Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чего ожидать российскому лесному хозяйству этим летом


Ирина Лагунина: Гринпис в России прогнозирует, что если нынешнее лето будет сухим и жарким, то в России может повториться прошлогодняя катастрофическая ситуация с лесными и торфяными пожарами. Эксперты считают, что российская власть не извлекла никаких уроков из прошлогодних пожаров, в результате которых погибли 54 человека, а более 2 тысяч лишились крыши над головой. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: По информации Гринпис в России, около 17-ти процентов территории Московской области и семи близлежащих регионов находятся в зоне максимального риска возникновения природных пожаров, которые могут начаться после того, как сойдет снег. Будущие "горящие точки", по мнению специалистов, это крупные массивы сухих сосновых и смешанных лесов на песчаных почвах, нерасчищенные от мертвой древесины свежие гари и ветровалы и крупнейшие торфяники. После масштабных природных пожаров прошлого лета власть должны была озаботиться этой проблемой и сделать все, чтобы катастрофа не повторилась летом 2011 года. Что же сделано? Рассуждает руководитель Лесного проекта Гринпис в России Алексей Ярошенко.

Алексей Ярошенко:
Все мы помним, что 2010 год запомнился в нашей стране катастрофическими пожарами в лесах и на торфяниках. При этом следует отметить, что в масштабах страны выгоревшая площадь и количество лесных пожаров не превышали в среднем многолетнее значение. Большущий ущерб, который был нанесен природе, был связан с тем, что основная масса пожаров пришлась на густонаселенные регионы европейского центра, Поволжья и самых южных регионов Сибири. Из-за этого погибли люди, полностью и частично огнем даже по официальным данным были уничтожены 199 населенных пунктов, не считая дачных селений. В общем про ущерб, я думаю, вы все знаете.
Поэтому возникает вопрос: а что будет в следующем году? По итогам пожара 2010 года органами государственной власти были предприняты некоторые шаги, направленные на снижение пожарной опасности. В частности, внесены серьезные поправки в Лесной кодекс, уже 11 набор поправок со времени принятия Лесного кодекса в 2006 году, самый большой пока. В основном эти поправки связаны с пожарной безопасностью. Увеличено финансирование лесного хозяйства в целом в полтора раза, а совокупный бюджет на расходы на борьбу с пожарами, как и ожидается, увеличится примерно вчетверо. Точной цифры пока нет, потому что многое зависит от субъектов Российской Федерации. Увеличена штатная численность Рослесхоза более чем в два раза и существенно повышен, именно Рослесхоза, федерального агентства лесного хозяйства, существенно повышен его статус. Теперь это орган государственной власти, который один отвечает за все, что связано с лесом.
Но, к сожалению, мы ожидаем, что ситуация в 2011 году может оказаться еще более тяжелой, чем в 2010-м. Дело в том, что основная логика действий, которые сейчас принимают органы власти, состоит в том, что выделяются дополнительные силы и средства на борьбу с катастрофическими пожарами, на ликвидацию последствий чрезвычайных ситуаций, но не на их предотвращение. К сожалению, количество людей, которые работают в лесу и от которых зависит предотвращение и раннее обнаружение пожаров, не увеличится. То есть при том, что общие затраты бюджета на борьбу с лесными пожарами вырастут практически в четыре раза, расходы федерального бюджета на лесные субвенции, то есть на те деньги, из которых содержится штат работников леса, они увеличиваются всего на 25% и то значительная часть этих 25% приходится на ликвидацию последствий пожаров 2010 года, а не на профилактическую работу. То есть фактически работ по предупреждению, профилактике лесных и торфяных пожаров больше не станет. Людей, которые охраняют леса от огня, больше в лесном хозяйстве не станет. Номинально вводится понятие лесной охраны, соответствующие есть полномочия, они добавляются к существующей работе у тех, кто осуществляет лесной контроль и надзор, то есть у чиновников регионального уровня, но у людей, которые действительно будет охранять леса, их не появится. Денег на это в федеральном бюджете 2011 года не заложено. Поэтому ситуация с охраной лесов в 2011 году будет ровно такая же, как в 2010 году.
Существует, к сожалению, тенденция для ухудшения ситуации, потому что мы видим рост бюрократизации лесного хозяйства.

Любовь Чижова: Говорил эколог Алексей Ярошенко. Руководитель проекта по особо охраняемым природным территориям Гринпис в России Михаил Крейндлин также возвращается к прошлогодним лесным пожарам и напоминает, что МЧС реагировал на них не слишком оперативно. Кроме того, о многих пожарах, даже о таких, где гибли люди, часто не было официальных сообщений…

Михаил Крейндлин: Фактически и органы власти Московской области вводили в заблуждение руководство страны о том, какая же реальная ситуация. Потому что не давали реальную информацию. Конечно, это чрезвычайное положение с привлечением всех тех необходимых сил должно было быть объявлено гораздо раньше и на более ранних стадиях потушить эти пожары было гораздо проще. А что происходит на самом деле? На самом деле происходит следующее. Это скрин-шот сайта Главного управления по чрезвычайным ситуациям Московской области, сводка о чрезвычайной ситуации за 29 июля 2010 года. 29 июля 2010 года – это как раз тот трагический день, когда сгорело село Моховое, наполовину сгорело село Коданово, когда погибли люди. Что написано здесь? На территории области чрезвычайных ситуаций не произошло. Вот это я скопировал в декабре этого года, она еще висела на сайте. Сейчас, к сожалению, вся информация с сайта МЧС, его региональных органов снята полностью, там этой информации нет.
Таким образом, даже когда все произошло, МЧС продолжало скрывать от народа реальную ситуацию, которая происходила. Мы говорили в том же селе Моховом с жителями, которые смогли оттуда уехать, они говорили, что этот пожар, который уничтожил эту деревню. Пожар было видно несколько часов до этого, стояли пожарные машины, но никакого сигнала по эвакуации этого села, хотя было понятно, что ветер в эту сторону, не было. Потому что начальство говорило, что все в порядке. К сожалению, если попытки снять с себя ответственность за ситуацию будут продолжаться и в будущем году, то мы опасаемся, что опять будут гибнуть люди, опять будут гореть населенные пункты.
Хотелось бы объяснить, что у нас есть закон, в том числе закон, который устанавливает ответственность в том числе должностных лиц за сокрытие такой информации. Есть статья 237 уголовного кодекса, где прямо написано, что сокрытие или искажение информации о событиях, фактах, которые создают опасность для жизни окружающей среды должностными лицами, ведут за собой уголовную ответственность, в том числе высших должностных лиц Российской Федерации. Но как мы знаем, к сожалению, как мы считаем, основные виновники вместо того, чтобы быть наказанными, получили в большом количестве награды от нашего государства на сумму, если я не ошибаюсь, два миллиарда рублей. То есть примерно та сумма, которая изначально предполагалась на тушение пожаров в стране. Но тем не менее, мы все-таки надеемся, что привлечение массового внимания к этой ситуации, которая сейчас, все-таки сподвигнет специальные службы и руководство нашей страны для того, чтобы более серьезно относиться в этом году и тогда может быть шанс на то, что ситуация будет не такой катастрофической.

Любовь Чижова: Это было мнение Михаила Крейндлина. В прошлом году большую помощь пожарным оказывали волонтеры – и жители тех деревень, которые горели, и приезжающие к ним на помощь добровольцы. В конце прошлого года был подготовлен проект федерального закона "О добровольной пожарной охране", но руководителя волонтерской программы Гринпис Григория Куксина этот факт совсем не радует. И вот почему…

Григорий Куксин: Много лет идет разговор о том, чтобы поддерживать, создавать, усиливать добровольную пожарную охрану так, как это сделано во многих развитых странах, и в Америке, и в Европе, где до 70-80% численного состава противопожарной службы составляют добровольцы. И в этом году по поручению президента после масштабных пожаров лета 2010 года и после массового вовлечения добровольцев в эту деятельность, когда обострились все противоречия законодательные, обострились проблемы, связанные со страхованием, с гарантиями какой-то социальной защищенности добровольцев, было поручение разработать законопроект о добровольной пожарной охране. Такой законопроект разработан, разработан он МЧС России и 26 числа планируется рассмотрение его в первом чтении в Государственной думе.
Но, к сожалению, реальность оказалась не так оптимистична, как хотелось бы. Внимательное рассмотрение этого законопроекта говорит о том, что фактически тот вариант закона, который сейчас в срочном порядке будут рассматривать, фактически скорее может дискредитировать пожарное добровольчество и лишить добровольцев возможности эффективно участвовать в противопожарной деятельности. Скорее всего это повысит уровень недоверия к участию в таких добровольческих проектах тех людей, которые могли бы в них участвовать.
Законопроект подготовлен очень слабо, он имеет массу противоречий с действующим законодательством, а кроме того сами основные положения, то, как прописано, кто такие пожарные добровольцы, то, как прописано, как на каком основании они могут участвовать в какой-то деятельности, фактически делает эту деятельность абсолютно нереальной для нашей российской действительности. Поэтому сейчас мы прилагаем всевозможные усилия для того, чтобы довести до законодателей, донести до Общественной палаты, Государственной думы нашу точку зрения. Потому что с добровольцами мы работаем давно, уже больше 10 лет мы создаем добровольческие группы, которые успешно работают на пожарах в регионах. И принятие такого закона сделает эту работу гораздо более сложной и скорее создаст новые проблемы при подготовке к новому сезону, оттолкнет людей, развернет их от пожарного добровольчества.
В качестве примера, если небольшой совхоз, сельскохозяйственное предприятие хочет создать у себя в сельской местности пожарную дружину, по законопроекту МЧС им придется создавать новое юридическое лицо, нанимать бухгалтера, руководителя, водителя, за свои деньги проводить обучение добровольцев, за свои деньги проводить их медицинское страхование. После этого они будут обязаны в безусловном порядке бесплатно выезжать на пожары, не имея никаких компенсаций, никаких юридических защит дополнительно. То есть фактически это полная утопия. На таких условиях пожарное добровольчество развивать практически невозможно.
Свои поправки к этой версии законопроекта мы подготовили, я надеюсь, в ближайшее время постараемся сделать все возможное для того, чтобы закон в таком виде не принимался. Хотя, безусловно, закон о добровольческой пожарной охране нужен и поддержка добровольцев нужна.
Нас часто спрашивают, что будут делать наши добровольцы в грядущем 2011 году и здесь сразу, предвосхищая такие вопросы, отвечу, что мы продолжим работу по противопожарной тематике, мы продолжаем сейчас, набираем добровольцев, готовим на специализированных наших курсах для того, чтобы люди эффективно и безопасно могли участвовать в противопожарной работе. Мы по-прежнему планируем взять под свою защиту часть особо охраняемых территорий там, где государство не справляется со своими функциями, тем, где фактически только силами добровольцев удается удерживать ситуацию. В частности, например, территория планируемого национального парка, пока не созданного, территории уникальные, природные территории, на которых никто кроме добровольцев пожар не тушит.
Кроме того мы планируем в том числе сейчас проводить дополнительные исследования, проводить дополнительный анализ того, какие территории представляют наибольшую опасность. Будут поездки наших добровольцев по сгоревшим территориям. Будет продолжена работа по картированию горящих торфяников. Кадры, которые могли видеть в последние дни в Интернете, это наша работа по исследованию горящих сейчас торфяников, которые представляют огромную опасность, если этот огонь не будет ликвидирован паводком, весенним половодьем, где такие ситуации находятся. И на основании всех полученных знаний, закартированных территорий максимальной опасности мы планируем выезд наших добровольцев на пожары, которые будут скрываться властью. К сожалению, печальная практика этого года показала, что огромные потери, огромные человеческие жертвы, которые были в результате этих пожаров были вызваны во многом не только самой ситуацией с пожарами, но и с ситуацией вокруг пожаров, потому что информация пряталась.

Любовь Чижова: Рассказывал руководитель волонтерской программы Гринпис в России Григорий Куксин. Лесные и природные пожары лета прошлого года унесли жизни 54 человек, более 2 тысяч россиян остались без крыши над головой. Ущерб от пожаров, по подсчетам экспертов, превысил 300 миллиардов долларов. Одной из главных причин масштабных возгораний специалисты называют ликвидацию системы государственного управления лесами в результате принятия в 2007 году новой редакции Лесного кодекса.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG