Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт Андрей Солдатов – о спецслужбах и терактах


Андрей Солдатов

Андрей Солдатов

Более тридцати человек погибли, более 130 пострадали при взрыве в зале прилетов международных рейсов аэропорта "Домодедово". В больницы доставлено около 100 пострадавших. Эксперты напоминают, что террористическая активность планомерно повышалась последние несколько лет.

Ситуацию по просьбе Радио Свобода анализирует эксперт по вопросам борьбы с терроризмом, главный редактор интернет-сайта "Агентура.ру" Андрей Солдатов.

– Случившееся 24 января в аэропорту "Домодедово" - это трагическая, но все же случайность, или это закономерное развитие событий?

– Я не думаю, что это было большим сюрпризом для всех. Потому что террористическая активность планомерно повышалась последние несколько лет после того затишья, которое было в 2005-2006 годах. Несколько лет назад шахидизм, то есть подрывы смертников, вернулся на Северный Кавказ, год назад он вернулся в Москву. Поэтому я думаю, что все достаточно закономерно.

– Прошла информация, что, якобы, специальные службы догадывались о том, что теракт может произойти в одном из аэропортов, проводили какие-то розыскные мероприятия, но возможных террористов упустили. Известно, что преступление на транспорте – один из самых сложных моментов работы спецслужб. Обречена ли Россия на то, чтобы такие теракты происходили в аэропортах и других транспортных узлах, или все-таки что-то можно сделать?
Можно считать, что достаточно нескольких брутальных слов, которые любят использовать Владимир Путин и Дмитрий Медведев, когда они говорят об уничтожении террористов, но это ситуацию никак не исправит

– Эту проблему невозможно решить изолированно. Понятно, что Россия – огромная страна, где есть железные дороги и другие места скопления людей. Напомню, что один из самых трагических терактов в Москве – подрыв на "Рижской" – случился из-за того, что террорист запаниковал, занервничал и не смог войти на станцию метро. Но это не помешало ему взорваться и погубить достаточно большое количество людей у входа на станцию.

Иными словами, невозможно заниматься только безопасностью аэропортов. Это никак не обезопасит население от терактов. Просто, наверное, первый шаг, который нужно сделать, – это, в конце концов, начать понимать, что если террористы-смертники стали возвращаться на Северный Кавказ, а Северный Кавказ - это Россия, то рано или поздно (скорее – рано) такие же атаки начнут проводиться и в Москве. Можно не обращать на это внимание и считать, что достаточно нескольких брутальных слов, которые любят использовать Владимир Путин и Дмитрий Медведев, когда они говорят об уничтожении террористов и т.д., но это ситуацию никак не исправит.

– Есть ли какие-то резервы у российских спецслужб? Какие-то другие методы выявления террористов, отличные от тех, которыми они действуют сейчас?

– Да, конечно, есть. Потому что сейчас используется всего лишь одна методика, а именно – силовая составляющая спецслужб. Буквально за последний год ФСБ резко усилила свою активность на пути уничтожения лидеров бандформирований. На это сил хватает, но проблема в том, что это всего лишь одно из возможных направлений деятельности спецслужб. Пока у нас получается, что деятельность спецслужб направлена, в первую очередь, на наказание людей, которые уже совершили теракт. Люди, которые организовали подрывы в московском метро в прошлом году, уже наказаны и уничтожены. Но проблема в том, что нужно заниматься превентивными мерами. И на это, кстати, есть средства: после каждой трагедии каждые два года финансирование как региональных подразделений ФСБ, так и центрального аппарата возрастало. То есть российские спецслужбы очень хорошо финансировались в последние годы.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG