Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В российской блогосфере обсуждают выступления президента Медведева в российской прессе (он дал интервью газете "Ведомости") и на международном форуме в Давосе. По мнению блогеров, президент стремился убедить западных инвесторов в привлекательности российского рынка. Комментатор с портала "Ведомостей" недоумевает, почему Медведева не интересуют проблемы российских инвесторов:

Зарубежный бизнес, значит, надо убедить в безопасности и выгодности инвестиций в Россию, а меня, гражданина этой же страны, убеждать не нужно?! По барабану, что налоговая нагрузка на фонд оплаты труда в Великобритании 30 %, а у нас 49,2 %, по барабану, что у моего знакомого чиновники тупо отобрали заводик, по барабану, что я сейчас брата жены пытаюсь из тюрьмы вытащить – он неаккуратно начал конкурировать с бизнесом начальника местной криминальной милиции, за что теперь упакован плотно и надежно. Нее, Андрей или Игорь нам не нужны, нам Биллов с Жанами подавай.

Находящийся в Давосе блогер портала Сноб.ру Андрей Шаронов рассказывает о настроениях западных инвесторов, которые обсуждают свой опыт работы на российском рынке:

Сегодня глава фонда Hermitage Уильям Браудер, выступая на подиуме, в подробностях описал чудовищную историю, которая закончилась смертью Магнитского, но которая, по сути, так ничем и не закончилась. И задал участникам подиума риторический вопрос (на сессии, помимо Шувалова, был и главы Boeing и Pepsi, и много других топ-менеджеров): "Вы готовы к такому развитию событий? Вот меня выгнали из России, сделали персоной нон-грата, потом нашу компанию украли, нашего юриста посадили и сгноили в тюрьме". Шувалов на это ответил, что он очень сожалеет, что так получилось, что виновные наказаны, к ним были применены дисциплинарные взыскания. То есть Шувалов в некотором смысле посыпал голову пеплом и объяснил, что делаются некоторые телодвижения, чтобы избегать подобных ситуаций в будущем.
И так получилось, что Браудер был один, а остальные иностранцы рассказывали, что у них позитивный опыт работы в России. Довольно любопытной была речь главы Pepsi, которая особенно отметила, что только в России возможна ситуация, что глава правительства встречается с бизнесменами и пытается решать конкретные проблемы. И это, на ее взгляд, позитивно. Хотя, на мой взгляд, из этого следует, что многие проблемы без прямого вмешательства главы правительства не решаются — что плохо с точки зрения инвестиционного климата.


Философический итог давосским прениям по России подвел твиттер KermlinRussia:

Парадокс Магнитского: человека уже нет, а проблема осталась.

***

Мировая блогосфера продолжает следить за массовыми народными выступлениями в арабских странах. От Туниса интерес переместился в сторону Египта, в разных городах которого демонстрации продолжаются уже четвертый день. Многие в сети признают, что скептицизм относительно возможности ниспровержения Хосни Мубарака уступает место осторожной надежде. Некто Юсеф пишет:

Я, пожалуй, принадлежу к числу безнадежных пессимистов и не испытываю ни малейшего оптимизма в том, что касается будущего региона, но даже я должен признать, что ощущаю ветер перемен. Пока не ясно, какие именно формы они примут, но судя по всему они будут радикальными.

Юсефу вторит известный эксперт по арабскому миру, профессор политологии в университете Джорджа Вашингтона Марк Линч:

Мы еще не знаем, чем закончится тунисская история – приведет ли она к коренным переменам или всего лишь видоизменит существовавший порядок, - а большинство моих коллег уже переключились на другой вопрос: распространятся ли гражданские протесты по всему арабскому миру, захватят ли они Египет, Иорданию, Йемен, Алжир, Ливию и т.д. Любой специалист по каждой из этих стран аргументированно объяснит, что протесты невозможны. Я тоже испытываю скептицизм. – И мне пришлось от него отказаться, когда я следил в Твиттере за развитием событий в Египте. В регионе действительно что-то происходит, устои авторитарных режимов арабского мира рушатся под напором молодых людей, внезапно поверивших в возможность перемен. Есть серьезные основания считать, что все эти режимы переживут народные волнения, однако энтузиазм настоящего момента тоже не следует игнорировать.

Профессор политологии Вашингтонского университета, специалист по Египту Эллис Гольдберг выделяет два важнейших, по его мнению, фактора, характеризующих начавшиеся во вторник демонстрации:

Во-первых, призыв к демонстрациям изначально появился на страничке Фейсбука, озаглавленной "Мы все Халид Саид" - той самой, что с успехом организовывала протесты против зверств полиции, главным образом посредством распространения сведений о жестоком избиении Халида Саида, имевшем место в прошлом году в Александрии. Крупнейшие политические силы, в том числе и "Братья-мусульмане", оставались в стороне до самого последнего момента. Похоже, молодым людям удалось убедить политиков, поскольку за несколько часов до начала те все-таки поддержали демонстрации. Режим всегда боялся, что бастующие рабочие начнут выдвигать политические требования. Похоже, дело к тому идет.
А во-вторых, отрадно было видеть мирную демонстрацию, посвященную исключительно египетским вопросам и ратующую за политические реформы и свободу. После событий в Тунисе оппозиционная пресса только об этом и говорила – и вот теперь мы увидели в руках одного из демонстрантов лозунг "Решение – это Тунис". Это своего рода упрек "Братьям-мусульманам": с тридцатых годов те выступают под лозунгом "Решение – это ислам".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG