Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
К 80-летию первого российского президента приурочено немало торжественных акций.

В Екатеринбурге с участием Дмитрия Медведева открыт памятник Борису Ельцину, в Москве в Большом театре - торжественный концерт, а в Доме фотографии - выставка "Борис Ельцин и его время", в Казани – выставка "Борис Ельцин – начало новой России", на телевидении и радио – юбилейные передачи, в газетах – интервью и воспоминания…
И почти везде – одно и то же: многократное повторение выдающихся заслуг и где-то на заднем плане (и то не всегда) – упоминание об "отдельных ошибках". Рассказ о добром дедушке Ельцине, который, хоть и ошибался, но все-таки хотел, как лучше.

И вот уже блоггерша Юмашева радостно констатирует, что за всю жизнь не дала столько интервью, как в последние недели, и вновь и вновь уверяет, что хорошее в стране в 90-е годы – это было от папы, а плохое – это когда злые люди из его окружения воспользовались его доверчивостью. И "птенцы ельцинского гнезда" - начиная от Сатарова, Бурбулиса и заканчивая Немцовым и Миловым, - не устают объяснять нам, что в ельцинские годы все было замечательно, а потом пришел ужасный Путин и начался откат от демократии.

И чем дальше – тем больше все это становится похоже на популярную во времена "оттепели" теорию о "сталинских извращениях великого ленинского учения". Но ведь не было тогда никаких извращений: был учитель – и его верный ученик, продолжавший дело учителя, как умел…

Да, Ельцин был символом перемен во время "демократической революции", и мужественно и достойно вел себя во время трагедий в Вильнюсе и Риге. Он возглавил сопротивление ГКЧП, и он заслуженно был избран первым президентом России – у него тогда не было и не могло быть конкурентов. Он не добивался закрытия критикующих его СМИ, он не приказывал преследовать бизнесменов, финансирующих оппозицию, при нем можно было свободно проводить оппозиционные митинги и участвовать в выборах, и его политические оппоненты не получали длительные тюремные сроки. При нем в стране не было атмосферы "осажденной крепости" и критику власти не объявляли "экстремизмом". Все это – правда.

Но правда – и другое.
Именно при Ельцине, и именно его усилиями была создана политическая система, позволяющая власти не зависеть от граждан, а Путин лишь творчески развил и продолжил это политический курс, обогатив его своими чекистскими знаниями.

Получив власть демократическим путем, Ельцин категорически не хотел этим же путем ее лишиться. Что мы и увидели во время президентских выборов 1996 года, когда альтернатива была простой: или Ельцин, сохранивший власть, или Ельцин, отказавшийся ее отдавать. Именно оттуда берут свое начало все последующие избирательные кампании, все больше и больше напоминающие советские "выборы без выбора". И разгон пусть и несимпатичного многим (хотя на фоне нынешней Госдумы это – недосягаемый демократический идеал), но законно избранного российского парламента – это Ельцин. И самодержавная Конституция, написанная под "доброго царя", ослабившая парламент, и даровавшая президенту практически неограниченную власть – это Ельцин. И федеральные телеканалы, превращающиеся во время выборов в министерство пропаганды – это Ельцин. И всевластие исполнительных органов, не контролируемых представительной властью, а потому грубо пренебрегающих интересами граждан – это Ельцин. И откат от демократии «во имя реформ» - это Ельцин. И, конечно же, две страшные войны в Чечне – это тоже Ельцин…

А еще Ельцин – это коррупция и привилегии для номенклатуры, залоговые аукционы и присвоение доходов от нефти и газа узкой группой лиц (чем, собственно, ельцинская "Семья" лучше кооператива "Озеро", и в чем принципиальная разница между Абрамовичем и Тимченко?). И, конечно - назначение преемника, который в первую очередь, гарантировал ему и его семье блага и неприкосновенность…

Те, кто сегодня восхваляет "строителя новой России", как правило, избегают упоминаний о перечисленном. И не дают ответа на простой вопрос: если Ельцин был демократом – что помешало ему сделать преемником человека с демократическими взглядами? Не настолько же он не разбирался в людях, чтобы счесть Путина таковым? Или злой колдун Березовский его заворожил? Но, может быть, верный ответ на этот вопрос – в том, что Борис Николаевич к тому времени давно уже перестал быть демократом?

Политиков оценивают не по тому, с чего они начинали.
Политиков оценивают по тому, чем они закончили, и какое оставили после себя наследство.

Наследство Ельцина – это демократические ценности, дискредитированные в глазах миллионов людей.

Наследство Ельцина – это слова "реформы" и "демократия", ставшие ругательствами.

И наследство Ельцина – это Путин. Которого, как простодушно признает сегодня Валентин Юмашев, Ельцин считал "своим политическим сыном".
Надо ли удивляться, что сын продолжил дело отца?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG