Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прожорливый футбол


Глава "Газпрома" Алексей Миллер – болельщик и фактический хозяин питерского "Зенита"

Глава "Газпрома" Алексей Миллер – болельщик и фактический хозяин питерского "Зенита"

Судьба "Сатурна" и "Амкара" – в российским футболе начинается парад банкротств. Прав на телетрансляции четырех Олимпиад расцениваются более чем в 4 млрд. долларов. Какие средства использовал Катар для победы в борьбе за чемпионат мира 2022 года. Эти темы обсуждаются в российской спортивной прессе.

Недавние события в пермском и подмосковном клубах не оставили равнодушной футбольную Россию. Обозреватель "Спорт-Экспресса" Евгений Дзичковский задается принциписальным вопросом: что это – частный случай или начало парада банкротств?

Пермь, говорят, может спастись. Новые руководители "Амкара" пребывают нынче в ожидании звонка от краевых верхов. Разработана схема финансирования, весьма напоминающая прошлогоднюю: часть расходов может взять на себя краевой бюджет, другую часть – внезапно заинтересовавшиеся клубом пермские бизнесмены. Все это позволит "Амкару" прожить в премьер-лиге еще сезон. Ну а через год…

Как думаете, что будет через год?

К сожалению, это всего лишь отражение тенденции, возникшей в российском футболе. И доказать наличие этой тенденции, на мой взгляд, несложно.

Возьмем тот же "Амкар". У клуба на данный момент - 160 с лишком миллионов долга. Связано это в первую очередь с неумением или невозможностью заработать на футболе в Перми. Были бы умение или возможность – "Амкар" не завершил бы прошлый сезон с бюджетным дефицитом.

Конечно, многое решают кадры. Теоретически несложно допустить, что предыдущие руководители клуба были неважными менеджерами, а будущие станут отличными и какой-то доход из футбола извлекать научатся. Дай-то бог. Однако значительную часть клубного бюджета по-прежнему продолжит покрывать краевое правительство – это раз. Оно же, вероятно, выплатит имеющийся долг клуба – это два. Под вопросом остаются и стимулы, вызывающие в пермских спонсорах желание вкладывать деньги в футбол – это три.

Не станем сейчас рассматривать варианты принудительного футбольного спонсорства, набирающего силу на просторах нашей родины. Предположим, что речь идет о чистом меценатстве. Глава какого-нибудь комбината любит профессиональный футбол – и жертвует деньги на благополучие "Амкара". Почему нет? Но в этом случае клуб становится целиком зависимым от настроения отдельных людей – руководителей области и частных жертвователей. (Кстати, то же самое можно сказать про частные клубы, но там в случае краха моральную ответственность перед болельщиками будет нести конкретное лицо, а не коллектив безымянных радетелей.) Расхочется завтра губернатору вбухивать в клуб немалые деньги, изменится экономическая ситуация в стране и крае – "Амкар" подвиснет вновь. Задумают спонсоры расширять производство, изменится конъюнктура на рынке сбыта их продукции – уйдут и они. А кто придет им на смену?

Давайте зададимся вопросом, почему вообще возникла проблема с финансированием клуба, если, оказывается, и край был не против продолжать тратить часть бюджета на профессиональный футбол, и спонсоры вдруг обнаружились. Что они делали до критического момента? Почему не предлагали свои деньги? Почему тихо наблюдали, как болельщики собирают для клуба смешные пожертвования? Чего выжидали?
Любовь любовью, а доход доходом. Слишком затратные хобби рано или поздно вызывают желание от них избавиться – такова жизнь

Очереди из желающих финансировать "Амкар" не существует, это факт. Процесс вовлечения в футбол пермских финансистов идет натужно, со скрипом. Даже если речь идет о рекламе, которая, как известно, двигатель торговли. Оплатить щит на стадионе или нашивку на форме - другое дело, это может дать рекламную отдачу. Но это не стоит полбюджета даже такого скромного клуба, как пермский. А для того чтобы спонсоры боролись за право вкладывать деньги в команду, весь проект экономически должен быть желанным, соблазнительным, а если и убыточным, то не вдрызг. В этом случае дело легко дойдет не только до меценатства, но и до борьбы частных структур за право стать акционерами или даже хозяевами клуба.

Потому что любовь любовью, а доход доходом. Слишком затратные хобби рано или поздно вызывают желание от них избавиться – такова жизнь.

Что ж, поговорим о привлекательности российских футбольных клубов для инвестиций. И для начала упомянем об общей ситуации в стране. Позавчера был опубликован очередной "Индекс экономической свободы", исчисляемый ежегодно одним из зарубежных фондов. Россия занимает по этому показателю 143-е место в мире, расположившись ниже Вьетнама, Лаоса, Сейшельских Островов, но выше Эфиопии и Микронезии. Согласно другому авторитетному рейтингу – Ease of Doing Business Index, мы 123-е в мире, как раз между Угандой и Уругваем. То есть заниматься бизнесом в России, мягко говоря, тяжело. Вообще всем бизнесом. В том числе и живым, хоть сколько-нибудь доходным. Что уж говорить про бизнес футбольный!

Кроме международных оценок существуют и наши собственные, внутрироссийские. На днях профсоюз футболистов и тренеров (поскольку у нас с некоторых пор два профсоюза, назову этот для понимания ситуации независимым от РФС, отметив попутно: независимость для профсоюза – не самое плохое качество, не правда ли?) распространил весьма любопытную статистическую информацию. Поговорив с одним из руководителей ПСФТ Владимиром Леонченко, я сделал вывод: работа была скрупулезной, так что статистическим данным есть смысл доверять - по крайней мере в первом приближении.

Так вот, согласно информации ПСФТ, ни о доходности российских клубов, ни об экономической оправданности затрат в российском футболе не может быть и речи. Что, впрочем, известно уже не первый год.

В премьер-лиге лишь два частных клуба – ЦСКА и "Спартак" (я бы добавил к ним и "Спартак" из Нальчика, если он действительно финансируется на частные средства президента КБР Арсена Канокова). Три команды – "Зенит", "Динамо" и "Локомотив" – падчерицы госкорпораций, руководители которых, когда им нужно, умеют выглядеть и чиновниками, и ни от кого не зависимыми эффективными менеджерами, оставаясь при этом, по сути, людьми глубоко государственными. Еще девять клубов сидят на бюджетной игле, к которой стоит отнести и принудительное спонсорство в ряде регионов.

"Крылья Советов" со всеми своими долгами болтаются где-то между формулировок, но к "частникам", понятное дело, не относятся. До недавнего времени самарской командой ничуть не эффективно занимался государственный монстр "Ростехнологии", объединяющий 439 организаций на территории России. Но теперь его перебросили на "Формулу-1" – в помощь Виталию Петрову. Сделано это было, как сказано на сайте "Ростехнологий", "по просьбе премьер-министра РФ". Видимо, в ком-то еще живет надежда на эффективность данной госкорпорации хоть в каком-то виде спорта.

В премьер-лиге что-то на билетах, атрибутике, трансляциях и трансферах элита все-таки зарабатывает. Но средний дефицит бюджетов в премьер-лиге тем не менее все равно огромен - от 15 до 30 миллионов долларов на команду в год. При том, что почти полностью отсутствуют вложения в недвижимость, в собственные стадионы, базы, в инфраструктуру. Миллионы тратятся на текущие расходы, из которых львиную долю составляют трансферы и зарплата игроков.

Как остроумно заметил один из блогеров, убитые горем пермские болельщики не насобирали в складчину даже на один-единственный выход на поле Алексея Игонина. Но речь-то, в сущности, не об этом. Вопросы обязательности выполнения контрактов не обсуждаются. Равно как и суммы самих контрактов. Рынок требует таких цен – значит, этим прейскурантом нужно руководствоваться, если у клубов есть соответствующие амбиции.

Но сама ситуация на рынке, вот какая штука, во многом формируется именно бюджетными деньгами, которые уходят в песок, и близко не отбиваясь в большинстве случаев никакими футбольными доходами. И это, господа, действительно страшно.

Пенсионный фонд, здравоохранение, наука, образование, убогий ЖКХ, дикий общественный транспорт, негазифицированные населенные пункты – все это с радостью впитало бы в себя средства, выделяемые нынче, по мановению чиновников, на безумные футбольные траты. И обо всем этом мы сегодня говорить не будем, поскольку к тематике спортивной газеты проблема относится косвенно. Есть законно избранная или назначенная власть – вот пусть она и думает, как изменить ситуацию и жить в ладах с собственной совестью.

А мы отметим следующее. Клубы, которых мы наплодили с избытком, нежизнеспособны. Они умеют потреблять только бюджетный комбикорм. Они не способны к нормальной экономической деятельности. Их аппетиты растут, а коммерческая потенция падает. Они все чаще становятся рассадником коррупции, охотно играют "договорняки" и покупают судей. Они ни во что не ставят болельщиков, на которых должны зарабатывать, главный для них - кормилец чиновник. Они прикрываются социальной функцией, но сами отнимают у общества куда больше, чем дают ему.

Наш футбол напоминает набитого деньгами, прожорливого глиняного человека на глиняных же ногах. Крики "дай" звучат все громче - отдача все меньше, учитывая снижение посещаемости и телевизионных рейтингов. Из социального явления российские клубы превращаются в дыру, способную всосать и переварить любые суммы. А относительная стабильность на европейской и мировой аренах именно этими суммами и объясняется. Фактически мы покупаем сегодня свои редкие международные успехи, оплачивая их напрямую, а не системно или инфраструктурно.

Кому сегодня хочется купить футбольный клуб? Есть такие? И что такое сам объект покупки? Автобус, пара десятков мячей и немыслимые обязательства перед футболистами? В чем же тогда привлекательность нашего футбольного бизнеса и существует ли он как таковой?

Мораль проста: опасность капкана, в который мы угодили, заключается вовсе не во временных проблемах "Амкара", "Сатурна", "Знамени труда" или "Батайска-2007". Больны не отдельные клубы - больна модель, в соответствии с которой выстроен наш футбол. И модель эта, как вы понимаете, совершено не зависит от того, осенью или весной будет стартовать российский чемпионат.

В нашем футболе, по странному стечению обстоятельств, сознание определяет бытие. А должно быть ровно наоборот.

* * *

Сайт "Газета.Ру" сообщает, что ведущие американские телекорпорации заинтересованы в приобретении прав на трансляции четырех Олимпийских игр, начиная с сочинских 2014 года. Контракт с МОК расценивается более чем в $4 млрд.
Впервые американский пакет, возможно, будет включать в себя четыре Олимпиады, начиная с Сочи 2014 года

Лидеры Международного Олимпийского комитета (МОК) на несколько дней собрались в швейцарской Лозанне, чтобы обсудить подготовку к трем ближайшим Олимпиадам, рассмотреть санкции к неофициальным национальным олимпийским организациями, но главное – приступить к обсуждению продажи американской части телевизионных прав на Олимпиады. Ведущие вещательные компании США еще в прошлом году обращались с предложениями, но МОК отказался вести переговоры, сославшись на негативную экономическую ситуацию в мире. Теперь же аукцион должен состояться в первой половине 2011-го года. Кто-то назовет это жадностью. Кто-то бизнесом.

Впервые американский пакет, возможно, будет включать в себя четыре Олимпиады, начиная с Сочи 2014 года.

Член исполнительного комитета Ричард Кэррион, курирующий отношения американских телевизионщиков с МОК, на прошлой неделе признался, что телевизионные сети США уже проявляют интерес к Играм 2018 и 2020 годов, при этом Олимпиады 2014 в Сочи и 2016 в Рио также очень привлекательны. По словам Кэрриона, лично ему идея продажи пакета из четырех Олимпиад представляется заманчивой, но финальная дискуссия по этому поводу только предстоит. Последнее слово будет за президентом МОК Жаком Рогге.

Претендентами на олимпийские телевизионные права являются NBC, ESPN и Fox. Также предложения могут поступить от CBS и Turner. Кто является фаворитом – сказать сложно. С 1992-го года олимпийское вещание в США осуществляла исключительно NBC. Её контракт с МОК распространяется включительно до Олимпиады в Лондоне 2012 года. Сможет ли NBC продлить сотрудничество с МОК – вопрос сложный. В корпорации меняется владелец. Раньше владельцем NBC являлся General Electrics, который также был спонсором МОК. Именно поэтому Олимпийский комитет продавал права на Игры NBC, чтобы получить доход как с телекорпорации, так и с GE. Теперь же ситуация поменялась.

В 2010-м году главным неудачником Олимпиады в Ванкувере называли не российскую сборную, а именно NBC, которая на Играх потеряла более $200 млн. Но эта неудача в первую очередь связана с экономическим кризисом, который пришелся как раз на тот период. К тому же, NBC сообщала о колоссальной прибыли после Олимпиады в 2008-м году в Пекине, так что прошлый двухлетний пакет корпорация назвала удовлетворительным приобретением.

По информации, телевизионный пакет из четырех Олимпиад может стоить более $4 млрд.

Не секрет, что продажа прав на телевизионные трансляции составляет большую часть дохода МОК, при этом больше половины прибыли поступает от американского телевидения. Примерно половина доходов МОК затем перечисляется городам-хозяевам Олимпиад. Остальная часть прибыли делится между МОК, международными федерациями и национальными Олимпийскими комитетами.

В то время, как в России и Англии Олимпийские игры показывает государственное телевидение и сверхдоходов ждать не приходится, в условиях американской конкуренции можно заработать миллиарды. В США самый большой рекламный рынок в мире и фактически нет государственного телевидения. Доходы спрогнозировать трудно, учитывая что рекламный рынок Штатов растет и до 2020 года может увеличиться в разы. Рекламщики говорят, что некоторые компании готовы заплатить от $500 до 600 тыс. за размещение рекламных роликов в прайм-тайм.

Другой важный пункт повестки двухдневного заседания: проблемы с Олимпийскими комитетами Панамы, Ганы. Также в МОК собираются хвалить Сочи, который уже вовсю ведет строительство спортивных объектов, большинство из которых возводятся с нуля. При этом нашему городу будут даны ценные указания. Комитет уверен, что за некоторыми аспектами необходим серьезный мониторинг. Прежде всего за развитием гостиниц, набором и подготовкой обслуживающего персонала и волонтеров.

Также исполнительный комитет МОК в течение двух дней будет обсуждать выборы столицы зимних Олимпийских игр 2018 года. Среди кандидатов Аннеси (Франция), Пхёнчха́н (Южная Корея) и Мюнхен (Германия). Победитель будет объявлен 6 июля в южноафриканском городе Дурбане.

* * *

Сайт NewsRu.com утверждает, что победа заявки Катара в борьбе за право проведения чемпионата мира по футболу 2022 года была отмечена ростом расходов, включая инвестиции в странах проживания некоторых должностных лиц, от которых зависел выбор страны-хозяйки чемпионата мира, сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на внутренние документы заявочного комитета Катара.
Страны-кандидаты все-таки сумели найти лазейку в кодексе поведения ФИФА и с помощью своих бумажников оказать влияние на узкий круг тех, кто принимал решение

Эти расходы показывают, что страны-кандидаты все-таки сумели найти лазейку в кодексе поведения ФИФА и с помощью своих бумажников оказать влияние на узкий круг тех, кто принимал решение. Катар заплатил и корифеям мирового футбола, публично поддержавшим его заявку, утверждает корреспондент Мэтью Фаттерман на основании документов и переписки заявочного комитета, попавших в распоряжение издания. По словам осведомленного источника, некоторые получили за свою поддержку более миллиона долларов. Издание подчеркивает, что Катар, согласно этим документам, не нарушал нормы ФИФА, а действовал вполне в рамках правил федерации, в которых ничего не сказано о том, могут ли претенденты осуществлять инвестиции в странах должностных лиц, решающих, где пройдет самое прибыльное спортивное событие в мире.

В документах заявочного комитета описывается, как Катар распространил деятельность своей футбольной академии (Aspire Football Dreams Academy) еще на 15 стран по всему миру: здесь и планы развития начальной футбольной подготовки в Нигерии, и проект строительства футбольной академии в Таиланде. Представители Таиланда и Нигерии в исполнительном комитете ФИФА могли поддержать заявку Катара, отмечает издание, приводя мнения знакомых тайского представителя Ворави Макуди, которые утверждают, что в финальном туре он голосовал за Катар. Согласно катарским документам, в 2009 году Aspire Football Dreams Academy продолжила работу в 10 африканских странах, представители трех из них – члены исполкома ФИФА. В целом, у 6 из 15 стран, выбранных Катаром для деятельности Aspire Football Dreams Academy, были представители в этом органе.

Из конфиденциальных документов катарского заявочного комитета следует также, что представители комитета обсуждали со своими советниками возможность обойти требование ФИФА о запрете на проведение других резонансных событий во время ЧМ по футболу. Так, на заседании 4 января 2010 года руководство комитета говорило, что надо улучшить репутацию Катара в футбольном сообществе, организовав помощь беднякам ЮАР во время ЧМ-2010. "Если правила ФИФА пресекают подобные инициативы, значит надо найти возможность провести это мероприятие под другим названием", – говорится в протоколе заседания.

Правила ФИФА не ограничивают размеры расходов потенциальных кандидатов на заявку, однако в смете катарского комитета на один только 2010 год предусмотрены расходы в размере 43,4 млн долларов на мероприятия, связанные с рекламой и представлением заявки. Эта цифра никогда прежде не озвучивалась, отмечает издание. Кроме того, Катар отказался открыть сведения о полных расходах на заявку. Для сравнения, по данным заявочных комитетов других стран, их общие расходы составили: в Австралии – 45 млн долларов на два года, в США – 10 млн, не считая неденежные вклады в форме юридических услуг или аренды помещений, в России – 30 млн долларов.

Для представления своей заявки Катар нанял "послов", в частности французскую звезду Зинедина Зидана, чей вклад был очень значителен, так как они помогли Катару укрепить свою легитимность в ФИФА и установить связи с членами исполкома. В правилах ФИФА ничего не сказано об оплате участникам представления заявки. По утверждению английского и американского заявочных комитетов, они ничего не платили знаменитостям, представлявшим их заявки. Тогда как в документе катарского комитета, озаглавленном "Программа деятельности Зинедина Зидана", содержится предложение заплатить французскому футболисту 900 тыс. евро за серию выступлений и по 5 тыс. евро за каждое интервью. По словам осведомленного источника в Катаре, в целом за поддержку этой заявки Зидан получил 3 млн долларов, сообщает газета.
XS
SM
MD
LG