Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Организация Redress и дело Сергея Магнитского в ООН


Сергей Магнитский

Сергей Магнитский

Ирина Лагунина: В понедельник стало известно, что Специальный докладчик ООН по предотвращению пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания и Специальный докладчик ООН по вопросу независимости судей и адвокатов приняли к расследованию дело Сергея Магнитского, адвоката инвестиционного фонда Hermitage Capital, который скончался в московском СИЗО 16 ноября 2009 года. Приведу реакцию российского Министерства иностранных дел на эти сообщения: "14 января эксперты Совета направили в адрес российской стороны официальный совместный запрос с просьбой предоставить информацию о ходе расследования ряда случаев предполагаемых нарушений прав человека, включая смерть Сергея Магнитского...Хотелось бы подчеркнуть, что в указанном обращении речь идет исключительно о предоставлении информации, а не о проведении спецдокладчиками какого-либо собственного расследования", – говорится в заявлении МИД. Вот ответ из офиса Верховного комиссара ООН по правам человека, который мы получили: "Офис Верховного комиссара ООН может подтвердить, что в случае с Российской Федерацией по вопросу о деле Сергея Магнитского были введены в действие специальные процедурные механизмы - по соответствующим нормальным дипломатическим каналам".
Чтобы выяснить, что же было представлено на рассмотрение специальных уполномоченных ООН, мы позвонили в международную организацию Redress, призвавшую ООН заняться делом Сергея Магнитского. Мой коллега Ричард Солаш беседовал с юридическим советником Redress Юргеном Шурром.

Юрген Шурр: Мы узнали о деле Сергея Магнитского в середине прошлого года и начали собирать документы, показания, а середине декабря прошлого года, то есть месяц назад, передали все эти документы вместе с обращением Специальным докладчикам ООН.

Ричард Солаш: Обращение в ООН содержит более ста страниц документов. Как они собирались? И на чем Redress построила свои доказательства?

Юрген Шурр: В этом и состоит своего рода вызов в деле Магнитского, как и во многих других делах, связанных с нарушением прав человека в России. Большая часть информации широкодоступна. Есть сообщения неправительственных организаций и даже специальных государственных комиссий. Общественная комиссия, например, выясняла обстоятельства содержания под стражей и смерти Сергея Магнитского. Отчет этой комиссии находится в открытом доступе. Есть жалобы, которые Магнитский писал из тюрьмы. Вдобавок к этому мы беседовали с адвокатами, которые были вовлечены в это дело. Вот на этом и строится наша информация. И еще мы в нашем послании перечисляем международные стандарты соблюдения прав человека, которые Россия в этом деле нарушила.

Ричард Солаш: И какие именно международные стандарты нарушила в данном случае Россия?

Юрген Шурр: Россия, например, ратифицировала Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Россия также является участницей Европейской конвенции по правам человека. Так что на России лежит обязательство не применять пытки. В соответствии с этими документами пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания категорически запрещены. И этот запрет Россия обязана соблюдать. На России также лежит дальнейшая ответственность провести расследование и привлечь к ответственности виновных в совершении пыток и жестокого и бесчеловечного отношения. Прошло уже больше года с момента смерти Сергея Магнитского в следственном изоляторе, но ничего не сделано. То есть Россия не выполнила те самые обязательства, которые взяла на себя в рамках Европейской конвенции по правам человека и Конвенции против пыток.

Ирина Лагунина: Напомню, на вопросы Радио Свобода отвечает юридический советник международной неправительственной организации Redress Юрген Шурр. Redress – в переводе на русский исправление ошибки, компенсация, возмещение. В настоящий момент Redress ведет восемь дел, включая дело Магнитского, в различных органах ООН. Это дела граждан Непала, Камеруна, Филиппин, Шри-Ланки, Индии и Швеции. В письме Redress в ООН по делу Сергея Магнитского говорится:

Диктор: Международная ассоциация юристов и Общество юристов Англии и Уэльса несколько раз призывали российское правительство уважать роль адвокатов и независимость судей и обеспечить возможность всем адвокатам и судьям работать без нажима и запугиваний и свободно от постороннего вмешательства. После смерти Магнитского в следственном изоляторе международная правозащитная организация Human Rights Watch пришла к выводу, что российское правительство не предприняло необходимые меры для того, чтобы расследовать обстоятельства его смерти и привлечь к ответственности официальные лица, вовлеченные в это дело. В докладе по правам человека в мире в 2009 году Государственный департамент США отмечает, что, несмотря на объявление о проведении формального уголовного расследования смерти Магнитского Следственным комитетом Российской Федерации, никому до конца года так и не были предъявлены обвинения. Напротив, накануне годовщины со дня смерти Магнитского в СИЗО некоторые офицеры Министерства внутренних дел России, которых обвиняют в том, что именно они заключили Магнитского под стражу и отказывали ему в предоставлении медицинской помощи, получили повышение по службе и награды.

Ирина Лагунина: Как юридический советник международной неправительственной организации Redress Юрген Шурр оценивает ход расследования этого дела в России?

Юрген Шурр: С нашей точки зрения, это попытка скрыть, а не расследование. Более того, это отнюдь не то независимое и тщательное расследование, которое Россия обязана провести в соответствии с теми международными документами, которые я только что упомянул. Это расследование ведут те же официальные лица, которые, возможно, сами повинны или участвовали в организации его содержания и смерти в следственном изоляторе.

Ричард Солаш: Что может произойдет теперь, после того, как ООН подтвердила, что начинает собственное разбирательство в этом деле?

Юрген Шурр: Мы надеемся, что ООН сможет оказать дополнительное давление на российские власти, на российское правительство, чтобы они открыли независимое и беспристрастное расследование всех этих очень серьезных обвинений и подозрений. Мы как раз и сочли необходимым обратиться в ООН именно из-за того, что мы увидели, что власти страны не в состоянии самостоятельно провести такое расследование.

Ричард Солаш: Но какие в данном случае есть рычаги воздействия у ООН? Она может только призвать Россию провести расследование? Или можно предпринять нечто более существенное, чем только призывы?

Юрген Шурр: ООН должна будет обсудить этот вопрос с Россией. И я конечно, не раз сталкивался с подобным скептицизмом – насколько эффективным может быть этот процесс. Но это оказывает на Россию дополнительное давление. Случай Магнитского – не единственный, где российские власти не предприняли адекватных действий. И похоже, это – следствие очень размытой юридической системы. Специальные докладчики ООН, конечно, не могут призывать ввести против России санкции, но это может сделать, например, Европейский Союз. Мы ведь можем обратиться и к Европейскому Союзу с просьбой ввести санкции против тех российских официальных лиц, которые подозреваются в причастности к нарушениям прав человека – именно для того, чтобы оказать на Россию дополнительное давление, чтобы она провела тщательное и независимое расследование всех этих нарушений.

Ричард Солаш: А вы планируете предоставить материалы вашего расследования и в другие международные организации? Или ООН – это финал.

Юрген Шурр: О нет, в рамках нашей более общей работы по борьбе с безнаказанностью за совершение серьезных международных преступлений в России мы рассматриваем и другие возможности. Например, Европейский суд по правам человека. Иск по делу Магнитского уже подан в этот суд, так что мы следим за этим процессом. Опять-таки – Европейский Союз, который способен ввести запрет на выдачу виз или запрет на въезд на территорию ЕС. Но дело пока не в той стадии, когда можно было бы говорить, что подобные санкции будут в ближайшее время введены.

Ирина Лагунина: С юридическим советником международной неправительственной организации Redress Юргеном Шурром беседовал мой коллега Ричард Солаш. Среди документов, предоставленных организацией Redress в ООН, есть описание камер, в которых содержали Сергея Магнитского. Камера 61 – 8,2 квадратных метра. 4 койки. В окнах не было не только стекол, но и оконных рам. 11 сентября 2009 года Магнитский написал жалобу, но она осталась без ответа. 18 сентября все обитатели этой камеры написали коллективную жалобу, указав, что подхватили простуду. После этого рамы и стекла были установлены. Камера 714. Того же размера, без дневного света, поскольку окно выходит на внутренний двор. Более того, перед окном установлен дополнительный заслон от света, что вообще не дает проникнуть внутрь никакому свету. То же самое в камере 708. Во всех случаях были нарушены стандарты содержания под стражей, поскольку на человека в камере оставалось только по 2,7 – 2,8 квадратных метра. Так содержатся люди, виновность которых еще даже не установлена в суде.
XS
SM
MD
LG