Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Российские блогеры помещают свежее предложение единороссов о выносе тела Ленина из мавзолея и его захоронении сразу в два контекста: набирающей силу предвыборной борьбы и стремительной абсурдизации жизни в стране. Возможный политический смысл предложения депутата Владимира Мединского интерпретируется по-разному. Блогер портала Slon.ru Алексей Мухин полагает, что разговоры об изъятии Ленина из мавзолея – неоценимая услуга КПРФ:

Вопрос о перезахоронении Ленина не является принципиальным для единороссов, но он является принципиальным для КПРФ. Как известно, "Единая Россия" выбрала именно КПРФ в качестве своего спарринг-партнера на будущих федеральных выборах в Госдуму. И теперь заинтересована в том, чтобы информационный фон вокруг коммунистов постоянно поддерживался. Реакция коммунистов, естественно, предсказуема: пикеты, заявления в стиле: "Не трогайте Ленина, это наше все". Мне кажется, что все это не закончится захоронением Ленина, потому что такой легкий и одновременно животрепещущий политический вопрос, как опустевший мавзолей, понадобится в будущем для того, чтобы привлекать внимание к коммунистам и впредь.

ЖЖ-пользователь f_biryukov выдвигает иную предвыборную версию:

"Единая Россия", восседая в консервативной маске, хочет поиметь голоса умеренно правых избирателей. Ведь накануне выборы, а на кону - очередные бюджеты. И если Ленин пиара ради носил бревно, то его прямые наследники из КПСС-ЕР носят, правда, лишь на словах, уже Ленина. Политтехнологи полагают, что это словесное перемещение мумии вызовет небывалый электоральный ажиотаж. Полагаю, они заблуждаются. Самое главное, что всерьез депортировать Ленина из Мавзолея единороссы не собираются. Мединский так и говорит: "Каждый год мы должны поднимать один и тот же вопрос".

Вопросы задаются не только о смысле предложения, но и о методах выноса. Юзер pavell спрашивает – в порядке отвлечения трудящихся от классовой борьбы:

Когда станут Ленина из Мавзолея выносить, то должен ли он быть одет в национальную одежду? Кокошник, сарафан, румяна?

Так предложение Мединского стало еще одним звеном в цепи симуляций общественной жизни, произведенной на уходящей неделе. Почему все это симуляции, объясняет в своем блоге на портале "Соль" писатель Андрей Левкин:

Во всех вариантах, от шаржей до важных заявлений происходит конкретная симуляция чувств. Причем граждане начинают производить мысли, не замечая этой симуляции — относясь к делу так, как если бы, например, заявление Чаплина действительно было осознанным, ответственным, а также — может и должно иметь немедленные конкретные последствия. Почему и Чаплин тут симулировал? Потому что у него нет ресурсов для проведения своих слов в жизнь. Ну, а обсуждающие его симулируют уже обсуждение исходной симуляции.

***

Британские блогеры обсуждают исламофобию в своей стране. Поводом стала речь баронессы Сайеды Варси, сопредседателя консервативной партии и единственной женщины-мусульманки в правительстве Дэвида Кэмерона. Выступая в университете Лестера, баронесса выразила озабоченность ростом исламофобии в британском обществе. Ненависть к мусульманам стала нормальной темой для обсуждения в приличном обществе, сказала она. Британские блогеры отреагировали на такие упреки неоднозначно. Комментирует Нил Гардинер на портале газеты Telegraph:

Традиционные для Британии индивидуальная свобода, свобода совести и предпринимательства привлекают людей со всего света. В любом обществе существуют предрассудки, однако в Британии они, по счастью, скорее исключение из правил. Их скорее можно найти в какой-нибудь мечети в северном Лондоне, чем в приличном британском обществе. Кроме того, следует отделять расовые или религиозные предрассудки от совершенно обоснованного беспокойства по поводу распространения воинствующей ветви ислама, которая представляет серьезную угрозу для Британии.

С Гардинером не согласен его коллега Питер Оборн:

То, что сказала баронесса Варси, должно было прозвучать из уст политика гораздо раньше. Я уверен в этом, потому что посетил множество мусульманских сообществ и говорил с десятки мусульманских лидеров. За небольшим исключением все они очень достойные люди. Многие из них приехали сюда из стран, где не соблюдаются права человека, поэтому они прекрасно чувствуют, что это значит – быть британским гражданином. Однако в общественном сознании мусульмане – предмет нападок. Самая политкорректная британская журналистка Британии Полли Тойнби однажды написала "Я исламофобка и горжусь этим". Представим на секунду, что она бы написала "Я антисемитка и горжусь этим". На этом бы ее карьера закончилась, потому что все знают, что антисемитизм – это плохо. Но с исламом такой подход не работает.

Особенно острые дискуссии вызвало высказанное баронессой Варси сожаление по поводу того, что мусульман делят на экстремистов и умеренных. По ее мнению, их надо делить на британских мусульман и религиозных фанатиков. Колумнисту Guardian Гаффару Хусейну такой подход кажется неправильным:

В любой религии существуют экстремисты, и не надо бояться этого факта. Дело в том, что британцы не знают, как отличить умеренного мусульманина от экстремиста. Нам надо разобраться в том, кто такие экстремисты, чего они хотят и чем они отличаются от обычных мусульман.

По мнению блогера портала Spectator Мелани Филипс, дело обстоит с точностью до наоборот – британцы недооценивают исламскую угрозу:

Притом что бОльшая часть мусульман осуждают насилие, среди них немало и тех, кто поддерживает исламский терроризм. По данным спецслужб – в Британии таких не менее двух тысяч человек. Однако исламизацию Британии и введение шариата поддержали бы, по результатам ряда опросов, не менее 40% мусульман. В такой ситуации можно только удивляться тому, как мало у нас предрассудков.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG