Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Вишневский – о международной изоляции Кремля


Борис Вишневский

Борис Вишневский

События последних недель заставляют некоторых политологов говорить о том, что Россия может оказаться в серьезной международной изоляции в том, что касается ее сотрудничества с западными странами. Речь идет и о работе комиссии ООН, которая выясняет обстоятельства гибели Сергея Магнитского, и о протестах против приговора Ходорковскому и Лебедеву, и обеспокоенность в связи со сделкой между компаниями BP и "Роснефть".

О вероятных политических осложнениях для Москвы в связи с реакцией западных стран на нарушение прав человека российскими властями говорит петербургский политолог Борис Вишневский.

– У вас есть ощущение, что российским руководителям стоит подумать о международной изоляции, в которой может оказаться страна?

– Мне кажется, они об этом не задумываются. Они уверены, что необходимость покупать у России нефть и газ перевесит все усилия по организации такой международной изоляции. Как показывает практика последних лет, никакие уговоры, никакие слова, никакие публичные заявления о том, что мы надеемся, что Россия будет соблюдать свои обязательства, соблюдать права человека, ни к чему не ведут. Все они воспринимаются российским руководством, как признак слабости. На все это можно наплевать, можно это проигнорировать и вести себя по принципу "никуда не денутся, экономика все равно перевесит".
Они уверены, что необходимость покупать у России нефть и газ перевесит все усилия по организации международной изоляции

Мне кажется, единственное, что может действительно серьезно воздействовать на российские власти, – это запрет на зарубежные поездки, включая и запрет на то, чтобы они посылали своих детей учиться за границу, покупали за границей недвижимость. Запрет этот должен касаться персонально и высших руководителей нашей страны, и лиц, виновных в организации политических преследований, в организации массовых нарушений прав человека. Плюс блокировка счетов и проведение расследований о происхождении их капиталов.

В чем заключается особенность нашей политической элиты? Ее представители последними словами ругают "проклятый Запад", они кричат, что Запад – это враг. Но при этом почему-то они ездят отдыхать не в Белоруссию, покупают недвижимость не в Северной Корее, учат детей не на Кубе и не в Ираке – они все это делают именно в тех странах, которые проклинают и которые называют врагами. Вот как только все это будет им запрещено, им придется задуматься об изменении внутренней политики.

– По крайней мере, в кулуарах Европарламента идут разговоры о том, что может быть обсужден вопрос о составлении такого списка нежелательных в Европейском Союзе персон из руководства Российской Федерации. Насколько реальным вам представляется, что эти пока осторожные разговоры превратятся в какие-то конкретные дела?

– Я хотел бы верить, что они превратятся в конкретные дела, но ведь, насколько я знаю, решение Европарламента не имеет в данном случае обязательной силы. Для того чтобы, например, въезд был реально запрещен, решение должен принять комитет министров Евросоюза. Там совсем другой может оказаться расклад сил, и там соображения экономической выгоды могут перевесить мнение европарламентариев. Конечно, это движение в новом направлении. Конечно, это уже создание некоей общеполитической угрозы для руководителей России. Но мне кажется, что все-таки это еще все не очень сильно, не очень убедительно и может быть впоследствии заблокировано на уровне комитета министров. Мне бы хотелось, чтобы руководители исполнительной власти стран Евросоюза высказывались более четко. В отличие от руководителей Российской Федерации, они зависят от своих избирателей и должны считаться с их мнением.
Внутриполитические проблемы Владимира Путина начнутся тогда, когда начнутся большие проблемы у тех, от кого на самом деле он зависит, кто на самом деле выбирает его и Дмитрия Медведева

– Как вы считаете, все более негативный международный фон создает сколько-нибудь значительные внутриполитические проблемы для Владимира Путина или для Дмитрия Медведева, которого упрекают в том, что он слабый президент? Или, поскольку Медведева либо Путина выбирают совершенно не те люди в России, которые обращают внимание на международную реакцию, этим фактом можно пренебречь при подготовке к президентским выборам 2012 года?

– Внутриполитические проблемы Владимира Путина начнутся тогда, когда начнутся большие проблемы у тех, от кого на самом деле он зависит, кто на самом деле выбирает его и Дмитрия Медведева. Это политическая и экономическая элита, для которой жизненно необходимо иметь возможность выезжать на Запад, вести на Западе бизнес, отправлять туда детей учиться, а жен – отдыхать, и тому подобное. Сегодня они, как мне кажется, еще не считают эту угрозу ощутимой. Вот и надо, чтобы они начали этого бояться. Тогда у Путина начнутся внутриполитические проблемы, и он превратится для них в препятствие, которое нужно будет устранить, чтобы вести бизнес. Ведь совершенно понятно, что они хотят распространять свое экономическое влияние на страны Запада, хотят с ними торговать. По поводу Медведева вообще говорить нечего, он ясно всем доказал, что он не президент, а зиц-президент. А Путин, по моим данным, действительно многих уже начал раздражать, в том числе и в элите, потому что он мешает им жить по-европейски. Они хотят тут, в России, пользоваться всеми прелестями авторитарного режима, который им покровительствует, но при этом им хочется вести экономическую деятельность на Западе. Если эту возможность им реально начнут прикрывать, то они начнут думать, как им избавиться от Путина.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG