Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Адвокат Константин Ривкин – о кассационной жалобе на приговор Лебедеву и Ходорковскому


Адвокаты Ходорковского и Лебедева – Вадим Клювгант (слева) и Константин Ривкин

Адвокаты Ходорковского и Лебедева – Вадим Клювгант (слева) и Константин Ривкин

Бывший руководитель банка "Менатеп" Платон Лебедев подал отдельную кассационную жалобу на приговор по второму уголовному делу в отношении его и экс-главы "ЮКОСа" Михаила Ходорковского. Суд приговорил их в декабре 2010 к 14 годам лишения свободы, признав фигурантов дела виновными в хищении нефти и легализации денежных средств. По мнению экс-руководителя "Менатепа", приговор судьи Виктора Данилкина "является заведомо неправосудным" и вынесенным при "заведомом отсутствии" события преступления.

Ранее защита Платона Лебедева и Михаила Ходорковского подала две предварительные кассационные жалобы на приговор суда от 27 декабря прошлого года. Однако дата их рассмотрения до сих пор не определена. О том, что более конкретно не устроило Платона Лебедева в приговоре суда по второму уголовному делу, в интервью РС рассказал адвокат экс-руководителя банка "Менатеп" Платона Лебедева Константин Ривкин.

– Насколько объемная жалоба поступила от Платона Лебедева и какие именно пункты приговора не устраивают экс-руководителя "Менатепа"?

– Это первая жалоба, которую подал Платон Леонидович. И у наших подзащитных, и у нас есть возможность подавать дополнения к жалобам. Жалоба, которую он составил, связана с тем, что в течение 10 дней с момента получения приговора он должен на него среагировать. Ознакомившись с приговором, во-первых, он обратил внимание, как некорректно, мягко говоря, обошелся суд с показаниями как Ходорковского, так и Лебедева. Они давали достаточно большие, объемные показания, а в приговоре их изложению было посвящено практически по страничке.
Суд в конечном итоге переписал обвинительное заключение и сказал, что он абсолютно не желает слушать наших специалистов, наших свидетелей, не согласен с ними – и вынес такой совершенно жуткий приговор

И основной вопрос – это, конечно, контрдоводы, направленные на опровержение обвинений в хищении. Он говорит и пишет о том, что при обвинении в хищении всей нефти, которую добывали дочерние предприятия ЮКОСа, невозможно появление выручки у этих предприятий и прибыли, которая исчисляется миллиардами рублей. Это, кстати, зафиксировано в самом приговоре, и на это Платон Леонидович обращает внимание еще со времени судебного разбирательства. Этой тематике он посвятил определенный раздел своей кассационной жалобы и будет, видимо, эту тему продолжать и дальше.

– Учитывая предыдущий опыт обращения Ходорковского и Лебедева в кассационную инстанцию, можно ли рассчитывать на сколько-нибудь положительный исход дела?

– В вашем вопросе содержится ответ. В предыдущем случае, в 2005 году приговор был подвержен корректировке и изменениям, наказание было снижено, хотя и незначительно. Но в то же время судебная коллегия по уголовным делам целый ряд вмененных эпизодов признала необоснованными и что-то либо совсем отменила, либо скорректировала. Так что надежда на это есть, тем более что, на наш взгляд, Хамовнический суд допустил очень грубые нарушения как материального, так и процессуального права. И если Московский городской суд будет объективен, в чем, конечно, есть определенные сомнения, то он просто обязан на это отреагировать.

Безусловно, закон предусматривает дополнение кассационных жалоб, и мы будем это делать в любом случае, потому что на момент подачи кассационных жалоб мы еще не имеем судебного протокола в полном объеме и, естественно, не можем на него ссылаться. Когда мы получим протокол, тогда будем, соответственно, писать дополнения со ссылкой на конкретные материалы, связанные с показаниями свидетелей и с другим фактическим материалом.

В целом, мы крайне огорчены решением Хамовнического суда и просто не понимаем, чем полтора года занимались стороны. Пришла масса свидетелей как со стороны защиты, так и со стороны обвинения, они давали показания исключительно в нашу пользу. Суду была представлена масса документов, которые показывали несостоятельность обвинения. А суд в конечном итоге переписал обвинительное заключение и сказал, что он абсолютно не желает слушать наших специалистов, наших свидетелей, не согласен с ними – и вынес такой жуткий приговор. Конечно, мы считаем, что в процессе написания приговора на суд было оказано давление, связанное с соответствующим заявлением премьер-министра.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG