Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

МОК и политическая брезгливость


Президент МОК Жак Рогге

Президент МОК Жак Рогге

На безопасность Олимпийских игр в Сочи будет потрачено около 2 млрд. долларов. МОК не привыкать к полному отсутствию элементарной политической брезгливости. Клубок противоречий, связанный с телетрансляциями чемпионата России по футболу. Эти темы обсуждаются в российской спортивной прессе.

На безопасность Олимпийских игр в Сочи будет потрачено около $2 млрд — в 2 раза больше, чем в Ванкувере. Учитывая месторасположение города, эксперт газеты "Ведомости" считает такие затраты оправданными.

На обеспечение безопасности в Сочи во время проведения Олимпийских и Паралимпийских игр в 2014 г. будет потрачено 57,8 млрд руб. (около $2 млрд), рассказал близкий к силовым структурам источник. Деньги на эти цели тратятся еще с прошлого года. Все расходы возьмет на себя федеральный бюджет, добавил он. Сумму подтверждают сотрудники Счетной палаты и спецслужб. "Нужно закупить системы технической безопасности, подготовить помещения", – перечисляет последний. Сотрудник Минобороны отмечает, что затраты в Сочи примерно одного порядка с расходами ФСБ и МВД на закупку техники и вооружения и в 7 раз меньше аналогичных расходов армии на этот год.

Россия обеспечит высокий уровень безопасности Олимпиады, мирового кубка по футболу и других спортивных соревнований, обещал на прошлой неделе в Давосе президент России Дмитрий Медведев.

Есть указ президента об обеспечении безопасности Игр, разработан соответствующий план, который реализуется, говорит представитель секретариата вице-премьера Дмитрия Козака. Никаких дополнительных мер по обеспечению безопасности, кроме тех, которые уже обсуждаются в общефедеральном масштабе, в Сочи не планируется, добавляет он.

Подробностей того, как именно власти будут обеспечивать безопасность Игр, крайне мало. Известно, что существует концепция обеспечения безопасности, разработанная ФСБ и предусматривающая совершенствование федерального законодательства, создание центра МВД "Олимпиада-2014", увеличение числа сотрудников сочинской милиции до 25 000 человек. Представители Козака и оргкомитета "Сочи-2014" это не комментируют, а запрос "Ведомостей" в МВД остался без ответа.
За 20 лет снизился общий уровень профессионализма специальных органов, а опыт проведения Олимпиады в Москве вряд ли пригодится – слишком сильно изменились реалии

Вопросам безопасности уделяется внимание уже на стадии строительства, рассказывает вице-президент "Олимпстроя" Николай Грязнов. Для осмотра людей, транспорта и грузов на стройплощадках используются мобильные рентгеновские сканеры, металлодетекторы и приборы обнаружения взрывчатых веществ. Чтобы избежать несанкционированного проникновения на территорию Олимпийского парка, где находится большинство стадионов, работает 70 камер, всего за охрану отвечает около 2500 человек, говорит Грязнов.

Во время Олимпиады аэропорт Сочи будет работать практически в том же режиме, что и сейчас, говорит гендиректор "Базэл аэро" (управляет сочинским аэропортом) Сергей Лихарев. Если уровень террористической угрозы не повышен, то применять экстраординарные меры не требуется, объясняет он: "Неоправданное ужесточение правил входа лишь ведет к образованию очередей – дополнительный объект для террористической атаки". Предполетный досмотр будет тщательным, как требуют авиационные правила, говорит Лихарев, но досматривать всех прилетающих пассажиров, если не поступит указание спецслужб, нет смысла – они проходят проверку в аэропорте вылета. "Какой бы современной ни была техническая защита аэропорта, для предотвращения терактов нужен комплекс мер, например агентурная работа и профайлинг (выявление подозрительных сочетаний внешности, поведения, маршрута, документов и перевозимых вещей пассажиров)", – говорит Лихарев. Иначе, как ни усиливай охрану на входе или выходе, угроза все равно будет оставаться, замечает он.

В Ванкувере на безопасность потратили около $900 млн, а из летних Олимпиад самой дорогой была афинская в 2004 г. – около $1,5 млрд, рассказывает директор Института инноваций, инфраструктуры и инвестиций Марина Удачина. Учитывая расположение Сочи – рядом горы и море, – большие затраты на обеспечение Олимпиады-2014 она считает оправданными: "В какой-то степени это плата за неспокойную ситуацию на Северном Кавказе".

За 20 лет снизился общий уровень профессионализма специальных органов, а опыт проведения Олимпиады в Москве вряд ли пригодится – слишком сильно изменились реалии. К тому же Сочи находится рядом с проблемными регионами, отмечает президент международной ассоциации ветеранов спецподразделения "Альфа" Сергей Гончаров. Если ситуация на Северном Кавказе коренным образом не изменится, затраты на обеспечение безопасности могут и вырасти, не исключает он.

* * *

Тему продолжает Семен Новопрудский на страницах сайта "Газета.Ру".

Международный олимпийский комитет сразу после теракта в Домодедово сделал в высшей степени показательное заявление. Он заявил, что не сомневается в возможностях России обеспечить безопасность на зимних Олимпийских играх-2014 в Сочи. "Безопасность станет обязанностью местных властей, и мы не сомневаемся, что российские власти решат эту задачу", – говорится в заявлении МОК. Ни соболезнований родственникам погибших, ни сочувствия пострадавшим, ни выражения озабоченности ситуацией с безопасностью в России и хотя бы формальных призывов к российскому руководству сделать все возможное для недопущения таких терактов во время Олимпиады. Это заявление особенно ярко смотрелось на фоне появившейся почти одновременно рекомендации МИД Германии (страны, чья власть настроена к российским правителям более чем лояльно и активно водит с ними газовые хороводы) своим гражданам воздержаться от поездок на Северный Кавказ после событий в Домодедово.
МОК не привыкать к полному отсутствию элементарной политической брезгливости: достаточно вспомнить, что летнюю Олимпиаду 1936 года проводила гитлеровская Германия

Самый кровавый в мире с начала века теракт в крупнейшем в стране аэропорту – очевидный показатель варварства современной России, отсутствия в ней власти, способной полноценно контролировать ситуацию в стране. Теракты, разумеется, случаются во многих, в том числе вполне развитых странах, но только в откровенно диких они происходят с такой частотой и разнообразием. Разумеется, МОК боится политического скандала, если придется экстренно отбирать у России Олимпиаду, да и отказываться от самых дорогих в истории зимних Игр международная олимпийская бюрократия очень не хочет – уж так ублажает ее российская власть на деньги налогоплательщиков. В итоге МОК, подаривший России право проведения Олимпиады-2014, и ФИФА, предоставившая карт-бланш на проведение чемпионата мира по футболу-2018, прямо способствуют своими решениями (бескорыстными или нет, мы вряд ли узнаем – только если в России сменится власть и новая захочет узнать, как мы добились этого права) консервации нынешнего российского варварства.

Официальный предлог, по которому мы заполучили Сочи и мундиаль, – желание МОК и ФИФА способствовать развитию инфраструктуры "диких" стран и популяризации в них соответственно зимних видов спорта и футбола. Но в том-то и дело, что право проводить подобные турниры можно доверять только тем странам, которые выказывают волю к развитию. Россия же явно выказывает волю к сохранению дикости. Ее власти уверены в абсолютной правоте нынешнего курса, откровенно стремятся к своей и его несменяемости, при этом правят страной уже второе десятилетие, доказав за это время полную неспособность обеспечить реальную безопасность граждан в стране и наладить сколько-нибудь эффективную систему борьбы с терроризмом.

В Катаре, который будет проводить мировое футбольное первенство 2022 года, террористы не чувствуют себя вольготно, как в России, а инфраструктура – как футбольная, так и "общечеловеческая" – вполне развита. Если говорить о странах, которые стоят в одном ряду с нынешней Россией с точки зрения уровня безопасности, – это Пакистан, Афганистан, Ирак.

МОК, случайно, не хочет провести летнюю Олимпиаду в Афганистане – ради разнообразия и развития афганской спортивной инфраструктуры? У ФИФА не возникает желания устроить чемпионат мира в Ираке – футбол в этой стране население боготворит?

Причем даже сами российские власти практически официально признают свою неспособность гарантировать безопасность во время проведения подобных соревнований на всей территории страны. Вот что сказал на днях полномочный представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе, вице-премьер Александр Хлопонин, комментируя невозможность проведения матчей чемпионата мира по футболу-2018 на Северном Кавказе (ранее с идеей провести матчи чемпионата мира в Чечне выступили тамошние власти): "Вопросы безопасности являются определяющими. На данный момент мы не может сказать, что мы до конца закрыли тему обеспечения безопасности в этих территориях. Поэтому, чтобы не давать поводов международной общественности под любыми предлогами – а у нас много оппозиционеров и противников, которые бы не хотели проводить в России такой турнир – мы рисковать не будем в этой части". Заметьте, речь идет о событии, которое должно состояться через семь лет.

Человек, по должности отвечающий за кавказскую политику Кремля, открытым текстом говорит, что и через семь лет Россия будет не в состоянии полноценно контролировать свои кавказские территории. А Олимпиада в Сочи пройдет в непосредственной близости от этих территорий.

И уже второй теракт, связанный с крупнейшим аэропортом России (первый был в 2004 году, когда террористки-смертницы взорвали два самолета, вылетевшие из аэропорта Домодедово в Сочи и Волгоград), показывает, что подобное может произойти у нас в любое время и в любом месте.

Вот и получается, что из-за денег или энергоносителей международная бюрократия (вроде чиновников МОК и ФИФА) или транснациональные корпорации (вроде BP, согласившейся на сделку с "Роснефтью") прямо вредят шансам России на развитие. Российская власть получает мощные пропагандистские и финансовые козыри в пользу сохранения статус-кво в стране. А то, что этот курс все более очевидно ведет к фактическому распаду страны, никого из зарубежных спонсоров нынешнего российского варварства, похоже, не волнует.

Впрочем, МОК не привыкать к полному отсутствию элементарной политической брезгливости: достаточно вспомнить, что летнюю Олимпиаду 1936 года проводила гитлеровская Германия.

* * *

Обозреватель газеты "Спорт-Экспресс" Евгений Дзичковский анализирует положение в телетрансляциями чемпионата России по футболу.

Как нам в предстоящем сезоне будут показывать футбол? Каждую зиму этот вопрос – из тех, что более всего волнуют всех любителей спорта номер один. Нынешняя – не исключение. До старта чемпионата России полтора месяца, а что увидят телезрители и увидят ли вообще что-то, пока сказать не может никто.

Клубок противоречий, связанный с телетрансляциями российского чемпионата, возникает из года в год. Есть телекомпания, готовая платить за футбольные телеправа пусть небольшие, но деньги. Есть телеаудитория, в основной массе платить за футбол на ТВ не привыкшая и не желающая. Есть рекламщики, заинтересованные в более широком освещении матчей премьер-лиги на телевидении. И есть общедоступные телеканалы, такое освещение организовать готовые, но платить клубам не стремящиеся, поскольку показ футбола для них убыточен.
Россия же, как водится, особая экономическая зона. Здесь любят футбол, но не считают его товаром. Здесь много говорят о социальной функции, но не хотят лишать чемпионат общественно уродующих его черт

Все фигуранты процесса тесно связаны между собой. Полный уход нашего футбола на "НТВ-плюс", как справедливо замечают телевизионные начальники, убьет в российских зрителях саму привычку к просмотру матчей и ударит по популяризации чемпионата. Все другие варианты отобьют у "тарелочников" с "НТВ-плюс" желание платить клубам деньги. Или по крайней мере снизят сумму выплат. А других желающих в России днем с огнем поискать.

В качестве вишенки на этом кислом торте – незримо присутствующее в деле государство, которое то выступает за полную коммерциализацию внутрифутбольных отношений, то вдруг вспоминает, что оно рядовой болельщик, и издает распоряжения вернуть народу бесплатное зрелище.

Третья сторона медали (а в нашей стране штампуют и такие кругляши) – качество самого футбольного телепродукта, который нужно то ли яростно популяризировать, настолько он слаб, то ли все-таки уже потреблять, причем за немалые деньги. Обеспечить эти два процесса одновременно у нас не получается, что оборачивается сплошными полупозициями: клубы от телевидения денег толком не получают, зрители футбол толком не смотрят, качество его толком не повышается.

Где выход? Боюсь, в настоящий момент выхода нет. "НТВ-плюс", озабоченный расширением базы подписчиков, обозначил экономически целесообразную сумму, которую готов выделить на российский футбол. Другие не дают и этого. Значит, РФПЛ должна либо соглашаться, либо отказываться и бесплатно заниматься собственной популяризацией - других вариантов нет.

Правда, эти варианты есть у отдельных клубов, которые уже популярны и мечтают обратить свою популярность в деньги. "Спартак", ЦСКА, "Зенит", например, вполне могли бы выйти из общего пула и продавать телеправа самостоятельно. Я бы на их месте, честное слово, так и поступил. Это ведь живые деньги за живой продукт! Они помогут содержать команду, почему же от них нужно отказываться?

У сильных клубов, однако, есть якорь – клубы не сильные или не столь любимые телезрителями. Если пул рассыплется, им станет совсем тоскливо: ни тебе денег, ни популяризации. Да и весь российский футбол, как нам говорят, пострадает, поскольку товар потеряет целостность. Одно только непонятно: как может наш чемпионат пострадать еще больше, если его и так на общедоступном ТВ показывают раз в неделю, да зачастую в записи?

Пострадают клубы, которые зритель не хочет смотреть ни на платном, ни на бесплатном ТВ и которым сейчас что-то перепадает за счет более популярных команд, – это верно. А почему собственно они не должны страдать, если им нечего нам предложить? Пострадает РФПЛ, чьим единственным реальным завоеванием на поприще телеразвития нашего футбола пока что остается удержание всех клубов в том самом пуле. Футбольный аппарат ведь тоже слегка кормится от продажи телеправ, как я понимаю?

Но сам футбол с экранов никуда не уйдет и его качество хуже точно не будет. Телепоказы всего лишь станут рыночно востребованы. Вот продукт, вот продавец, вот покупатель, вот цена. Всё всех устраивает? Включай, зритель, ящик, смотри "Спартак", ЦСКА или "Зенит", а заодно и их соперника. Не устраивает? Сиди, клуб, без теледенег, а болельщик без трансляции. Ничего другого в мировой футбольной экономике пока не придумано.

Но то – в мировой. Россия же, как водится, особая экономическая зона. Здесь любят футбол, но не считают его товаром. Здесь много говорят о социальной функции, но не хотят лишать чемпионат общественно уродующих его черт. Здесь каким-то образом умудряются продавать то, на что нет спроса, а продав, вываливают тот же самый продукт для бесплатного потребления. Забавная экономика. Странный товар. Обалдевшие потребители.

Подытоживая все эти хитросплетения, рискну сделать следующий вывод: сегодня формула "один матч в неделю на бесплатном ТВ, остальные на платном" хоть в какой-то степени отвечает сложности момента и примиряет волков с овцами. Любые отклонения от нее должны подтверждаться финансово. Появился спрос со стороны другого канала, пусть он десять раз государственный, – деньги на бочку. Нет денег? Нет футбола.

А клубы в то же самое время обязаны прекратить причитать и кивать на Румынии с Шотландиями. Там футбол стоит дороже не потому, что телевидением командуют дураки, а потому что товар привлекательнее. Важно только помнить при этом, что товар – отнюдь не стоимость игроков, их техника или размеры зарплаты. Качество чемпионата определяется еще и многими другими составляющими, находящимися в России в зачаточном или угнетенном состоянии.
XS
SM
MD
LG