Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В последние десятилетия прошлого века в политологии оформилась почти общепринятая теория о трех волнах демократизации, одна за другой пронесшихся по различным регионам земного шара. Как и всякая природная стихия, накатив на авторитарно-тоталитарную сушу, волна затем отступала, и количество вставших на путь демократизации стран уменьшалось с ее откатом. Но все же общее число государств, могущих считаться демократическими, с каждой волной увеличивалось.

Первая (или длинная) волна началась в Соединенных Штатах в 1820-х годах и завершилась после Первой мировой войны. Она охватила многие страны Северной и Центральной Европы, часть британских колоний и ряд государств Латинской Америки. Австрия, Польша и страны Балтии начали строительство демократических институтов в последней фазе этой волны.
С марша чернорубашечников Муссолини на Рим и прихода к власти Гитлера начался откат этой волны, приведя к образованию авторитарных и тоталитарных режимов в странах, казалось бы, прочно вставших на путь демократизации.

Победа союзников во Второй мировой войне и последующая западная деколонизация породили вторую (или короткую) волну, схлынувшую около 1960 года. Откат же, начавшись в ранние 60-е, завершился к началу 70-х. Возникли диктаторские режимы в ряде стран Латинской Америки, в Греции, на Филиппинах, в Южной Корее, Нигерии. Однако, несмотря на эти подъемы и спады, общая тенденция к мировой демократизации сохранялась: в 1922 году в мире насчитывалось 26 государств-демократий, в 1942 – 11, в 1962 – 39, а в 1973 – 29.

Третья волна демократизации обрушилась на мир в 1974 году с крушением диктаторских режимов в Португалии, Греции, а затем в Испании. Демократические перемены охватили около полутора десятков латиноамериканских стран. Далее последовали Филиппины, Корея и Тайвань, резкие перемены произошли в ЮАР. Правда, в Восточной Азии волна была остановлена пулями и танками правящих режимов Бирмы и Китая. Но в эти же годы волна включила в себя Советский Союз и его сферу влияния в Восточной и Центральной Европе. И к 1989 году можно было уверенно насчитать свыше 50 государств, вставших на путь демократического развития.

До сих пор остается спорным вопрос, присоединилась ли уже путинская Россия к откату от демократии, ознаменованному кровавыми событиями в Бирме и КНР, или продолжает идти каким-то по-прежнему своим, самобытным путем к лучшей, но демократической жизни.

В любом случае, как историк и политолог 80-х-90-х годов ХХ века и бывший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН рискну высказать предположение:
События в Тунисе, Египте, Йемене, Мавритании, Ливане, Алжире, Иордании, Судане и т.д. и т.п. свидетельствуют о начале новой, четвертой, волны глобальной, мировой демократизации, в том своеобычном регионе, географическом и социокультурном, который пощадили предыдущие волны.

К чему это приведет? Бог знает. Но, поскольку забронзовевшая путинско-медведевская Россия сопоставима, по многим параметрам, с этими, находящимися в бурном процессе перемен, государствами, - не исключено, что и "нашу Рашу" в историческом вскоре "накроет и (эта) случайная" волна.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG