Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Компания "ЛУКОЙЛ" предписала детскому театру "Волшебная лампа" покинуть занимаемое им помещение на период реконструкции здания по адресу Сретенский бульвар дом 9/2. Театр не согласился.

"Волшебная лампа" – хороший детский театр, один из немногих в Москве, который дает представления и для самых маленьких. Художественный руководитель театра – Марина Грибанова.

– Театр существует с 1988 года, то есть больше двадцати лет. Сначала он был частным театром, потом стал государственным. Он создан Владимиром Штейном, Виктором Плотниковым и мной, и за создание этого театра мы удостоены Государственной премии Российской Федерации в области литературы и искусства. У нас в репертуаре восемь спектаклей для детей от трех до девяти лет. Наши зрители нас любят. У нас в год больше 20 тысяч зрителей при зале на 80 мест. Мы играем более 500 спектаклей в год, мы страшно трудолюбивы. Работаем без выходных, без праздников. Кроме того, у нас проводится благотворительная программа, в которой участвует более полутора тысяч детей в год, и нам никто за нее не платит. На базе театра с 1997 года действует Центр творческой реабилитации детей с ограниченными возможностями, нами разработана специальная методика для занятий. Это бесплатно и добровольно. Мы проводим фестивали и участвуем в международных смотрах. Мы получаем престижнейшие дипломы от ЮНЕСКО, – рассказала Марина Грибанова.

"Волшебная лампа" "освещает" всего 272 квадратных метра, то есть занимает часть первого этажа большого дома, построенного в 1915 году. Помещение принадлежит Правительству Москвы и передано театру в оперативное управление. Между тем, компания ЛУКОЙЛ затеяла в нем реконструкцию, и 19 января театр получил письмо за подписью вице-президента компании господина Баркова о том, что должен до 1 февраля выехать из здания. При этом Марина Грибанова не знает, сколько времени требуется для реконструкции:
Сегодня мы живем в стране, в которой, если речь идет о больших деньгах, вообще больше ничего не важно – ни идеология, ни благотворительность, ни интересы живых конкретных людей

– ЛУКОЙЛ утверждает, что семь месяцев. До этого они говорили, что года два или два с половиной, но на самом деле реконструкция может длиться десятилетия. Есть реальная вероятность, что мы никогда сюда не вернемся. К тому же мы не знаем, что предполагает реконструкция, потому что ЛУКОЙЛ нас со своими чертежами не ознакомил, проект с нами не согласовал. И ведь это не помещение ЛУКОЙЛа – это помещение Москвы! У нас все документы оформлены на оперативное управление этим помещением, наши 272 метра законно оформлены, и к ЛУКОЙЛу оно не имеет отношения. Сам ЛУКОЙЛ домом пока не владеет. Компания им будет владеть после окончания реконструкции. Но она предлагает нам отсюда удалиться, хотя в распоряжении правительства Москвы от 2006 года понятно написано: "Обеспечить возможность функционирования театра во время реконструкции".

Правительство Москвы заключило инвестиционный контракт с компанией ЛУКОЙЛ на реконструкцию этого дома, и сначала, в 2004 году, предполагалось, что нас отсюда выведут. Мы, естественно, возмутились, написали президенту Путину, он вмешался в эту ситуацию, и вышло второе распоряжение – предоставить возможность функционирования театра во время реконструкции. С этим распоряжением мы согласны и требуем, чтобы оно выполнялось. Но ЛУКОЙЛ хочет нас отсюда удалить. То есть, видимо, они то ли взяли на себя функции правительства Москвы, то ли считают себя выше правительства Москвы. Мы не подчиняемся ЛУКОЙЛу. Нам ничего взамен не предлагается, – подчеркивает Марина Грибанова.

Нужно заметить, что ЛУКОЙЛ готов оплатить аренду театром другого помещения на все время реконструкции, но найти его должна сама "Волшебная лампа". Сделать это в Москве, тем более в центре практически невозможно.

Ситуацию комментирует писатель Григорий Остер:

– Довольно грустная история. Она, как лакмусовая бумажка, проявляет, наверное, вообще все, что происходит в стране. Мы с вами живем не в той стране, в которой жили раньше. Раньше собирали пресс-конференции, собирали подписи под письмами, чтобы защитить театры или другие учреждения культуры от идеологической цензуры. Но сегодня мы живем в стране, в которой, если речь идет о больших деньгах, вообще больше ничего не важно – ни идеология, ни благотворительность, ни интересы живых конкретных людей, важны только огромные денежные суммы и удовольствия, которые могут получать люди, владеющие этими суммами. Когда выходишь из метро, сразу видишь огромное здание ЛУКОЙЛа – и неподалеку маленький театр. Это как символ. Если в результате этот огромный, богатый ЛУКОЙЛ проглотит или своим неловким движением раздавит театр, значит, это будет еще одно, окончательное подтверждение всему тому, что я говорю, – что нужды детей больше никого не интересуют, нужды общества никого не интересуют, а работают только интересы денег.

Ну что мы будем делать? Наверное, напишем письма, переведем их на иностранные языки - чтобы те, кто хочет покупать акции ЛУКОЙЛа или вообще иметь с ним какое-то дело, имели представление о том, как действует эта компания, - сказал Григорий Остер.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG