Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Игорь Померанцев онлайн. Как и что говорить детям о политике?


У меня нет ответа на поставленный вопрос. И едва ли мы найдём вместе ответ, который бы устроил всех. Под "детьми" я имею в виду не только девочек и мальчиков, которым уже исполнилось одиннадцать-двенадцать лет, но и взрослеющих детей, даже тех, кто вправе принимать участие в выборах. Дети учат историю в школе, а это уже политика, хотя и ушедшая в перфект или плюсквамперфект. Ещё дети, хотя бы краем глаза, смотрят новости и другие "взрослые" телепередачи, листают газеты, читают интернет-издания, слушают радио и разговоры родителей и их друзей. Они знают имена президента и премьер-министра.

Позволю себе субъективное суждение, имеющее непосредственное отношение к советскому прошлому и российскому настоящему. Покаяние в общенациональном масштабе – это не только признание государством преступлений своих предшественников, облечённых властью, но и откровенный разговор родителей с детьми о времени, когда они, родители, были молодыми. 70-е годы прошлого века, когда я был молод и жил в СССР, были временем тотального конформизма. Мне кажется, что большинство моих ровесников, тоже живших в СССР в 70-80-е годы, не рассказали своим детям о чувстве стыда, страха и растерянности, которое они испытывали тогда, но давили в себе. В результате их дети выросли - это тоже суждение субъективное – исторически и психологически незрелыми, неуравновешенными, пассивными или наоборот агрессивными. Под конформистами я имею в виду обычных людей, а не активных коммунистов. К последним – счёт другой.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG