Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Письмо из Лондона: «Чем больший выбор у человека, тем лучше для всех. Отсюда свежесть и подвижность мысли. Ты больше сделаешь для других, а они – для тебя. Такова нехитрая суть буржуазного порядка вещей. И смотрите, как все интересно получалось. Даже в добуржуазной, но главное – раздробленной, Европе опальный мыслитель или бизнесмен имел выбор: он мог найти пристанище у соседнего или отдаленного сеньора. Бродячие поэты, музыканты и монахи были первыми носителями культурной глобализации. Джон Дауленд обходил всю Европу со своей лютней, а Гайдн то писал чардаши для венгерских аристократов, а то симфонии - для английских купцов. Генуэзец Колумб смог таки найти финансирование для своего стартапа, но не в родной Генуе, а черт те где, на краю полуострова Европы. Венецианцы печатали запретные в Англии памфлеты, а в другое время в Англии нашел приют изобретатель трудовой теории стоимости, принесшей столько несчастья России. Всё-таки хорошо, что на свете остается много разных стран. Хорошо, когда они договариваются, чтобы не воевать и не мешать торговле. Сейчас, если мне, умственному труженику, не нравится налог на мой интеллектуальный капитал в одной из развитых стран, я выберу другую. Худо будет, когда налог будет везде одинаков: значит, он будет слишком высок и достанется ораве чиновников, их отпрысков, их друзей и знакомых, любовниц и одноклассников. Большая часть бюджетов направляется людям, не нашедшим себя в других, негосударственных, областях деятельности. И печально, что под этим развесистым государством, будь то в США или России, выбора у человека становится всё меньше, а не больше. Так что пусть будет много стран, - повторяет автор. - Пусть будет много разных государств, конкурирующих между собой за мой ум и мою предприимчивость. И будет красота и благополучие - не везде, правда. В Северной Корее - не будет. И в России тоже еще долго не будет. Там слишком много этого самого государства. Слишком все однообразно и угрюмо. Много государства - это некрасиво. Это даже не квадрат Малевича (который красив). Это черная стена без двери. Ваш Григорий из Лондона». Спасибо за письмо, Григорий, - такое короткое и такое содержательное. Мало у нас с вами оснований надеяться, что избиратели, будь то в Америке или России, смогут сообща решить проблему, о которой вы написали. Слишком велик удельный вес тех, кто хочет работать меньше, а получать больше. Везде в мире… Зато по-прежнему есть основания надеяться на учёных, инженеров и предпринимателей. Кажется, только они смогут сделать так, чтобы у творческого меньшинства оставался таки выбор, а бездельники жили достаточно хорошо, чтобы не мешать труженикам. К этому идёт. На наших глазах потихоньку сбывается предвидение бородатого изобретателя трудовой теории стоимости. Он писал о времени, когда производство будет отделено от человека, когда средства к жизни будут доставлять ему машины практически без его участия. Не сбывается и, боюсь, не сбудется вторая половина этого предвидения: что в этом случае человек всего себя посвятит разумным и возвышенным занятиям, станет всесторонне развитым. По-моему, никогда этого не будет. Он будет всегда оставаться не только человеком, но и скотиной – настолько, насколько указано ему природой.

«Наши казённые историки, - читаю следующее письмо, - отводят огромную роль религии. Может быть, речь о противостоянии православия и католицизма? Но так называемый Запад образовался из стран, где случилась церковная реформация. Затем этим странам пришлось завоевывать право на существование в жестокой борьбе с католическими державами. Географическое определение общественных явлений сбивает с толку. Испания - географически западноевропейское государство, но она была, по историческим меркам недавно, отсталой. Интересно, как там обозначали "влияние Запада"? И обвиняли ли многовековое арабское владычество в том, что бывший оплот католицизма опоздал в развитии? Говоря о западном обществе, в советское время упирали на его контрасты, на засилье там желтой прессы, организованной преступности. Современные наши историки и политологи не используют эти тезисы. Причиной, видимо, является поразительное сходство того портрета Запада, который рисовала советская пропаганда, с российской действительностью наших дней, - точно сказано, очень точно! - Ничего не остаётся, - продолжает автор, - как с важным видом болтать о геополитических противостояниях и тайных заговорах вместо исследования социально-экономических закономерностей. Поначалу современное российское государство объявляло себя потомком российской империи. Советский период считался тяжелой ошибкой, которую следует изжить. Патриотизм пытались воспитывать на эпизодах довольно отдаленного прошлого. Но таких эпизодов оказалось явно недостаточно. Пришлось обратится к советскому времени, откуда родом большинство россиян. На пьедестал потащили героя, который служит отечеству при любой власти. Таким образом, примером сделали мораль советского приспособленца. Само же это слово перестали употреблять. В ходу всё больше такие слова, как конформист или прагматик, и - в положительном смысле. Забавляет метаморфоза, случившая с официальными российскими историками, многие из которых были раньше советскими. Они стали поборниками "тайных пружин истории" и прочих, как их прежде называли, "реакционных доктрин". Среди них на почётном месте – геополитика. Михаил. Московская область». Мне хотелось бы вытащить из этого письма две мысли. Первая. Казённый историк заранее знает результат своих трудов. Он обосновывает выводы, которые спускает ему начальство. Пиши что хочешь, лишь бы твоё писание воспитывало любовь к отечеству и покорность властям.
Поэтому часто попадают впросак, вызывают у вдумчивого человека недоумённые вопросы. Если вы рассказываете, какая могучая была Россия, то почему она не устояла против «заговора тёмных сил»? Почему, например, московское радио потерпело поражение в состязании с «враждебными голосами»? И вторая мысль. Действительно, происходящее в современной России напоминает то, что происходило когда-то в свободных странах. Организованная – слишком организованная! – преступность, дикое богатство одних и беспросветная нищета других, мерзкая развлекаловка вместо содержательного досуга, ментовский и чиновничий беспредел, высший свет, состоящий сплошь из бандитов, воров и взяточников, – это всё мучило и те же Штаты, пусть не так сильно, как Россию. Казалось бы, говорить об этом должно быть выгодно казённым пропагандистам. Но они молчат. Почему? Потому что пришлось бы говорить и о том, как свободные страны избавились от этого проклятия. Почти избавились… А это значило бы учить население, как ему бороться с режимом.

«Здравствуйте, Анатолий Иванович! – следующее письмо. - Давненько не писал вам. Это потому, что постоянно сижу в Бразилии, в своем большом уютном доме, со своим замечательным бразильским семейством, совершая лишь короткие набеги на Москву. Сейчас активно участвую в одном интереснейшем бразильском космическом проекте, в который вовлек и своих российских коллег. То, что я вижу в России, приводит меня в ужас. Такое впечатление, что вся она превратилась в одну большую станицу Кущёвская, где бандиты творят что хотят. Похоже, все они, намертво присосавшиеся к корыту, совершенно потеряли чувство реальности. Ведь хватило бы всего одного всероссийского телеканала, чтобы развеять всю ложь и остановить беспредел. Именно поэтому они никогда такого не допустят. Александр Суханов, Сан Жозе дус Кампус, Бразилия».
Спасибо за письмо, господин Суханов. Главное – что вы вовлекли своих российских коллег в бразильский космический проект, не опустили руки при виде всего, что совершается дома.

«Уважаемый Анатолий Иванович!, - следующее письмо. - Я родился в Москве, и меня пугает лозунг; "Москва для москвичей!". А ну как в ответном слове весь мир скажет "Только Москва для москвичей! Вы не хотите видеть нас у себя, а мы не хотим пускать вас к себе. Купайтесь в Серебряном бору, собирайте грибы в Сокольниках, катайтесь на горных лыжах в Крылатском, на охоту - в Лосиный остров, удить рыбу – на Бережковскую набережную, загорайте на крышах, а вместо Крыма лезьте в ванну. В общем, двигайтесь к идеалу: русская пещера без костра. Десятки лет для русских была только Россия. Вот так пусть будет в впредь: для русских – только Россия и ничего кроме. Насмешил едрос из Думы, ведущий работу с молодежью. Напуганный Манежкой, он обиженно закричал вслед за Путиным, что именно либералы своими разговорами о разложении милиции дискредитировали её в глазах народа и тем самым сделали небоеспособной.
И это либералы, лишённые телевидения, радио, массовой печати, партий, мест в Думе, финансирования, отовсюду изгнанные. До чего же сильные ребята! Гипнотизируют население огромной страны со своих кухонь, подрывают веру в Путина и его милицию посредством передачи своих вредных мыслей на большие расстояния. Едро это признает и делает им комплимент. Вот только неясно, почему народ так чутко прислушивается к либералам, находящимся, по сути, взаперти, а голосует против них», - иронизирует автор этого письма. Со своей стороны могу сказать, что тот «едрос» может искренне верить, что десяток человек, которых на пушечный выстрел не подпускают к народу, действительно могут внушить этому народу вредные мысли и даже поднять его на бунт. В глазах Кремля «отщепенцы», «критиканы» всегда обладали страшной силой. Поэтому и обращаются с ними так, будто это не десяток-другой бородатеньких очкариков, а конница Чингис-хана.

Пишет Владимир Пономаренко: «Уважаемый Анатолий Иванович! Ваши слушатели часто сравнивают жизнь в России или в Украине с жизнью на Западе. Пересылаю Вам письмо моей знакомой, которая уже десять лет живет и работает в США, в Филадельфии. Работает по своей специальности – программистом. Пока еще не гражданка США - все еще думает. Вот её письмо: «Привет, Володя! Опишу тебе игровой музей для детей, который называется «Трогай, пожалуйста!». Там можно все не только оглядеть, но и все потрогать. Можно зайти в игровой супермаркет - поиграть в Покупателя: выбрать продукты, проверить качество, калорийность. Поиграть в Продавца: выбить чек, быть любезным и услужливым, аккуратно все сложить. В центре Здоровья - побыть Врачом: измерить температуру, давление. В зоне Дороги поработать водителем автобуса, покататься на поезде, на карусели, созданной в девятьсот четвёртом году. В зоне Строительство поработать с подъемными кранами, экскаваторами… Побывать на корабле, постоять за штурвалом… На огромных клавишах пианино можно побренчать, создавая мелодию. Все это развивает социальные навыки. Учит делиться, строить отношения - кооперироваться, вести переговоры, уступать. Считать, различать формы, цвета, использовать физическую силу, развивать сообразительность, фантазию», - это я читал письмо, присланное Владимиру Пономаренко его знакомой из Филадельфии. Спасибо, Владимир вам и вашей знакомой. Если кто надумает устроить такое заведение в России или Украине, пусть не забудет, что называться оно должно не так, как в Америке («Трогай, пожалуйста!»), а чуть-чуть иначе: «Трогать руками разрешается».

Читаю письмо от Дмитрия из Московской области: «Да! Что-то зашевелилось у нас в стране. Какое-то предчувствие возможных перемен. Вот только к лучшему ли они, вопрос открытый. Народ всё больше начинает проявлять своё недовольство. По мнению людей, во всём виноваты зажравшиеся чиновники. Причём, более мелкие чины винят во всём вышестоящих.
В их умах не укладывается, что они тоже являются частью народа, из народа. А если их всех посчитать с членами семей, то почти половина населения получится. Выходит, самих себя во всём бы винить надо. Лично я призываю своих собеседников не ныть, не жаловаться друг другу, а идти в суды, коллективно предъявлять свои требования. Можно и ничего не делать, я сам к таким отношусь. Но при этом надо хотя бы осознавать часть своей вины за происходящее, не искать других виноватых, пытаясь вымещать на ком-то зло. Ужасно раздражает, когда обвиняют во всём американцев. Тут просто отсутствие ума. С такими людьми я сразу соглашаюсь. Да, говорю, действительно, главная задача Америки - развалить, захватить нашу страну и переселиться в массовом порядке в Сибирь на ПМЖ. И ведь соглашаются. Страшно, когда обвиняют во всём приезжих, даже если они приехали раньше нас. Вообще, оптимизма мало. Я хорошо понимаю тех, кто, отвечая на вечный вопрос "Что делать?", говорит: "Валить отсюда", - пишет Дмитрий из Московской области. Немного смущают меня письма, авторы которых спрашивают, в чём я вижу причину того, что в стране, как выражается Дмитрий, что-то зашевелилось. Причина мне неизвестна. Не думаю, что она кому-то известна. Причин очень много. Они, наверное, никогда не будут даже сосчитаны. Меня устраивает следующее глубокомысленное мнение: пришло время. Пришло время чему-то зашевелиться – и вот потихоньку шевелится. Велика и роль случая. Для меня это самое интересное: наблюдать, как случай издевается над важными лицами, которые что-то планируют, как-то стараются направить ход событий в угодную им сторону, что-то предотвратить, что-то подтолкнуть. Интересно ожидать, что выкинет случай в следующую минуту.

«Пишет вам Виктор из Астрахани. У нас наблюдается следующая картина: в подавляющем большинстве народ мало понимает, для чего нужна конституция, что такое права человека. Иной раз создаётся впечатление, что на дворе в лучшем случае шестидесятые годы прошлого века. Ненавидят общечеловеческие и общедемократические ценности. Когда пытаешься выяснить причину, говорят, что при коммунистах получали бесплатно жильё, учились и лечились бесплатно, а их предки до советов были нищие и неграмотные. Людям словно невдомёк, сколько их предков погибло от рук коммунистов. Всё забыто, население готово продаваться и продаётся за подачки. Это большинство ничего не знает о правозащитном движении, не
слыхали о Химкинском лесе, о втором суде над Ходорковском. Даже бывшие работники милиции, ушедшие в отставку в прошлом году, ничего не слыхали
о майоре-убийце Евсюкове, об акциях по 31-м числам. Меня ужасает, что молодёжь, имеющая высшее образование и с Интернетом на ты, уважает Путина на полном серьёзе. В нашем городе на выборах мэра в кабинках лежали гелиевые ручки с особыми чернилами. Отметка с бумаги исчезала через десять минут после нанесения. Я это предвидел, и проверил на двух участках. Подтвердилось. Я попытался найти представителя «Справедливой России» на участке, где голосовал, на тот момент это был самый сильный оппонент едросов. Меня пытались схватить люди в штатском и менты. Еле ноги унёс. Потом, на инаугурации этого мэра-едроса, в первых рядах сидели представители церкви. Спрашивается, а как же заповедь: не присутствуй в собрании нечестивых? Вот так. Я думаю, на самом деле всё хуже, чем можно представить себе, мрачно и беспросветно. Народ этот болен на всю голову, а лекарства нет. Спасибо за внимание. Виктор Володин. Астрахань».
А вам спасибо за письмо, Виктор. В России испокон веков каждый начальник что-то делает только по команде или с одобрения своего начальника. Никакой отсебятины. Все к этому привыкли, думают, что так и должно быть, что так повсюду в мире. В обычных, штатных, так сказать, условиях это худо-бедно работает. Каждый начальник знает, чтО может быть одобрено его начальником, а что – нет. Поэтому ему не требуется указание по всякому поводу. Телега скрипит, но едет. Кошмар начинается, когда случается что-то чрезвычайное, когда начальник не может угадать волю своего начальника, а тот – своего, и поэтому все бездействуют. Решение может принять только тот, кто на самом верху. Он бы и рад, в этом для него весь кайф, он для этого туда себя и поднял, но он не в состоянии всё охватить и всё за всех сделать. Тогда государство может рухнуть в один миг. Всё вроде на месте: министерства, всевозможные службы – и ничего этого нет. В дело вступает стихия. В правовом государстве каждый начальник не ждёт указаний или одобрения сверху – он спокойно действует по закону. Но в стране, где закон что дышло, должностное лицо в острой ситуации оказывается беспомощным. Оно сходит с ума, иногда – в буквальном смысле. Это – ответ тем, кто говорит: зачем оно мне, правовое государство, всякие свободы? Затем, чтобы жизнь однажды вокруг вас не пошла вразнос. Медведев стал вдруг говорить, что всё под контролем и в Москве, и в стране. Это плохой признак. Значит не всё, далеко не всё.

Автор следующего письма рассказывает историю одного совхоза вблизи финской границы. Читаю: «Когда совхоз совсем развалился, его земли разделили на паи. Но своих арендаторов не нашлось. И тут появились финны. В поселке несколько десятков семей с финскими фамилиями — остатки некогда большой общины. И приехавшие финны устроили для них дом престарелых, дворец по нашим меркам. А чтобы его содержать, взяли в аренду несколько десятков гектаров земли. Думали, что с обработкой проблем не будет: в посёлке много безработных. Купили несколько «Беларусей», прицепные орудия. Наняли людей, и за приличную плату. А работа - с девяти до шестнадцати пропалывать и окучивать. Но тут-то и не сложилось. Идешь мимо поля —лежат на ватниках и курят. Так продолжалось до августа. Финны исправно платили. Но поле зарастало сорняками, и к концу августа стало ясно, что хорошего урожая не будет. Да и не кому убирать. Люди совсем перестали ходить в поле. И финны от аренды отказались. А Дом престарелых до сих пор, кажется, функционирует на пожертвования из Финляндии — в нем старики финны и русские. И вот что думается. Отучились люди от тяжелого физического труда и приучиться вряд ли смогут. Читал когда-то в экономическом журнале, что если крестьянского труженика лишить собственности на землю, то уже в третьем поколении его к крестьянскому труду не вернуть. Привычки и навыки не возвращаются. А их немало нужно. Даже петь во время работы в поле — это был навык. Однообразный труд скрашивал. И этому разучились. Вот почему сейчас, наверное, и новых песен народных нет». Картина, нарисованная автором этого письма, мне хорошо знакома. Сельский житель уже давно избегает ручной огородно-полевой работы. Она ему не только не нравится. Он считает, что она его унижает. Скрепя сердце, исключение делается для приусадебного участка, да и то далеко не всеми, и ряды «не всех» пополняются и пополняются. Век машин… Он изменил (некоторые говорят: испортил) людей быстрее, чем полностью отпала нужда в их мышечной силе. Ошибка финнов, о которых говорится в этом письме, - типичная ошибка западных предпринимателей в России и Украине. Прислали вырезку из московского журнала «Огонёк». Там описаны трудности одного французского маркиза. В Одесской области он арендовал полтораста гектаров прекрасного виноградника, делает вино, мечтает достичь мирового качества – природные условия позволяют. Но местные жители… С ними та же история, что и на финской границе. Рабочий день начинают с выпивки, после выпивки надо полежать, могут пролежать до вечера. "Я не понимаю, почему люди не хотят трудиться, - говорит маркиз. - Вокруг безработица. Но меня могут подвести в любой момент. Зову десять человек на работу, приходят двое». Всё, что можно было у него украсть, украли. За пять лет двадцать два раза поджигали виноградник. Маркиз не теряет надежды, но мы-то знаем, как мало для неё оснований. Дело печальнее, чем кажется. Эти люди не просто лодыри и пьяницы. Эта часть населения – значительная часть, во многих местах преобладающая – это просто больные люди. Алкоголизм сделал их слабосильными. Они быстро утомляются. Они не только не хотят и не умеют - они не в силах работать. Но кто же в этом признается? Кто скажет про себя, что я, ещё не старый, вроде бы здоровый мужчина, на самом деле инвалид, через четверть часа работы покрываюсь холодным потом? Вот они и делают вид, что им всё трын-трава, что от работы кони дохнут. В данном случае от работы дохнут не кони, а эти несчастные люди. Четверть часа, полчаса – и сдох, должен лечь, должен влить в себя какой-нибудь дряни. На эту сторону дела даже не все врачи обращают внимание. В молодости мне казалось, что населённые пункты с таким контингентом скоро исчезнут с лица земли, а они, похоже, вечны.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG