Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк Александр Скобов и политолог Александр Балаян в гостях у Виктора Резункова обсуждают роль российских интеллектуалов в процессе политической модернизации страны


Виктор Резунков: Сегодня мы собирались посвятить нашу передачу роли российских интеллектуалов в возможной политической модернизации страны. И собирались ответить на вопрос: почему российские интеллектуалы идут в услужение власти? На эту тему сейчас в российской прессе развернулись ожесточенные споры. В «Новой газете» ведущий сотрудник Центра Карнеги Лилия Шевцова так и ставит вопрос: смогут ли российские интеллектуалы отказаться от кремлевских «пряников» в массовом порядке? А известный правозащитник Владимир Буковский на страницах интернет-издания «Газета.Ru» прямо обвинил российскую интеллигенцию, впрочем, как и власть, в том, что она страдает болезнью Альцгеймера, и призвал вспомнить лагерную мудрость: не бойся, не надейся, не проси.

Однако, как это часто бывает, события последних дней и последние публикации в российской прессе внесли некие корректировки в нашу программу. Сегодня стало известно, что организатором проведения траурной акции памяти Егора Свиридова 15 января в Москве стала партия «Яблоко». И это известие вновь инициировало дискуссию на тему: надо ли либералам вести диалог с националистами? И как ни удивительно, но первый вопрос «надо ли либералам вести диалог с властью?» и второй «надо ли либералам вести диалог с националистами?» глубоко взаимосвязаны. Об этом сегодня мы и будем говорить.

Сегодня в Петербургской студии Радио Свобода в гостях – политический обозреватель интернет-издания «Грани.Ру», историк Александр Скобов и научный сотрудник Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге, доцент кафедры прикладной политологии Петербургского филиала Высшей школы экономики Александр Балаян.

И я сразу хотел бы сказать немножко о терминах, потому что говорить «либералы», «интеллигенция» и «интеллектуалы» неправильно. Я процитирую выдержку из статьи Владимира Буковского, которая опубликована на страницах интернет-издания «Грани.Ру»: «Минувший декабрь своими бурными событиями лишний раз подтвердил то, что я уже давно подозревал: помимо прочих многократно описанных недугов Россия страдает болезнью Альцгеймера, причем страдают ею практически все слои населения, включая и правящую верхушку. Это действительно какой-то «День сурка» в масштабах всей страны. В самом деле, что нового в событиях 11 декабря? Да ничего. Кремлевские режиссеры еще раз показали нам очередную страшилку, некую карикатуру на российский народ, призванную нас напугать и, соответственно, сделать их самих более приемлемыми для нас - как наших единственных «защитников» от «дикого» народа. Казалось бы, пора привыкнуть к таким спектаклям. Уж не говорю о недоброй памяти обществе «Память», игравшем ту же роль на заре перестройки, или о славном сыне юриста, но ведь совсем недавно, каких-нибудь 11 лет назад, тот же фарс (только гораздо более кровавый) разыграли нам господа чекисты со взрывами домов и чеченской войной. Так нет же, опять обыватель перепугался, опять мечтает о «сильной руке», напрочь забыв, что эта рука первым делом окажется у нас на горле».

Александр Скобов, вы согласны с комментарием по поводу событий 11 декабря, который дает Владимир Буковский?

Александр Скобов: В целом согласен. Я не могу утверждать, что эти события были изначально организованы, инспирированы властями, тут, безусловно, элемент стихийности был. И определенный потенциал вот таких настроений против приезжих в определенных слоях общества действительно присутствует. Но то, что затем это было по полной программе использовано властью в своих интересах – чтобы напугать вменяемую часть общества, чтобы сказать, что «вот что получается из ваших интеллигентских протестов и из моды на протест», а затем сказать, что «теперь уж точно мы будем любые несанкционированные акции пресекать самым жестким образом, всех задерживать, что бы Европейский суд по этому поводу ни решал». Кстати, в 20-ых числах должно вступить в силу решение Европейского суда, что участники несанкционированных публичных акций не могут задерживаться только за свое участие в этих акциях. Вот показали, использовали. Тут я согласен совершенно с Буковским.

Виктор Резунков: Как раз по поводу задержаний, а это еще одно событие уходящего года, на которое обращает внимание Владимир Буковский: «Наконец, последний аккорд уходящего года - массовые аресты 31 декабря. Сами по себе аресты по 31-м числам тоже, вроде бы, не новость. Однако в этот раз общество особенно возмущено: еще бы, ведь «согласовали», «договорились», «разрешили»... Вот вам и последний урок декабря - договариваться с чекистской властью так же бесполезно, как говорить с лагерным кумом. Его задача - развести вас, расколоть, разделить на «хороших» и «плохих», а коли удалось, так посадят и тех, и других. Ведь, в конечном итоге, ему ни те, ни другие не нужны. Когда же, наконец, усвоим мы эту простую истину? Когда же перестанем занимать места во всяких «советах», «палатах»? Перестанем испытывать священный трепет перед очередным самозванцем, олицетворяющим собой власть? Ну нет у нас ни президента, ни правительства, ни парламента, ни выборов, ни судов, ни свободной прессы, и не надо притворяться, что они есть. Но опять есть большой концлагерь, есть кум, с которым приличному человеку нельзя сотрудничать ни в какой форме. И это надо помнить. Эту власть надо окружить санитарным кордоном несоучастия, непризнания. Пора нам вспомнить лагерную мудрость, выработанную многими поколениями зеков: не бойся, не надейся, не проси».

Александр Балаян, давайте вспомним историю. Лилия Шевцова в «Новой газете» приводит пример Польши, когда там интеллигенция, интеллектуалы отказались категорически сотрудничать с властью, со средствами массовой информации. И граждане говорили «спасибо большое», встречая интеллигентов, которые так поступали. Вы можете привести какие-то примеры?

Александр Балаян: Нельзя сказать, что общественные интеллектуалы Польши отказались от полных контактов с властью, потому что «Солидарность» вела переговоры с политической элитой страны. Без этого невозможна сама роль интеллектуалов. Потому что роль интеллектуалов (я хочу рассказать об этом статусе) – это роль медиатора между обществом и властью. А роль медиатора подразумевает собой, так или иначе, какое-то взаимодействие с властью. И это взаимодействие носит характер отчасти критики власти, отчасти советов власти, отчасти попытки воздействовать на власть для того, чтобы власть принимала те или иные решения. Без участия, например, в прямых эфирах на центральных каналах, где есть гарантия, что не вырежут слова человека и так далее, и иных акций протеста, которые проводят, инспирируют интеллектуалы, в том числе и в Польше, очень сложно было бы эту роль сыграть. Но одновременно интеллектуалы как в Польше, так и в России, я надеюсь, воздействуют и на общество в том плане, чтобы в обществе появлялись определенные модели поведения, формировались какие-то новые структуры, благодаря чему общество сможет, так или иначе, тоже воздействовать на власть. Медиаторы и подразумевают такой контакт.

Говоря о Польше и о Восточной Европе, нужно сказать, что там был антикоммунизм, но многие интеллектуалы являлись социалистами по своей идеологии. А лишь потом произошло массовое неприятие этих идей. Поэтому я бы не сказал, что здесь все так однозначно. Разумеется, они не принимали участия в передачах, но, с другой стороны, часть интеллектуалов, так или иначе, устраивала определенные беседы, «круглые столы» с властью, чтобы донести свою позицию и потребовать от власти реализации того или иного. И когда за спинами интеллектуалов стоят сотни тысяч людей, они воспринимаются совсем по-другому, нежели когда за интеллектуалами стоят тысячи человек, например, властью.

Виктор Резунков: Я процитирую небольшую выдержку из статьи Лилии Шевцовой, опубликованную в «Новой газете». Вот что она пишет: «Почему российские интеллектуалы идут в услужение власти? Для некоторых конформизм по традиции является формой жизни, и они им даже бравируют. Символом конформизма как жизненного кредо стал Никита Михалков. Страх маргинализации и потери комфорта жизни заставил других (и таких большинство) выбрать молчаливый конформизм, который они неуклюже пытаются скрыть под осторожным брюзжанием. Для третьих сотрудничество с властью основано на вере в «реформы сверху», в результативность «малых дел», в надежде на реформаторство Медведева либо, напротив, в способность Путина укрепить государство. Но можно ли надеяться на реформы «сверху» после двадцати лет их отсутствия? Сколько «добрых дел» сделала власть под влиянием интеллектуалов при власти? Как можно верить в либерализм Медведева после репрессивного поворота его президентства? И разве не при Путине Россия начала терять Северный Кавказ?».

Александр, как вы можете ответить на эти вопросы? В частности, на тот вопрос, который ставит Лилия Шевцова: «Как вы думаете, смогут ли российские интеллектуалы отказаться от кремлевских «пряников» в массовом порядке? Кто из них откажется «от чая» с лидером?».

Александр Скобов: Пример Михалкова, на мой взгляд, тут просто неуместен несколько, потому что это человек откровенно провластный, и к демократической оппозиции его ни с какой стороны нельзя причислить. Проблема в том, что многие представители либеральной интеллигенции входят в различные структуры официальные и полуофициальные, которые власть создает с целью видимости участия представителей общественности в каких-то государственных делах, как президентский Совет по правам человека или Общественная палата, и достаточно много таких существует структур. И как раз последние события вновь поставили вопрос... наглый произвол власти последний, связанный с разгонами и арестами на митинге 31 декабря, вновь поставил очень остро вопрос: доколе эти люди будут продолжать находиться в этих структурах при явно бандитской политике власти? Сколько они будут своим присутствием прикрывать «темные» дела власти? Не пора ли в массовом порядке в знак протеста выйти из всех этих структур? Таким образом, устроив очень болезненный для власти публичный скандал.

Вчера стало известно, что главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов в знак протеста приостановил свое членство в наблюдательном совете при ГУВД Москвы, в котором он состоит, написал письмо Колокольцеву, главе МВД Москвы, про весь беспредел, который творился на митинге. Это пример ухода из такой структуры. И все это упирается в старый, как мир, спор о теории «малых дел»: можно ли, закрывая глаза на что-то, все-таки в рамках системы делать какие-то добрые дела?

И я хотел бы привести пример. Есть в Москве активистка «Солидарности» Анна Каретникова, она в свое время участвовала в движении против войны в Чечне, она входит в общественную комиссию наблюдательную, которая должна надзирать за местами заключения в Москве. И вот такой пример ее деятельности. После очередного разогнанного митинга несанкционированного она ездит по отделениям милиции, где задержанные удерживаются явно незаконно, и пытается их выцарапать. А сотрудники отделений, естественно, этому всячески препятствуют. И она говорит: «Я сейчас акт составлю (а как у члена общественной комиссии наблюдательной у нее есть такие полномочия), что у вас тут лампочки нет, тут еще чего-то нет, и это уже не первый день». Ну а дальше вступает, по сути дела, в переговоры с сотрудниками отделения. Заканчивается тем, что акт она не составляет, а какое-то количество людей удается выцарапать. По сути дела, вступает в сговор с преступной властью. И я хочу сказать, что любому нормальному человеку интуитивно ясно, чем такой «сговор» с властью отличается от политического коллаборационизма. Просто на уровне интуиции это ясно. И все разговоры, что «какая разница», - это от лукавого, это лицемерие. Совершенно понятно, что огромное и правильное дело делает Анна Каретникова. И ясно, что целый ряд статусных либералов, которые продолжают сидеть во всяких Общественных палатах, помалкивая о безобразных делах, - это совершенно другое, это уже политический коллаборационизм.

Александр Балаян: У меня вопрос: являются ли люди в массе своей... Я сейчас не говорю про господина Муратова, а я говорю про массу людей, которые являются членами фейк-структур, созданных государством. Являются ли они интеллектуалами? – это большой вопрос. Я еще раз говорю, интеллектуал – это медиатор между обществом и властью. Интеллектуал не должен входить в структуры, созданные властью. Он может занимать нейтральную позицию и пытаться свои мысли, свои идеи внедрить, попытаться навязать их власти, именно навязать. А если власть не принимает, то интеллектуал уже может опираться в большей степени на общество, все равно продолжать уже через какие-то иные формы воздействовать на власть. А люди, которые являются членами этих структур, уже априори зависимы от власти. И в этом проблема.

Виктор Резунков: А как их можно называть?

Александр Балаян: Я бы назвал этих людей «наследниками советской номенклатуры и интеллигенции», которые были в Союзе писателей. К ним бы я отнес и Никиту Михалкова, потому что Союз кинематографистов выстраивается по схожему принципу, по которому он действовал в советский период времени.

Пример действия интеллектуалов на современном этапе. Во Франции есть философ Андре Глюксманн, который до недавнего времени являлся советником Николя Саркози, он, скорее, занимал медиаторскую позицию, и это не помешало ему резко обрушиться с критикой на Николя Саркози, когда тот решил продать России авианесущий крейсер «Мистраль». Когда идея интеллектуала нарушается, когда он не согласен с тем, что делает политическая элита, которой он пытается навязать свое понимание и видение ситуации, то он резко ее критикует, и может даже уйти в оппозицию, в оппозиционную среду. И это очень важно.

Мне кажется, что говоря об интеллектуалах России, нужно отметить тот факт, что в массе своей, к сожалению, они ушли в закрытые структуры. Как концепция Арнольда Тойнби «Ухода-и-Возврата». Многие из интеллектуалов, сейчас не видя каких-то возможностей повлиять на социально-политическое поле в реальности, разочаровываются в этом и уходят, занимаются своей профессиональной деятельностью.

Виктор Резунков: «Внутренняя эмиграция».

Александр Балаян: Да. А у многих эта «внутренняя эмиграция» превращается во внешнюю. Многие потенциальные люди, которые могли бы стать интеллектуалами, они эмигрируют, к сожалению. Поэтому остается небольшая группа людей, которые пытаются воздействовать на политическое поле, в том числе взаимодействуя с властью.

Пример в Питере того, что перестала компания «Газпром» строить «Охта-центр», - это результат взаимодействия общественных интеллектуалов с властными структурами. Ведь они же взаимодействовали: устраивали «круглые столы», пытались доказать свою точку зрения неоднократно с гигантским упорством в статьях, в публикациях, пытались доказывать в публичных выступлениях. И в конце концов, это возымело действие. Можно говорить о разных ситуациях, тем не менее, это возымело действие в конкретной ситуации. И мне кажется очень важным, когда по таким точечным вещам происходят мощные сдвиги. Это большая заслуга именно интеллектуалов в современной России.

Виктор Резунков: Вы считаете, что петербургские интеллектуалы добились своими действиями такой победы, в конечном итоге? Или это просто решение, спущенное сверху, которое, невзирая на все акции протеста... Существует и такая точка зрения.

Александр Балаян: Мне кажется, что во многом гигантская заслуга питерских интеллектуалов именно в этом. Потому что без их участия неизвестно, чем бы закончилось дело. Это люди, за которыми стояли большие массы людей Питера, которые были не довольны, и они артикулировали, в том числе, и их требования. И власть не могла этого не учитывать, потому что была критическая масса. Одно дело, когда говорится об идеологических вещах, и когда говорится о конкретной стройке. И здесь они выступили артикуляторами требований, и вполне успешно они добились выполнения своих требований. Мне кажется, что это очень важно.

Виктор Резунков: Только что на сайте «Эхо Москвы» появилось заявление лидера партии «Яблоко» Сергея Митрохина, который заявил, что демократы должны почтить память Егора Свиридова. Вот что он сказал: «Собираюсь принять участие в траурной акции памяти Егора Свиридова 15 января на Кронштадтском бульваре. Совершенно не понимаю истерику по поводу того, что организаторами акции являются члены партии «Яблоко». Убили молодого парня, а правоохранители не только допустили убийство, но и по преступной халатности чуть не упустили соучастников преступления. Почему демократы должны воротить нос от массового возмущения неспособностью властей ловить и наказывать преступников? Разве Егор Свиридов – не жертва насилия? Разве болельщики – не часть нашего народа? 15 января есть шанс дать нацистам отпор реальный, а не декларативно-риторический. Пойдем и попытаемся убедить собравшихся в том, что, поддаваясь на нацистские провокации, они оскорбляют память погибшего. Есть ли гарантии того, что акция не закончится какими-нибудь эксцессами? Нет гарантий. Именно поэтому надо сделать все, чтобы их предотвратить. Это и будет реальным вкладом в борьбу с фашизацией России».

Как вы восприняли это известие, Александр Скобов?

Александр Скобов: Я, честно говоря, в шоке. Руководство «Яблока» всегда проводило линию на предельно жесткое отмежевание от националистических движений: ничего общего, никакого взаимодействия невозможно. И вдруг «Яблоко» выступает вот с такой инициативой. Вот что я считаю по вопросу об отношениях между либералами и националистами. Я считаю возможным в определенных случаях, по определенным вопросам и диалог какой-то, и какое-то взаимодействие политическое между либералами и националистами. При этом не должно происходить смешения этих идеологий ни в коем случае. Поэтому когда Владимир Милов начинает лепить некий национал-либеральный гибрид – это я считаю абсолютно неправильным. Не надо эти вещи смешивать, они должны быть отдельно, они должны быть разными. У каждого из этих направлений свое лицо. И взаимодействие возможно в определенных случаях тогда, когда эти лица понятны, а не смазаны.

А что в данном случае сделало руководство «Яблока». Оно пытается начать какой-то диалог с националистами, чтобы отвратить их от ксенофобии, фашизма, сделать более цивилизованными, приемлемыми для демократического общества? Нет, оно с чудовищной бестактностью пытается осуществить рейдерский захват, грубо говоря, на чужой площадке. И ничего, кроме резкого отторжения среди националистически настроенных граждан... я не говорю сейчас, какой у них национализм – ксенофобский, не ксенофобский, более цивилизованный, но ничего хуже руководство «Яблока» не могло сделать.

Александр Балаян: Дело в том, что Митрохин же не сказал, что он пойдет в одной колонне с какими-то националистами, он сказал, что он пойдет почтить память. Все-таки понятно, что это не призыв к тому, чтобы «Яблоко» сотрудничало с националистическими структурами. Более того, такой союз является противоестественным в России, потому что нет какой-то общей задачи, общей цели, у этих структур фундаментально противоположные идеи. Не говоря уже о том, что чисто исторически это неуместно в России. Я имею в виду радикальных националистов, которые являются, в том числе, организаторами акции на Манежной площади, и либеральные структуры, к которым относится «Яблоко». Поэтому здесь большая проблема. Более того, даже те страны, где такой союз, вроде бы, является естественным, например Польша или Украина, даже там такие союзы условных либералов и условных националистов ничего, кроме негатива, не проводили. В Польше такой союз привел к жестким националистическим мерам господина Гомолки в 60-ых годах, когда это большое волнение вызвало и в Москве, потому что там была разыграна националистическая карта. А в Украине, несмотря на то, что они объединились перед «оранжевой» революцией, дальше они не смогли договориться, этот союз распался. И мы имеем сейчас президентом другого человека, который идет в фарватере России, при многих оговорках, ведет такую политику.

И мы говорим все-таки о роли интеллектуалов. А интеллектуалы – это не политики. Интеллектуалы всегда должны предостерегать лидеров политических партий от весьма опрометчивых заявлений и действий. Если либеральный политик говорит, что он будет говорить то, что может не понравиться его электорату... А это заявление Митрохина, скорее всего, не понравится электорату «Яблока» и может привести к отколу значительной части электората этой партии. Этого не нужно допускать. Более того, была же попытка создания связки ДПНИ и либеральной оппозиции, и вообще националистов и либералов. Например, можно вспомнить Движение «Народ». Была попытка создать его в Санкт-Петербурге...

Виктор Резунков: Сергей Гуляев пытался его создать.

Александр Балаян: Но это ни к чему не привело, потому что вызвало крайне негативную реакцию именно у либералов по понятным причинам. Поэтому в России этот союз обречен на провал.

Кроме того, когда существуют такие союзы, как правило, при достижении каких-то целей наиболее радикальная часть этого союза избавляется от менее радикальной части. И такие примеры очень часто встречаются. И лучше таких союзов избегать, потому что это ни к чему хорошему для менее радикальной части этого союза не приведет.

Виктор Резунков: В этой связи я хотел бы привести выдержку из статьи Бориса Вишневского, члена бюро партии «Яблоко», которая была опубликована на сайте «Эхо Москвы». Но надо обязательно отметить, что она была опубликована до того, как стало известно (видимо, и Борису Вишневскому тоже) о том, что организатором завтрашних митингов является партия «Яблоко». Статья называется «Открыто проводимый митинг националистов – это позор для Петербурга». «Власти Петербурга разрешили провести 15 января митинг в память о футбольном болельщике Егоре Свиридове, убитом в Москве в декабре прошлого года», - равнодушно сообщают новостные сайты. Не стоит обольщаться: речь идет не просто об акции памяти, приуроченной к 40-му дню с убийства спартаковского фаната. Официальное название митинга у дворца спорта «Юбилейный» – «Санкт-Петербург против этнопреступности и коррупции». Среди заявителей – представители ДПНИ, «Другой России» и даже движения «Демократический выбор», лидер которого Владимир Милов заявляет, что «тема русского национализма достойна широкой дискуссии», и что нужно «сделать более цивилизованным и европейским националистический дискурс». Обсуждая резолюцию будущего митинга, его участники долго и тщательно перечисляют убийства и избиения, совершенные «азиатами», «кавказцами», «азербайджанцами» и так далее, и требуют «ареста подозреваемых и скорейшего, справедливого осуждения преступников по аналогичным делам». После чего предлагают ввести в Общественный совет при ГУВД представителей футбольных фанатов и националистов для «общественного контроля и прямого взаимодействия с руководством ГУВД по изложенным и последующим аналогичным делам». Открыто проводимый митинг националистов – позор для Петербурга. Такой же, впрочем, как стремление «новых демократов» встать в один строй с националистами и сделать их дискурс «более цивилизованным».

И это перепечатано на сайт «Агентства политических новостей - Северо-Запад» с комментарием редакции: «Вот и очередное подтверждение того, что Вишневский и иже с ним - никакие не демократы, а открытые противники европейских ценностей свободы слова и собраний. Сегодня в большинстве стран Европейского союза националистические партии представлены в парламентах, есть они и в Европарламенте. Про свободу публичных акций вообще речи не идет: националисты повсюду в Европе проводят свои шествия, и никому в голову не приходит их запрещать. И только наши либералы не гнушаются требовать от авторитарной путинской власти не допускать открытых митингов людей различных с ними убеждений». Что скажете на эту претензию?

Александр Скобов: Я не знаю, чего хотел бы Борис Вишневский. Чтобы этот митинг запретили, что ли, и было очередное побоище в Питере? Пусть проводят этот митинг. Лично я не готов в нем участвовать, потому что туда действительно, насколько мне известно, примкнули группы с крайне неприятным идеологическим лицом. «Новые демократы», которых упоминает Борис Вишневский (и я, собственно, вхожу в группу «новых демократов»), к организации этого митинга не имеют никакого отношения. Ну, пусть он будет. Сделать русский национализм более цивилизованным, излечить его от ксенофобского шлейфа, который периодически у него возникает, - это, прежде всего, дело русских националистов, это их внутреннее дело, которым они должны заниматься и как-то эту проблему решить. Это не дело либералов. Либералам тут лучше помолчать и подождать.

Виктор Резунков: Анатолий Сергеевич из Москвы, добрый день.

Слушатель: Добрый день. А я понимаю «Яблоко» - надо же где-то искать своих будущих избирателей, надо использовать все возможности. Сейчас именно такая тенденция у либералов, демократов и всех прочих интеллигентов, которые причисляют себя к носителям абсолютной истины.

Александр Скобов: Я хочу возразить уважаемому радиослушателю. Такими действиями, какие сейчас предпринимает руководство «Яблока», оно новых избирателей себе не приобретет, а старых окончательно потеряет. Потому что националистически настроенная часть общества все равно им не поверит. Подобная попытка перехвата и просто оттеснения тех, кто на этой площадке реально существует, кроме враждебности, ничего не вызовет. Ну а традиционные сторонники «Яблока», конечно, будут весьма плохо себя чувствовать от этой акции.

Виктор Резунков: Александр, я приведу слова Владимира Милова, лидера Движения «Демократический выбор», из его ставшей знаменитой статьи «Либерал-национализм против фашизма», которая была опубликована на сайте «Газеты.Ru». «То, что национальная компонента была полностью потеряна в российском либеральном движении и подменена «общечеловеческой» и либералы целиком уступили национальный дискурс державникам и националистам, внесло огромный вклад в неудачи либерального проекта в России в последние 20 лет. Это во многом помогло сформировать фальшивый образ либералов как «пятой колонны», отрицающей национальное начало в российской политике». Что скажете на это?

Александр Скобов: Я повторю то, что я уже говорил. Я считаю, что это две разные системы ценностей, которые нельзя смешивать. В определенных ситуациях носители этих разных систем ценностей могут взаимодействовать, в каких-то вопросах. Я против этого ничего не имею. Но размывать в либеральной идеологии все-таки важнейшую ее составляющую часть как приверженность именно общечеловеческим ценностям ни в коем случае нельзя.

Виктор Резунков: Сергей из Петербурга, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Сторонники «Яблока», у меня на голове волосы зашевелились, когда Сергей Сергеевич Митрохин решил присоединиться к колонне националистов. А самое любопытное, что глава этой колонны тут же отвернулась в сторону. То есть «сороковины» - для них даже не повод, чтобы вспомнить своего сотоварища. Нельзя искать союзников где угодно и как угодно.

Сегодня с утра на параллельной вам демократической станции муссируется вопрос об отставке Валентины Ивановны Матвиенко. Мероприятие 15 января будет разрешено Матвиенко?

Виктор Резунков: Она уже разрешила, да.

Слушатель: А мероприятие 31-го числа запрещается и строго контролируется ОМОНом.

Виктор Резунков: Александр из Москвы пишет: «Если кто-то проводит политику интересов России, для либералов это однозначно плохо».

Александр Скобов: Я с этим не согласен.

Виктор Резунков: Александр Балаян, вы тоже считаете, что бессмысленно находить какие-то точки соприкосновения, идти на диалог с националистами?

Александр Балаян: Националисты, как сила, в России существуют, это данность. Но структуры либеральные, конечно, не должны сотрудничать с националистами. Они могут сотрудничать с более левыми структурами, там есть еще какое-то поле. Особенно если говорить про «Яблоко», поскольку там есть социалистические лозунги. Здесь сотрудничество может быть, и это сотрудничество иногда происходит. Но с националистами – здесь полное несопоставление и несовпадение интересов. И ни к чему хорошему не приведет взаимодействие с националистами.

Но я бы хотел вернуться к интеллектуалам. Интеллектуалы – не политики. Интеллектуалы в массе своей могут вернуться в публичное поле, но для этого нужны какие-то серьезные социальные потрясения, может быть, на это нужен общественный запрос. А пока общественного запроса нет. А что может произойти? Какие-то потрясения социальные, может быть, экономические, культурологические. И роль интеллектуалов, мне кажется, наиболее важная сейчас в России, помимо занятия позиции медиатора, - это подготовка общества, разъяснение обществу ценностей демократических, философии того, что демократия – это не столько экономическое благополучие, сколько нормы и институты.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG