Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ключевое слово этой недели – "энергетика". В среду во время посещения Иордании Дмитрий Медведев поведал журналистам, что его фотокамера плохо работала на месте крещения Иисуса Христа на реке Иордан. Корреспондент российского телеканала с президентом согласился – здесь особая энергетика. Имелось в виду нечто мистическое.

До некоторых пор энергетикой считалась только определенная отрасль экономики, и ничего больше. Теперь актеры любят поговорить об энергетике зрительного зала или сцены. Спортсмены – об энергетике стадиона и прочее, и прочее.

Как относиться к такому новому значению слова, никакими словарями, впрочем, не зафиксированному? Об этом спросим президента Государственного института русского языка имени Пушкина академика Виталия Костомарова:

– Вы знаете, сейчас для всех, пожалуй, русских слов характерен поиск метафорических, переносных, сравнительных, аналогических каких-то значений. Это всегда происходит в любом языке и в русском тоже, но сейчас какой-то такой период моды на такие переосмысления. Многие из них происходят под влиянием английского словоупотребления в международных словах, но это необязательно. Из таких примеров я бы привел меня поразивший года два тому назад, – когда я увидел на
Очевидно, в эпоху такой перестройки (перестраивается идеология, страна, хозяйство) людям хочется какого-то обновления и в языке
магазине надпись: "Продаются оригинальные запчасти для БМВ и Мерседеса". Разумеется, "оригинальный" в русском языке существует давно – "…и был большой оригинал", то есть это что-то необычное, выбивавшееся из ряда. Но здесь имеются в виду части, привезенные с фирмы из Германии, то есть то, что у нас называется "фирменные запчасти" и т.д. "Оригинальные" – это значит необычные. Но вот сейчас новое значение этого слова уже никого не удивляет. Люди настолько привыкли к таким переосмыслениям, что они на это не реагируют. Ну и что ж – энергетика? Перенесли на человека, перенесли на какое-то помещение. По-моему, все прекрасно понимают, что имеется в виду.

Есть такое желание – все переосмыслить, дать словам новые значения. Таких вещей сейчас очень много. Пожалуйста, другой пример. Это уже совсем русское слово. Скажем, сейчас мы предпочитаем говорить "это тяжело сделать", "это тяжелая работа". Но "тяжелая" – это весовое понятие. В этих случаях надо было бы сказать "трудная", "затрудненная", "это трудная задача". В XIX веке "трудное" и "тяжелое" различались. Сейчас как будто бы этого различия нет. "Тяжелый" в смысле "весовой" перешло на значение "трудный". Такие процессы в языке происходили всегда. Просто сейчас какое-то обострение тенденции.

– Чем вы это объясняете?

– Очевидно, в эпоху такой перестройки (перестраивается идеология, страна, хозяйство) людям хочется какого-то обновления и в языке. Обновления фразеологии, лозунгов, призывов.

И все же отметим: тем, кто употребляет слово "энергетика", имея при этом в виду мистические ощущения, следует отдавать себе отчет – в широкий обиход слово вошло благодаря шарлатанам, всяким экстрасенсам и им подобным, кого хлебом не корми, дай только потолковать о карме и энергетических потоках.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG