Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Расстрел в Аризоне и его последствия остаются главным событием в Америке. В среду в Тусоне состоялась траурная служба по погибшим, в которой приняли участие президент, первая леди и ряд высоких должностных лиц. Между тем журналисты и психологи пытаются понять мотивы стрелявшего. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Речь Барака Обамы в Аризонском университете наверняка войдет в анналы ораторского искусства, хотя президент и предварил ее словами о том, что ему, в сущности, нечего сказать, чтобы заглушить боль израненных сердец. По данным ведущей американской рейтинговой компании в сфере информации и шоу-бизнеса Nielsen Media Research, речь Обамы смотрел в прямом эфире каждый десятый американец.
Президент начал c сообщения о состоянии здоровья члена Конгресса Габриэль Гиффордс, получившей тяжелое сквозное ранение в голову.

Барак Обама: Я только что приехал из университетского медицинского центра, это всего полтора километра отсюда, где наш друг Габби именно в эти минуты отважно борется за выздоровление. И я хочу вам сказать... ее муж Марк находится здесь, и он разрешил мне поделиться с вами этой новостью: сразу же после нашего посещения, через несколько минут после того, как мы покинули палату, а некоторые ее коллеги по Конгрессу остались, Габби впервые открыла глаза. Габби впервые открыла глаза! И поэтому я могу сказать вам: она знает, что мы рядом. Она знает, что мы любим ее. Она знает, что мы переживаем за нее в то время, как она проходит через это тяжкое испытание. Мы здесь ради нее.

Владимир Абаринов: Трагедия в Тусоне стала, по мнению многих, косвенным результатом атмосферы вражды, охватившей американскую политику. Эйфория демократов, которые четыре года назад одержали убедительную победу на выборах в Конгресс, а спустя два года добились избрания своего кандидата президентом, привела к тому, что правящая партия перестала видеть в оппозиции партнера по управлению страной. Республиканцы, которых пресса и оппоненты третировали как реликт, место которому на свалке истории, ответили ожесточением и обещанием развернуть вспять реформы Обамы. В своей аризонской речи президент призвал своих критиков не раскачивать больше лодку, вернуться к цивилизованным способам полемики, к сотрудничеству вместо противостояния.

Барак Обама: Когда случается подобная трагедия, мы так уж устроены, что требуем объяснений, чтобы попытаться привести в порядок хаос и извлечь смысл из того, что представляется бессмысленным. Мы видим, что общенациональная дискуссия уже началась. Дискуссия не только о мотивах этих убийств, но и обо всем, что связано с ними – от законов о безопасности хранения оружия до адекватности нашей системы психиатрии. Многое в этой дискуссии о том, что можно сделать, чтобы предотвратить подобные трагедии в будущем, представляет собой ключевой элемент нашего самоуправления. Но в то время, когда наш дискурс так резко поляризован, в то время, когда мы жаждем возложить вину за все беды мира на тех, кто мыслит иначе, чем мы, важно взять паузу и убедиться, что мы говорим друг с другом на языке, который исцеляет боль, а не причиняет ее.
Значительное место в речи Обамы заняла погибшая 9-летняя девочка Кристина Тэйлор Грин. Для оратора она стала символом всех детей Америки, воплощением ее надежд и ее будущего.
Барак Обама: Я верю, что мы со всеми своими недостатками исполнены достоинства и доброты, и что силы, разъединяющие нас, не так сильны, как те, что объединяют нас. Я верю в это еще и потому, что в это верил ребенок по имени Кристина-Тэйлор Грин. Представьте себе на мгновение: жила маленькая девочка, которая только начинала познавать наше демократию, только начинала понимать, что такое обязанности гражданина, только начинала сознавать, что когда-нибудь она тоже, возможно, примет участие в определении будущего этой страны. Ее избрали в школьный совет. Она воспринимала общественную работу как нечто захватывающее. Она пришла познакомиться со своим членом Конгресса, человеком, с которого можно брать пример. Она смотрела на это событие глазами ребенка, взглядом, незамутненным цинизмом или сарказмом, которые часто присущи нам, взрослым. Я хочу оправдать ее ожидания. Я хочу, чтобы наша демократия была такой прекрасной, какой ее воображала Кристина. Я хочу, чтобы Америка была такой прекрасной, какой Кристина представляла ее. Все мы должны сделать все, на что мы способны, чтобы эта страна оправдала ожидания наших детей.

Владимир Абаринов: Одна из традиций американской траурной службы – чтение из Библии. В роли одного из чтецов выступила бывший губернатор Аризоны, а ныне министр внутренней безопасности США Джанет Наполитано. Она выбрала отрывок из Книги пророка Исайи.

Джанет Наполитано: Утешайте, утешайте народ Мой, говорит Бог ваш;
говорите к сердцу Иерусалима и возвещайте ему, что исполнилось время борьбы его, что за неправды его сделано удовлетворение, ибо он от руки Господней принял вдвое за все грехи свои.
Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему;
всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими;
и явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие; ибо уста Господни изрекли это.
Голос говорит: возвещай! И сказал: что мне возвещать? Всякая плоть - трава, и вся красота ее - как цвет полевой.
Засыхает трава, увядает цвет, когда дунет на него дуновение Господа: так и народ - трава.
Трава засыхает, цвет увядает, а слово Бога нашего пребудет вечно.
Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу,
когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно.
Как же говоришь ты, Иаков, и высказываешь, Израиль: "путь мой сокрыт от Господа, и дело мое забыто у Бога моего"?
Разве ты не знаешь? Разве ты не слышал, что вечный Господь Бог, сотворивший концы земли, не утомляется и не изнемогает? Разум Его неисследим.
Он дает утомленному силу, и изнемогшему дарует крепость.
Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут - и не устанут, пойдут - и не утомятся.

Владимир Абаринов: Свой отрывок – из Второго послания апостола Павла к Коринфянам – прочел министр юстиции США Эрик Холдер.

Эрик Холдер: Имея тот же дух веры, как написано: я веровал и потому говорил, и мы веруем, потому и говорим, зная, что Воскресивший Господа Иисуса воскресит через Иисуса и нас и поставит перед Собою с вами.
Ибо всё для вас, дабы обилие благодати тем большую во многих произвело благодарность во славу Божию.
Посему мы не унываем; но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется.
Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу,
когда мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно.
Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный.

Владимир Абаринов: Тем временем эксперты и журналисты пытаются понять, что заставило 22-летнего Джареда Ли Лафнера открыть огонь по людям. Родители Лафнера с прессой не общаются. Еще во вторник семья, устав от круглосуточной осады репортеров, распространила заявление, в котором выражается глубокое сочувствие пострадавшим и их родным и близким. Родители говорят, что они не понимают, почему их сын совершил это преступление. Они просят уважать их право на частную жизнь и не тревожить вопросами.
Эксперт по убийствам такого рода, психолог-криминалист, профессор Нью-йоркского университета Майкл Уэлнер считает, что уже накопленного материала о свойствах личности Лафнера достаточно, чтобы назвать причины его поступка. По мнению Уэлнера, причиной была жажда славы в сочетании с несбывшимися надеждами.

Майкл Уэлнер: Массовый убийца всегда найдет оправдание, будет утверждать, что он действовал в интересах добродетели или какой-то идеологии, но в конечном счете этими людьми движет чувство неоправдавшихся завышенных ожиданий. Они признают, что они никогда не взойдут на вершину, о которой мечтали, и выбирают способ привлечь к себе всеобщее внимание. В какой-то момент они говорят себе: это важнее жизни. И решают разрушить общество вокруг себя.

Владимир Абаринов: Американские специалисты называют такого преступника одиноким волком. В интервью телекомпании ABCNews Майкл Уэлнер отклонил как несостоятельные попытки обвинить в подстрекательстве к убийству бывшего губернатора Аляски Сару Пэйлин.

Майкл Уэлнер: У массовых убийств есть одна общая черта – это то, что убийца получает в результате. Убийца понимает, что если он совершит покушение на политического деятеля, он станет знаменитым. Думаю, Джон Леннон имеет к этому куда большее отношение, чем Сара Пейлин.

Владимир Абаринов: Профессор Уэлнер ссылается на убийцу Джона Леннона Марка Чапмена. ABC показала фрагмент старого интервью Чапмена, в котором он говорит, что убить Леннона ему приказывал настойчивый внутренний голос. Другой пример, который привел Майкл Уэлнер – Джон Хинкли, стрелявший в марте 1981 года в президента Рональда Рейгана. Хинкли был влюблен в юную тогда актрису Джоди Фостер, сыгравшую главную роль в картине Мартина Скорсезе "Таксист", и хотел произвести на нее впечатление, осуществив несостоявшийся подвиг кинематографического героя, который готовил покушение на кандидата в президенты – его роль в фильме играет Роберт Де Ниро.
Репортеры отыскали двух бывших подруг Джареда Лафнера. Одна из них – Келси Хоукс.

Келси Хоукс: Мы встречались шесть лет назад, и тогда это был совершенно другой человек – очень заботливый, очень приятный, мягкий, немного, правда, тихий. Но в общем, чудесный парень.

Владимир Абаринов: У Келси нет ключа к разгадке.

Келси Хоукс: Джаред, которого знала я, не имеет ничего общего с тем человеком, которого знает сегодня весь мир. Я никогда и представить себе не могла, что он способен так измениться.

Владимир Абаринов: Хорошо отзывается о Лафнере и другая его знакомая – Эшли Фигероа.

Эшли Фигероа:
Он был очень славный малый, ужасно умный. Он помогал мне по математике. С этого у нас и началось.

Владимир Абаринов: Однако Эшли все же нашла некоторый изъян в поведении Лафнера – его повышенную раздражительность.

Эшли Фигероа: В целом он был хороший, но вспыльчивый. Иногда он меня пугал, и, собственно, именно поэтому мы расстались. Потому что время от времени он внушал мне тревогу, просто терял рассудок, изо всех сил сжимал кулаки. Смена настроения была очень резкой. Он молотил воздух руками и так снимал напряжение.

Владимир Абаринов: Если Марк Чапмен отбывает наказание за решеткой, то Джон Хинкли признан невменяемым и содержится в психиатрической лечебнице. Адвокаты Джареда Лафнера намерены воспользоваться сведениями о психической неадекватности их клиента, чтобы как минимум избежать смертной казни. В деле есть и еще один нюанс. Среди убитых в Тусоне – федеральный окружной судья Джон Ролл. За его убийство полагается смертная казнь, но только в том случае, если убитый находился при исполнении служебных обязанностей. По мнению следствия, это именно так, однако президент в своей речи сказал, что судья Ролл просто возвращался из церкви и завернул к супермаркету, где Габриеэль Гиффордс встречалась с избирателями, чтобы поздороваться с ней. Впрочем, Лафнер убил и другого федерального служащего, помощника Гиффордс Габриэла Циммермана, который точно находился при исполнении.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG