Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Русалочка как альтер-эго автора


Фотокомпозиция Владимира Глынина "Русалочка"

Фотокомпозиция Владимира Глынина "Русалочка"

Несколько лет назад в афише Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко появилась "Чайка" –
балет Джона Ноймайера. Недавно она, к сожалению, ушла из репертуара, но ее место заняла "Русалочка". Ноймайер здесь не только хореограф, он еще и автор сценографии, костюмов и световой партитуры спектакля. Премьера состоится 4 февраля.


В первый раз Джон Ноймайер поставил "Русалочку" в 2005 году, к 200-летию со дня рождения Ганса Христиана Андерсена. Это был во всех отношениях "датский" спектакль: поставленный к дате, в Датском Королевском балете и к юбилею писателя-датчанина. Ни это, ни то, что спектакль сделан на заказ, ни в коей мере ему не повредило. С 2007 года балет идет в Гамбурге, в театре, которым Ноймайер руководит. Теперь Джон Ноймайер вместе со своими ассистентами перенес постановку на сцену МАМТа – он работал здесь прежде, и ему здесь нравится.

Хореограф следует сюжету великой печальной сказки, но Андерсен (в программке он назван Поэтом) оказывается еще одним ее действующим лицом. В прологе он становится свидетелем свадьбы, жених, капитан корабля (Принц), видимо, когда-то был его другом, но теперь отделывается от прежнего приятеля, "изменяет" ему с прекрасной невестой. Исполнитель партии Поэта – Дмитрий Романенко ссылается на слова Джона Ноймайера:

– Судьба Андерсена вливается в эту сказку. Джон рассказывал нам, что у Андерсена был лучший друг, и этот друг его не понял. И из грусти у Андерсена родилась сказка.

Отвергнутый другом, Поэт сочиняет грустную историю жертвенной любви, но в балете Русалочка лишается, конечно, не голоса, а умения танцевать, и – что важнее – превращается в альтер-эго автора. Она чувствует себя в воде так, как он себя – в своих фантазиях, она столь же неприспособленна к жизни на суше (читай, к реальной жизни), как и он. Таким образом, все темы сказки остаются в полной неприкосновенности, но к ним добавляется еще одна: непризнанного, непонятого, непонятного, всем чужого, гения. В финале Поэт и Русалочка возносятся к ночному звездному небу, уходят от нас в Вечность. Джон Ноймайер говорит:

– Я был маленьким, жил тогда в Америке и читал все сказки Андерсена. История маленькой Русалочки казалась мне самой трогательной. Гений Андерсена состоит в том, что его истории могут быть поняты на разных уровнях: дети видят одно, зрелые люди понимают их глубже. Приступая к работе над балетом, я прочитал все, что было написано Андерсеном и о нем. В спектакле я старался рассказать не только конкретную сказку, но представить тот мир, который окружал писателя. Для меня это история об отношениях автора со своим творением, поэтому я ввел в спектакль фигуру Поэта. Если же говорить о "Русалочке", то это история о том, что даже бескрайняя любовь не обязывает человека отвечать тебе взаимностью, и это история о том, что воля может помочь тебе преодолеть множество преград и уйти куда-то дальше.

Действие спектакля происходит на земле, на корабле и под водой. Сложнейшие эффекты достигаются простыми средствами: переменой света и цвета, перемещением ширм, движением неоновых, напоминающих волны, трубочек. Спектакль необыкновенно красив и очень сложен хореографически, поскольку построен на элементах классического и современного танца одновременно. К тому же, вообразите, что в "подводных" сценах балерины облачены в очень длинные юбки-брюки, и их ступни касаются пола только через ткань. На генеральной репетиции особенно хороши были Анна Хамзина (Русалочка), Дмитрий Хамзин (Морская ведьма) и Дмитрий Романенко ( Поэт).

Единственное, что вызывает некоторые сомнения – музыка. Она написана Лерой Ауэрбах по просьбе Ноймайера, очень перенасыщена цитатами из сочинений композиторов-классиков, а использование песенки про жареного цыпленка для характеристики буржуазного общества, повергло зрителей генеральной репетиции в шок.
XS
SM
MD
LG