Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белорусский журналист Наталья Радина - о тюрьме и воле


Наталья Радина

Наталья Радина

Среди освобожденных активистов белорусской оппозиции - главный редактор сайта "Хартия-97" Наталья Радина. Она отпущена из заключения под подписку о невыезде. Радиной разрешено пребывать только в городе Кобрине, по месту постоянной регистрации, хотя с 1996 года Радина проживает в Минске.

– Никто не снимал с меня никаких обвинений, – подчеркнула Наталья Радина в интервью Радио Свобода. – Вменяется всё та же статья, по которой мне грозит от 5 до 15 лет лишения свободы. По этой же статье обвиняют кандидатов в президенты Андрея Санникова, Владимира Некляева, а также Ирину Халип, Анатолия Лебедько, Дмитрия Бондаренко и всех остальных.

– Вы понимаете, почему вас вдруг выпустили?

– Я понимаю только одно: меня там не должны были держать ни одного дня. Это раз. Во-вторых, я уверена, что меня выпустили только благодаря солидарности всего мира, который вступился за нас. Даже Россия в рамках Совета Европы выразила протест против того, что происходит в Белоруссии – не говоря уже про реакцию Европы и США, которая была консолидированной, жесткой и ясной. Я надеюсь, что мир сохранит ту же позицию для того, чтобы освободить всех остальных. И не такими полумерами – ссылкой с подпиской о невыезде и без паспорта или выходом под домашний арест.

– Каковы условия вашего освобождения? Вы - как ссыльный революционер: не можете приезжать в Минск, не можете жить в своей квартире…

– Да. Я должна находиться по месту регистрации в Кобрине. Я не имею права покидать пределы города. Я должна просить разрешение у следователя в случае, если я хочу куда-то отъехать. Он оставляет за собой право разрешать или не разрешать. У меня нет паспорта. Я даже не могу обратиться в поликлинику, чтобы там завели карточку, и пройти какое-то медобследование. Мне сказали, что ко мне будет приходить участковый милиционер и проверять, здесь ли я.

– У некоторых ваших товарищей чуть ли не в квартире сидят сотрудники милиции.


– Да, если они помещены под домашний арест. Я же нахожусь под подпиской о невыезде. Насколько мне известно, она подразумевает невозможность выехать из страны. Но в моем случае это еще и необходимость находиться по месту регистрации.

– Что говорят об этом ваши адвокаты? Это все соответствует закону?

– По их мнению - да.

– Значит ли это, что вы до окончания следствия прекращаете заниматься политической деятельностью?

– Нет, конечно. Я не собираюсь прекращать работу журналиста в "Хартии". Они не имеют права мне это запретить.

– Вы провели в тюремных условиях полтора месяца. Каков главный вывод из этого этапа вашей жизни?


– Главное – никому не навредить. Я вспоминала книгу Щаранского "Не убоюсь зла", где он как раз об этом писал очень много. Этот мужественный человек провел в тюрьме 9 лет. Я вспоминала именно Щаранского – как он держался, как он заботился о том, чтобы ни в коим случае, ни одним своим словом, никакими своими действиями не навредить остальным людям.

- Что вы сейчас испытываете к белорусским властям - чувство злости, ненависти?

– Я никогда не питала никаких иллюзий. Поэтому они меня совершенно не удивили. Они вели себя абсолютно предсказуемо, всеми своими действиями показывали свою слабость. Ненависть, злость – слишком сильные чувства для них.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG