Шванда покончил с собой. Остался его дневник, из текста которого становится ясно, что о самоубийстве речи и не шло.

- В 50-е годы в Чехословакии арестовывали и насильственно увозили в СССР многих эмигрировавших сюда после революции. Вместе с бывшими российскими гражданами в Советский Союз был вывезен и гражданин Чехословакии, судьбе которого посвящен один из рассказов написанной вами книги.

- Случай полковника чехословацкой армии Богуслава Борецкого. Он был арестован и отправлен в Советский Союз в июне 1949 года за то, что в 1918 году, когда чехословацкие легионеры находились в России, по его приказу были казнены пять напавших на его полк большевиков. После Второй мировой войны Борецкий понимал, что его судьба предрешена, так как накануне ареста писал родственникам в Прагу о проводимых чистках в армии. С правовой точки зрения его арест был незаконным, так как полковника передали советским органам на территории Чехословакии, отвезли в СССР и там судили - судили на территории иностранного государства. Наказание - 25 лет принудительных работ в одном из лагерей ГУЛАГа в Восточной Сибири. Свидетели его смерти говорят, что Борецкий был раздавлен между двумя вагонами. Его жена узнала об этом только в начале 90-х годов, когда были рассекречены архивы.

- Когда вы собирали информацию к этому случаю, вы обращались и к российским архивам?

- Россия отказывается предоставлять из архивов даже документы без грифа "секретно". Вся опубликованная в книге информация, и по делу Богуслава Борецкого, основана исключительно на наших документах. К сожалению, советские архивы для нас до сих пор закрыты.
XS
SM
MD
LG