Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Охтинский мыс в музее имени Сахарова


Проект небоскреба ''Охта-центр'' на Охтинском мысу в Петербурге

Проект небоскреба ''Охта-центр'' на Охтинском мысу в Петербурге


Марина Тимашева: В Музее имени Сахарова открылась фотовыставка, посвященная сенсационным археологическим открытиям, сделанным на Охтинском мысу в Петербурге. Градозащитники настаивают на сохранении этого объекта и превращения его в музей под открытым небом. Передаю слово Лиле Пальвелевой.

Лиля Пальвелева: То, что раскопали на месте предполагаемого и по счастью так и не состоявшегося строительства небоскреба ''Охта-центр'', специалисты сравнивают с Троей. Когда начинались раскопки, никто и не предполагал, что здесь сохранилось также много, как и в Трое, культурных слоев, которые имеют отношение не к столетиям даже, а к тысячелетиям.
На вернисаж в Москву приехал руководитель Санкт-Петербургской археологической экспедиции Петр Сорокин. По его словам, никогда прежде не то что в Петербурге – во всем бассейне реки Невы не было обнаружено ни одного памятника каменного века, а теперь вот следы присутствия доисторического человека найдены на Охтинском мысу. Причем речь идет об оседлом образе жизни, о поколениях, обитавших на одном месте, иначе на территории в 20 тысяч квадратных метров не откопали бы 12 тысяч предметов.

Петр Сорокин: Это набор находок, связанных с эпохой неолита, раннего металла. Керамические сосуды, каменные орудия, есть янтарные украшения. Уникальная сохранность древесины на этом месте позволила сохраниться рыболовным сооружениям, помимо этого различные рыболовные приспособления, в частности, там грузила, допустим - камни, оплетенные берестой, какие-то короба - вероятно для хранения рыбы. Влажный грунт позволяет сохраняться древесине, возраст которой 4-5 тысяч лет.

Лиля Пальвелева: Подумать только, еще не было Невы (она возникнет намного позже), еще берега Охтинского мыса омывало древнее Литориновое море, а вот с тех пор до наших дней дошли вещи из органических материалов!
Что же касается более поздних эпох, то выяснилось: как в слоеном пироге, одно над другим здесь тянутся остатки древних сооружений

Петр Сорокин: Это остатки четырех крепостей, которые занимают практически всю территорию этого мыса. Самое древнее из этих сооружений не упоминается ни в каких документах, это мысовое укрепление, которое там было до шведской крепости Ландскрона, то есть это укрепление новгородского времени, как минимум - 13-го века.

Лиля Пальвелева: Когда войска Петра I брали шведскую крепость Ниеншанц, все угловые башни были разрушены. Одна из них погребла под собой потайной ход. Его вместе с целехонькой закрытой деревянной дверью раскопали археологи. Но главное – не отдельные детали, хотя они красноречивы. Куда важнее, что остались зримые контуры сооружений всех веков, которые прежде можно было увидеть лишь на старинных картах.
Как сообщает Петр Сорокин, самые поздние находки датируются 18-м и 19-м веками.

Петр Сорокин: В 18-м веке эта территория принадлежала Дворцовой садовой конторе - там разводили растения для различных парков Петербурга. Сохранились остатки садовых ваз, а наиболее поздние археологические остатки это остатки Охтинской верфи 19-го века, то есть остатки стропилей этой верфи, с которой спускались знаменитые русские суда, такие как фрегат ''Паллада'', шлюп ''Восток''.

Лиля Пальвелева:
Находки, которые были сделаны, какова их дальнейшая судьба?

Петр Сорокин: Мы считаем, что они должны лечь в основу уникальной экспозиции, которая покажет 5-ти тысячелетний срез истории, которая существовала на месте современного Петербурга. По закону такие объекты сохраняются на месте обнаружения.

Лиля Пальвелева:
То есть я правильно поняла, что закон предполагает, что строить что-то новое на этом месте нельзя?

Петр Сорокин: Строить на месте археологических памятников нельзя.

Лиля Пальвелева: Сколько времени длились там ваши работы, были ли они плановые или пришлось их в пожарном порядке, в связи с предполагаемым строительством, начинать?

Петр Сорокин: Работы там начались задолго до строительства. Первые разведочные раскопки там были проведены в 1992-93 годах. Это и позволило нам поставить эту территорию на государственную охрану: охранный статус этой территории требовал проведения археологических работ при любых земляных работах на этой территории. Сто и произошло в связи с началом это амбициозного проекта по созданию ''Охта-центра''.

Лиля Пальвелева:
Между тем, говорит координатор общественного движения ''Архнадзор'' и куратор выставки в Музее Сахарова Наталья Самовер, в настоящее время существует реальная угроза утраты археологического памятника, поскольку никаких официальных решений относительно его судьбы до сих пор не принято.

Наталья Самовер: Самое главное сейчас этот памятник сохранить. Очевидно, что у нас сейчас есть уникальный шанс превратить это место в великолепный современный археологический музей, такой, которыми гордятся европейские города. Город бы гордился этим археологическим музеем, я совершенно не сомневаюсь. При правильной организации дела подобные современные археологические музеи являются достаточно экономически эффективными объектами, они будут приносить доход городу. А для этого нужно, скорее всего, поступить так, как принято поступать в случаях создания современных крупных музеев - провести международный конкурс на концепцию музея и на проектирование. Вот по этому пути сейчас идет Политехнический музей в Москве. Вот здесь, на выставке, представлен пример того, как подобные музеи существуют и какой музей может иметь Россия. Ничего подобного сейчас у нас нет.

Лиля Пальвелева: При этом, говорит Наталья Самовер, просвещенные петербуржцы уже полюбили охтинские находки. Они были в числе аргументов против возведения четырехсотметрового небоскреба.

Наталья Самовер: Очень трудно судить, что именно принимают во внимание власти, когда они принимают свое решение, они же не объясняют. Но, конечно, с того момента, как это археологическое наследие было найдено, оно сразу же осознавалось как такая же ценность, как небесная линия Санкт-Петербурга. И защищались не только городские панорамы, но и защищалось это археологическое наследие. Петербуржцы первыми оценили ценность этого необыкновенного объекта для города, а теперь слово за федералами. Федералы сказали свое слово, отменив строительство, а теперь мы надеемся, что федералы скажут свое слово и в Петербурге, а, значит, в России, появится вот этот музей. Это будет настоящая земляная крепость, по которой можно будет гулять, заходить в разные ее уголки, можно будет при желании спускаться под землю и увидеть что же существовало на этом месте до возникновения этой крепости.

Лиля Пальвелева: Ну а пока результаты изысканий на Охтинском мысу можно увидеть только на фотографиях - археологам пришлось засыпать раскопанные рвы, - чтобы не оплыли. Это временная консервация.
XS
SM
MD
LG