Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Петербургские милиционеры обратились к президенту России Дмитрию Медведеву, доказывая: неправильно смотреть на всех сотрудников МВД как на "врагов народа".

В закрытом сообществе социальной сети "Вконтакте" – "Моя милиция меня бережет" – идет сбор подписей, который инициировали коллеги сотрудников уголовного розыска Московского РУВД, арестованных по подозрению в том, что они жестоко пытали задержанного человека, от чего тот вскоре умер. Милиционеры считают это подозрение необоснованным и призывают президента России разобраться: действительно ли милиционер всегда неправ?

Поводом для обращения послужили события, произошедшие в октябре 2010 года. 1 октября сотрудники отделения по борьбе с имущественными преступлениями (ОБИП) отдела уголовного розыска УВД по Московскому району задержали мужчину и женщину по подозрении в мошенничестве. Через несколько часов мужчину, Дениса Выржиковского, доставили в 12-й отдел милиции, а оттуда - на "скорой" в больницу, где он и умер 10 октября, по версии следствия, от пыток в Московском РУВД. Женщина утверждает: милиционеры били и ее, а из соседней комнаты она слышала крики своего знакомого. Судмедэкспертиза не внесла в это дело ясности: по некоторым данным получается, что смертельные травмы Выржиковскому могли нанести как в РУВД, так и в больнице. Милиционеры, которые, кстати, будучи в розыске, в ноябре 2010-го сами явились в редакцию интернет-газеты "Фонтанка", чтобы рассказать о своей невиновности, продолжают стоять на том, что они никого не били. А теперь взывают и к высшей справедливости в лице президента страны.

Арест сотрудников Московского ОБИПа, который их коллеги считают несправедливым, – это только последняя капля, а настоящий повод к выступлению – постоянные скандалы, связанные с милиционерами, обсуждаемые в средствах массовой информации, – полагает заместитель главного редактора Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков:

– Корпоративное сознание говорит: почему обсуждается только негатив? Я согласен, появилась такая точка зрения: милиционер априори считается неправым. Мне кажется, милиционеры это почувствовали и начали этим возмущаться. Я думаю, Медведева гораздо меньше боятся, чем Путина, – наверное, считают его более молодым или более своим. Путину писали как царю, а Медведеву пишут как управляющему, способному разобраться. Посмотрим, сколько будет подписей под этим обращением.

Евгений Вышенков допускает, что милиционеры могут и не остановиться на обращении, а пойти дальше, поскольку их поддерживает руководство:

– Мне кажется, Дмитрий Анатольевич открыл форточку в накуренном помещении. Когда мы открываем форточку, мы же хотим хорошего – проветрить, но ведь может и рвануть, так что фрамугу выбьет. Тогда это революционный путь, после которого понадобится ремонт. Я бы смотрел на сотрудников милиции аккуратно. Мы отменить этот орган не можем. Неправильно, когда организм считает, что печень ему не нужна, – предостерегает Вышенков.

Например, оскорбленные стражи порядка могут обратиться с просьбой разрешить им митинг или какую-то иную акцию протеста. Не получится ли в этом случае, что круг странным образом замкнется – и те, кто обычно сдерживают общественные порывы, сами станут их новым и, возможно, небезопасным источником?

Напомним, что выступление петербургских милиционеров, их обращение к главе государства продолжило уже довольно длинный ряд разоблачений "изнутри" правоохранительной системы. Заместитель прокурора Григорий Чекалин, майор милиции Алексей Дымовский – оба уже бывшие и оба обвиненные начальством в клевете – обращались к президенту через интернет с рассказами о злоупотреблениях, подлогах и давлении на сотрудников этих структур. Потом было еще не менее десяти аналогичных обращений из регионов. Последним из получивших широкую огласку стал видеоролик следователя Кущевского района Краснодарского края Екатерины Рогозы. После массового убийства в станице Кущевской ее начальству было трудно отрицать, что верна, по крайней мере, часть ее заявлений о фактах сокрытия преступлений в местной милиции.

Что может выясниться в ходе разбирательства по заявлению петербургских милиционеров? Они, например, уверены, что стали жертвами кампании, цель которой – продемонстрировать успехи в борьбе с нарушениями внутри системы. Автор нашумевшей статьи "Рабы ОМОНА", в которой рассказывалось о злоупотреблениях в этой структуре, заместитель главного редактора журнала The New Times Илья Барабанов говорит, что если это – кампания с целью отчитаться и поставить галочку, то она началась не сегодня:

– Они "рисовали галочки" и раньше: тот же департамент собственной безопасности должен был отчитываться о своей эффективности. Другое дело, что сейчас, на фоне начинающейся реформы МВД, которая имеет мало шансов завершиться чем-то результативным, возможно начало какой-то новой волны. Мы же помним, что несколько лет назад, когда так показательно боролись с "оборотнями в погонах", были массовые задержания. Возможно повторение такого сейчас? На мой взгляд, вполне возможно, – полагает Барабанов.

При этом он считает некорректным сравнивать обращение к президенту питерских милиционеров с обращениями, скажем, Чекалина или Дымовского:

– Мне кажется, ни для кого не секрет, что наша милиция применяет пытки к задержанным, в том числе для того, чтобы выбить нужные показания. Это, к сожалению, реальный факт, с которым надо что-то делать. Тяжело комментировать конкретное питерское дело. Я не очень хорошо знаю детали. Возможно, конечно, что там действительно поймали конкретных не очень высокопоставленных виновников "беспредела" и решили устроить показательную порку: мол, чистка в милицейских рядах все-таки идет. К любой такой новости стоит относиться с большой осторожностью. Данные милиционеры обратились к президенту, насколько я понимаю, уже после того как им были предъявлены обвинения и они были задержаны. Поэтому, наверное, не очень корректно ставить эту историю в один ряд с историями Чекалина и Дымовского, которые сначала обнародовали свои разоблачения, а уж потом их начали преследовать в уголовном порядке бывшие коллеги. Здесь все-таки немного другой случай – нельзя исключать, что конкретные милиционеры, если они действительно совершили насилие в отношении задержанного, просто пытаются таким образом спасти себя, используя уже раскрученный и очевидно имеющий эффект способ обращения, – говорит журналист Илья Барабанов.

Руководитель же профсоюза сотрудников милиции Михаил Пашкин, в принципе, не исключает, что милиционеры могли стать жертвой оговора:

– Таких случаев полно, процентов 30, когда невиновных сотрудников милиции сажают просто по оговору – благодаря реплике Нургалиева, который сказал, что гражданин вдвое равнее сотрудника милиции. То есть получается, если перевести на русский язык, что показания одного гражданина равносильны показаниям двух сотрудников, – отмечает Пашкин.

В любом случае, считают эксперты, обращение питерских милиционеров к президенту продиктовано желанием добиться внимания не столько главы государства, сколько общественности. И в очередной раз подчеркивают: для реформы правоохранительной системы недостаточно изменить название "милиция" на "полиция".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG