Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские регионы: Новгородская область


Ирина Лагунина: Мы продолжаем цикл бесед о российских регионах. Напомню, это анализ трех составляющих - экономического состояния, эффективности управления, то есть качества власти, и настроений общества, в том числе протестных настроений. Сегодня речь пойдет о Новгородской области. В беседе принимают участие профессор Наталья Зубаревич и политолог Александр Кынев. Цикл "Российские регионы" ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Американский исследователь Лоренс Харрисон в своем очень интересном ярком глобальном исследовании о влиянии культуры на развитие разных стран привел Новгородскую область, как пример влияния традиций свободы, имелось в виду традиции Новгородской феодальной республики, на прогрессивное развитие. Александр Владимирович, можно ли сегодня в Новгородской области увидеть какие-то остатки традиций господина Великого Новгорода?

Александр Кынев: Я боюсь, что только в виде каких-то сохранившихся исторических зданий.

Игорь Яковенко: Берестяные грамоты.

Александр Кынев: Берестяные грамоты, да, все, что можно найти в ходе археологических раскопок. Потому что в политической системе от этого нет практически ничего. Область в 2000 годы, в 90-е годы отличалась достаточно авторитарным режимом политическим и сегодня не является ни для кого секретом, что это была область с крайне криминализированной экономикой и политикой. Когда приезжал в Великий Новгород еще в начале 2000 годов, первое, что тебе рассказывали, что есть Тельман Акопович Мхитарян, и все, что вокруг - это как у того самого маркиза Карабаса. Чьи это поля? Маркиза Карабаса. Чьи это дома? Маркиза Карабаса. Вот этот самый маркиз Карабас в регионе был господин Мхитарян. Была группа элитная, в которую входил он, входил еще ряд людей, сейчас наиболее известная фигура из них Николай Кравченко, и эти люди по общему мнению в регионе были ключевым центром принятия решений политических и экономических. В регионе происходили убийства, похищения. Это был такой криминализированный анклав с очень жесткой одновременно властью. Когда в 2007 году в августе месяце губернатор Прусак ушел в отставку, новый губернатор, варяг, который был назначен, господин Митин публично заявил, что его главная цель – это декриминализация региона, об этом много говорилось и писалось. На сегодняшний день эти люди, про которых я говорил, Мхитарян, Кравченко и их друзья и соратники практически все находятся в розыске. Господин Мхитарян был летом 2010 года по российскому запросу задержан в Армении, этапирован и сейчас, насколько я понимаю, находится в Крестах и расследуется дело по поводу вымогательства и так далее.
При этом новый губернатор Митин, который человек внешний, в принципе с этой темой декриминализации области справился, наверное, но с другой стороны, надо понимать, что невозможно, когда администрация региона решает какую-то одну проблему. Не будучи человеком местным, он по большому счету как следует в регион не вписался. Можно сказать так, что из одного жесткого режима область перешла в другой, где доминируют скорее назначенные со стороны менеджеры-технократы, которые в регион мало укоренены. И если посмотреть, что сегодня пишут и говорят об области, то вроде бы факт декриминализации воспринимается как некий плюс, но в то же время надо понимать, что уход одних фигур не означает того, что те, кто был под ними, не переструктурировались в какие-то другие структуры. Кроме того, важно понимать, что на сегодня одна из тем региона – это превращение области в активную зону освоения питерского бизнеса. Это видно и по администрации, это видно по большому количеству питерских чиновников, это выражается в материалах о том, что питерские предприятия, питерские предприниматели активно заходят в экономику на порой спорных условиях, покупают какие-то активы, земли и так далее.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, что происходит сегодня в экономике области?

Наталья Зубаревич: Знаете про сегодня нельзя, надо начать чуть пораньше. Во-первых, помимо всех этих блатных и прочих разборок область в общем-то зависит не от них. Главное предприятие, доставшееся ей с советских времен – это завод "Акрон", который выпускает минеральные удобрения, это главная кузница бюджетных денег для экономики Новгородской области. И недаром, будучи связан или не связан со всеми этими людьми, перечисленными Александром, господин Прусак никогда не забывал главную свою задачу – ходить, встречаться с "Газпромом" и выбивать пониженные тарифы на газ. Потому что это нужно тем, кто реально является центром экономики - это московский бизнес. Завод "Акрон" был приватизирован давно и финансовая группа, которая им владеет, конечно, не новгородская. Второй шаг и второй кусок этого бизнеса до смены власти - это весьма успешные попытки господина Прусака устроить некий анклав для притока инвестиций, поскольку местоположение, близкое к Питеру, достаточно удобное. Это так называемое Чудо в Чудово. И эти льготы инвесторам зарубежным, принятые в середине 90-х, они покрывались тем, что область получала больше федеральных трансфертов – это ненормально абсолютно, но это получилось в какой-то момент. И уже на освоенной иностранным бизнесом площадке начал затем дополнительно приходить питерский бизнес. То это область, в которой несколько слоев - крупный бизнес, вся та публика, о которой говорил Александр, она типична для многих регионов, и какие-то инновационные моменты, связанные с притоком иностранцев.
Реально же вся эта Чудо в Чудове закончилась в 2000-е, когда режим Прусака деградировал до того, о чем Александр рассказывал, и началась вторая фаза освоения уже питерским бизнесом. Она абсолютно нормальная, эволюционная, и кто бы ни пришел к власти, она бы все равно состоялась. Но область устойчивый середняк и приток инвестиций в нее не так был уж и плох. Потому что если брать за 100% средний по России, не забывайте, что Россия - это нефтегазовая страна, то в области Новгородской, где нефти и газа нет, это 87% от среднего, то есть только на 13% меньше. И этот приток связан с географическим положением выгодным, близким к Санкт-Петербургу. Но специализация на удобрениях очень сильно ударила по экономике. Спад промышленного производства был тяжелейшим, в 9 году он был почти минус 30%, и самое плохое то, что очень медленный выход из этого спада. Область выходит в три раза медленнее, чем страна в целом. И пока есть большие вопросы, как владельцы этого бизнеса смогут его переформатировать, чтобы быть более конкурентоспособными. Судя по всему, не больно вкладывались во все это, а цена на газ растет.
Поэтому перспективы состоят в том, что переформатируется экономика. Вот этот крупняк, который раньше был дойной коровой бюджета, в какой-то мере останется, но область все больше будет вовлекаться в бизнес, связанный с обслуживанием Санкт-Петербурга. Наверное, это не очень комфортно для местных элит, но это объективный процесс, он раньше или позже бы шел. Хотелось бы чуть более эффективного управления. Я приведу только одну цитату из господина Митина, которая меня повергла в полный шок. Цитата звучит так: "Мы не допустим, чтобы хотя бы один гектар нашей земли не засевался и простаивал". Напоминаю, что почва в Новгородской области - это беднейший подзол, я как географ рассказываю уважаемым слушателям. Напоминаю, что в сельском населении Новгородской области, если взять его женскую часть, 40% и больше составляют пенсионерки. И для того, чтобы возделывать каждый гектар, нет ни человеческих ресурсов, ни экономических оснований. Если губернатор выдвигает такие лозунги, значит он не вполне адекватный управленец.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, три года область возглавляет Сергей Митин, и некоторую оценку его деятельности управленческой Наталья Васильевна дала. Как бы вы оценили то, что называется политический дриблинг, насколько он все-таки эффективен в реализации своих целей?

Александр Кынев: Я обратил внимание, что в целом сделана ставка на привозные кадры, они разные, там в основном питерские, есть московские, есть даже с Нижегородской области, откуда в прошлом господин Митин. При этом замены сопровождались и в органах областной администрации, и в органах местного самоуправления, сменился мэр Великого Новгорода, был избран новый спикер в областной думе, сейчас это господин Фабричный, достаточно энергичный и в целом популярный публичный политик в регионе. Так что можно сказать, что за эти три года обновились все властные высоты, все руководители сегодня новые. Достаточно активно развивается информационное пространство. Можно посмотреть, сколько развивается всевозможных порталов, блогов и всего остального. То есть какая-то жизнь в регионе происходит.
Что касается самого губернатора, по моему ощущению субъективному, все-таки как фигура, готовая вести публичный диалог, губернатор воспринимается несколько странно. Если, скажем, Прусак при всем его авторитаризме был публичный политик, человек, который избирался на прямых выборах, отстраивал свой имидж и в этом смысле многого добился, то Митин скорее фигура бюрократического свойства. Фигура, которая воспринимается именно как московский человек, который приехал нами руководить, вокруг которого тоже не совсем местные люди. Есть проблема коммуникации с местным населением, есть проблема с рейтингами, их как-то пытаются решать, появился блог, как сейчас все заводят блоги и так далее. Конечно, с точки зрения взаимодействия между властью и обществом в регионе, на мой взгляд, сегодня есть определенные проблемы. И все, что касается возможных претензий к работе областной администрации, связано с этим, связано именно с фактором коммуникации, того, каким образом то, что она делает, то, что она готова предлагать, связано с позициями местного населения.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, есть какая-то реплика?

Наталья Зубаревич: Мне кажется, что шансы на улучшение ситуации есть, потому что, во всяком случае, сам Новгород и северная часть области строго уже входят в состав агломерации Питера. Приход денег и новых инвестиций будет нарастать. Очень важно, каким образом будет управлять этим процессом администрация. Если это будет чистая технократия, то результат будет краткосрочный, если в это будут вовлекаться жители области, то возможности развития будут более долгосрочные.
XS
SM
MD
LG