Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему так мрачно выглядят экономические перспективы для Сербии в 2011 году


Ирина Лагунина: Всемирный банк опубликовал в четверг обзор глобальных экономических перспектив в мире в 2011 году. В числе рисков для стран Европы, либо находящихся за пределами Европейского союза, либо недавно в него вступивших, значится и такой: "Поскольку устойчивость государственного долга, а также здоровье банковской системы буду оставаться основным предметом беспокойства в обозримом будущем, страны, нуждающиеся в больших финансовых влияниях извне, будут сталкиваться с тем, что мировые финансовые рынки будут требовать от них большей финансовой дисциплины для поддержания доверия". Это в полной мере относится к Сербии, единственная надежда которой выйти из кризиса – получить инвестиции из-за рубежа. Рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: "Для Сербии каждый новый год тяжелее предыдущего": пессимизм общества по поводу социально-экономического положения разделяют и независимые экономисты, утверждая, что правительство выглядит беспомощным, что у него нет ясной программы выхода из кризиса. Так ли это? Наш собеседник – главный редактор выходящего в Белграде журнала "Экономист" Милан Чулибрк.
Начнём с вопроса, который все обычно задают в начале года: ваш прогноз - могут ли граждане Сербии ожидать улучшения уровня жизни?

Милан Чулибрк: Вряд ли стоит ожидать, что гражданам Сербии в этом году будет лучше. Тому есть несколько причин. Первая: внушающие все большее беспокойство высокие темпы инфляции – самые высокие в Европе. Инфляция превышает десять процентов. Год Сербия завершила с ростом цен в 11,5% и, согласно прогнозам и уже заметным тенденциям, до мая-июня можно ожидать дальнейшее и значительное их возрастание. Очень может быть, что темпы инфляции перевисят прогнозируемую Центральным банком верхнюю границу - 14,5%. А это огромная проблема. Ведь в Сербии большинство заработных плат и пенсий под правительственным контролем - они были в течение двух лет полностью заморожены, а в этом месяце было впервые разрешено их увеличить – но только на 2%. Это очень незначительное повышение, если учесть повышение цен на товары и услуги. Зарплаты в частном секторе также не поспевают за ростом цен и падением курса сербской валюты. Гражданам Сербии предстоит тяжёлый год.

Айя Куге: Год начался с подорожания бензина, молока и сигарет. Объявлено, что будут значительно скорректированы цены на электричество, конечно – на повышение. Правительство увеличивает различные налоги. С целью пополнения бюджета и обеспечения капиталовложений в инфраструктуру страны, продаётся самая прибыльная компания на сербском рынке – государственное телекоммуникационное предприятие Телеком. Специалисты назвали это решение неразумным, несмотря на то, что в пустующую государственную казну от продажи предприятия может влиться миллиард четыреста тысяч евро – ведь половина необходимых денег. Власти ищут оправдания в том, что в страну – из-за мирового финансового кризиса – нет притока иностранных инвестиций.

Милан Чулибрк: В минувшем году государство, борясь с экономическим спадом, предпринимало такие шаги, что пришлось расплатиться высокой инфляцией. Некоторые наши министры утверждали, что не важно, достигнет ли инфляция 7 – 8 – 9%, важен лишь рост в промышленности. Небольшой промышленный рост, действительно, был достигнут, однако темпы инфляции стали зашкаливать. К сожалению, в экономике, как считают большинство специалистов, при продолжительных темпах высокой инфляции в конечном итоге невозможно достичь никакого реального роста. Ведь инвесторов привлекают только предсказуемая атмосфера, надёжность и стабильность. Этого в Сербии нет, и поэтому в минувшем году в страну поступило лишь около миллиарда евро прямых иностранных инвестиций. А это в несколько раз меньше, чем необходимо, чтобы страна имела нормальный, стабильный промышленный рост.

Айя Куге: Напомню, мы беседуем с сербским экономическим обозревателем Миланом Чулибрком. Согласно самой свежей статистике, сербы в четыре раза беднее граждан Евросоюза, а из 42 стран европейского континента по уровню покупательной способности сербы на 34 месте. 10% населения не в состоянии удовлетворить самые базовые потребности, даже в питании. А если сравнить с ближайшими соседями по региону – как выглядит уровень заработной платы в Сербии?

Милан Чулибрк:
Ещё несколько лет назад зарплаты в Сербии были выше, чем в большинстве стран бывшей Югославии – выше чем, например, в Боснии, Черногории, Македонии, а теперь мы на последнем месте в регионе – мы на том же уровне, как Болгария и Румыния. Средняя заработная плата в Сербии около 320 евро, а два года назад она составляла 400-450 евро – то есть практически каждый работающий человек на себе почувствовал это уменьшение на 100 евро в месяц. В Боснии и Герцеговине и Черногории этого не случилось – не было такой инфляции. За последние два года, практически от начала мирового финансового кризиса, курс национальной валюты Сербии – динара – упал, и кризис охватил страну, несмотря на утверждения властей, что этого не случится. Вот статистика: за последние два года сербский динар ослаб почти на 40%, а зарплаты и пенсии остались прежними. Но ведь зарплаты и пенсии выплачиваются в динарах. То есть на самом деле она тоже на 40 процентов снизились по отношению к евро. У нас принято всё переводить и считать в евро – так что этот факт отражает наш низкий уровень жизни.

Айя Куге: Но каковы причины того, что с каждым днём в Сербии живётся всё тяжелее?

Милан Чулибрк:
Это последствие неверной экономической политики. Государство, кстати, слишком много тратит на себя. Сначала у нас рассчитывали, что высокие социальные расходы будут благоприятствовать ускорению выхода Сербии из кризиса. По статистике это как будто и произошло – в минувшем году мы, в отличии от большинства государств региона, имели небольшой промышленный рост – в 1%. Однако ключевая проблема Сербии, на которую не обращается должного внимания, - это высочайший уровень безработицы, один самых высоких в Европе. В течение 2 лет без работы осталось 200 тысяч человек. Нельзя утверждать, что Сербия вышла из кризиса до тех пор, пока число работающих не вернётся на тот уровень, который был до его начала. А это, по всем прогнозам, не произойдёт в течение ближайших лет.

Айя Куге: Вице-премьер Сербии Ивица Дачич выступил на днях с заявлением о том, что последствия мирового экономического кризиса намного меньше действуют на Сербию – потому что в Сербия кризис, дескать, длится уже несколько десятилетий.

Милан Чулибрк:
Это в каком-то смысле точное замечание. Правда, подобные заявления вызывают раздражение общества, однако Сербия на самом деле находится в состоянии кризиса уже 20 лет. Страна пережила войну, санкции, международную изоляцию, разные финансовые наказания, которые мир применял против Сербии. И люди со всем этим как-то свыклись, привыкли к кризисам. Я уверен, что если бы граждане какой-нибудь нормальной страны Евросоюза должны были выживать на 300 евро в месяц, то у большинства из них помутился бы рассудок. А у нас люди терпеливые – нет уличных протестов, нет социальных волнений, нет акций профсоюзов, недовольных заработными платами и экономической ситуацией. Всё действительно выглядит так, как будто мы кризисы воспринимаем как совершенно естественное для нас состояние. А это, на самом деле, особая проблема. 10 лет назад, после смены режима Слободана Милошевича, в народе царили надежда, оптимизм, даже вдохновение. Все были готовы работать, не покладая рук, чтобы ситуация исправилась. Однако прошло десятилетие и теперь мне кажется, что люди больше и не надеются на свет в конце тоннеля, в котором находится Сербия.

Айя Куге: Премьер-министр Сербии Мирко Цветкович в своем новогоднем выступлении призвал граждан посмотреть на жизнь другими глазами. По его мнению, именно преобладающие в обществе пессимизм и недовольство мешают сербам построить лучшую жизнь.

Милан Чулибрк: Наши власти настаивают на том, что граждане должны смотреть на будущее более оптимистично. В личных контактах они даже упрекают меня, что я, якобы, всё слишком пессимистично толкую. В жизни я, уверяю вас, оптимист, но на вещи смотрю реалистично. Я не могу прогнозировать, что этот год будет лучше минувшего, если есть причины для скептицизма. Например, в минувшем году в Сербии ожидались иностранные инвестиции в размере 3 миллиардов евро, а поступил лишь миллиард. В этом году приводится та же самая цифра в 3 миллиарда, а шансов получить эти деньги нет никаких. Много такой информации, которая заставляет нас быть пессимистами. Нужно считаться и с тем, что год у нас предвыборный, а анализ – как исторический, так и математический - показывает, что государство перед выборами всегда увеличивает расходы. Оно поднимает зарплаты и пенсии, тем самым покупая избирателей. Однако кто-то в итоге должен будет заплатить по счетам – а это снова будут граждане Сербии, которые расплатятся ростом цен и еще большим ослаблением домашней валюты.

Айя Куге: Мы беседовали с главным редактором сербского журнала "Экономист" Миланом Чулибрком.
Согласно опросам общественного мнения, большинство граждан Сербии считают, что правительство ведёт непродуманную и хаотичную экономическую политику.
XS
SM
MD
LG