Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
На минувшей неделе российские вузы начали публиковать правила приемной кампании 2011 годы, а глава Федеральной службы по надзору в сфере образования рассказала о сроках сдачи единого государственного экзамена.

Надо заметить, что у выпускников этого года шансы поступить в институт на бюджетное обучение не только не уменьшились, но даже увеличились. И это – несмотря на жалобы ректоров на плохую подготовку школьников, которые и постарались учесть разработчики стандарта старшей школы, уменьшив массив знаний в пользу, что называется, полезных дисциплин – физкультуры и ОБЖ.
Как результаты новых стандартов укладываются в контрольно-измерительную систему ЕГЭ?

В фокусе обсуждения проекта федерального стандарта старшей школы оказалась его предметная часть. В отличие от личностных результатов, которые не измеряются, ее результаты могут быть оценены все тем же ЕГЭ. Как станут оцениваться третьи – метапредметные – достижения российских школьников, пока непонятно.

Однако очевидно другое – образовательная идеология новых стандартов входит в противоречие с нынешним принципом измерения результатов. Об этом рассказала Елена Васясина, директор проектной школы 1314:
Мы учим детей думать, а ЕГЭ заставляет нас их натаскивать

– Я и практически все члены моего коллектива считаем, что ЕГЭ действительно разрушает систему образования, которая дает содержание образованию, которое дает наша школа. Мы учим детей думать, а ЕГЭ заставляет нас их натаскивать. У меня сейчас учитель русского языка отказывается преподавать, он говорит: "Я не могу, я работаю в мыследеятельностном подходе, а вот этот автоматизм, это натаскивание на ЕГЭ – это не моя методика работы, и мне очень сложно". Были даже моменты, когда писали тесты, и когда наших детей учили нескольким способам решения задачи. Но это начинает мешать системе ЕГЭ, потому что ребенок начинает задумываться: а как решить эту задачу? Допустим, кто-то правильный вариант ищет "методом тыка", а наш думает, и пока он думает – время уходит. Конечно, здесь мы идем вразрез с ЕГЭ. Уже с 10 класса мы начинаем готовиться к ЕГЭ. И мне уже сложно, потому что я понимаю, что в 10 классе всего один час русского языка. Какая там может быть мыследеятельностная педагогика, если я их должна натаскать хотя бы по этим сборникам к ЕГЭ? – возмущена Елена Васясина.

Как быть с противоречием между формой государственного экзамена и содержанием новых государственных стандартов? Об этом говорит глава федеральной службы по надзору в сфере образования Любовь Глебова:

– Я бы хотела обратить внимание на то, что опубликованные стандарты – это работа группы разработчиков, которые видят ситуацию именно так. Соответственно, по поводу этого рождаются и другие точки зрения. Министерство пошло на героический поступок – оно никак не отнеслось к стандарту, выставив его на общественную дискуссию. И позиция министра абсолютно очевидна: подписывать стандарт он будет только после того, как все выскажут по этому поводу свое мнение. Насколько учтена возможность формирования вопросов в соответствии со стандартами? Учтена, безусловно. Мы следим за тем, чтобы программа могла быть оценена, как индивидуальное образовательное достижение. На сегодняшний день заявление, связанное с тем, что контрольно-измерительные материалы, которые используются в государственной итоговой аттестации, содержат какие-то вещи, которых нет в стандарте, абсолютно беспочвенно. Обучение, которое идет по действующим стандартам, находит отражение в государственной итоговой аттестации. Все вопросы, которые есть в контрольно-измерительных материалах, стандартам соответствуют, – заявила Любовь Глебова.

Однако это не меняет положения вещей – второе полугодие 11 класса проходит исключительно в усиленной подготовке к государственному экзамену, и таким образом форма ЕГЭ влияет на все содержание образования. Более того, старшеклассники успевают забыть то, что учили в средней школе, и восстановить эти знания за час в неделю удается с большим трудом. Легко ли дается экзамен по математике тем, кто учится в специализированных классах? Об этом говорит преподаватель математического анализа Дмитрий Мухин:
Сейчас детей мало, а институтов много, и мне кажется, что возьмут любого ребенка

– Я считаю, сдать ЕГЭ непросто. У меня в школе 11 класс выглядит пока довольно печально, с оформлением плохо, со строгостью, аккуратностью... Мало решить задачу – ее надо еще и записать. Но не все задачи просто решаются, есть трудные задачи, которые не могут гарантированно решиться даже сильным школьником. Есть даже задачка С6, которая, на мой взгляд, просто лотерея – повезло, не повезло, увидел ты идею или не увидел, можно быть сильным учеником и запросто не увидеть. Я думаю, что сдадут ЕГЭ прилично, но не выдающимся образом.

– Действительно ли в 11 классе надо готовить к ЕГЭ целенаправленно? Многие жалуются, что с введением ЕГЭ 11 класс превратился в натаскивание к этому экзамену...

– Я стараюсь не идти в ногу с этим процессом. У меня глубокое убеждение, что надо учить математике, и тогда ты сдашь любой экзамен. Но дети и родители этому очень противостоят, говорят, что надо готовить к ЕГЭ. Кроме того, о нас заботится наше начальство, которое присылает несколько раз в год диагностические работы.

– Это полезно?

– Это полезно, чтобы показать детям, что они ничего не знают – или что знают недостаточно. Полезно для детей, что они получают работу в таком же формате, который их ждет, с таким же количеством и уровнем задач.

– И они с ним не справляются, и отсюда возникает весь ужас и у них, и у родителей.

– Да, и мы говорим: еще не вечер, надо будет выходить на пик формы к весне. Родители нервничают. Но я уверен, что дети, которых я учу, достаточно хорошо учатся в школе, чтобы поступить куда хотят. Сейчас детей мало, а институтов много, и мне кажется, что возьмут любого ребенка, – считает Дмитрий Мухин.

Действительно, пока количество бюджетных мест в вузах не уменьшится, ни ЕГЭ, ни новые государственные стандарты качества школьного образования не изменят.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG