Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Авторские проекты

Иван Толстой онлайн. Отдавать ли культурные ценности или повременить?


Волнения в мусульманских странах и репортажи о попытке разграбления Каирского музея вновь поднимают старый вопрос: надо ли спешить с возвращением культурных ценностей, вывезенных в свое время из древних, но обедневших стран в страны «новые», но богатые — в Англию, Францию, Германию?

Главным аргументом Запада в этом вопросе всегда был такой: на Востоке пока еще велик риск потери и гибели уникальных статуй, рукописей, табличек, монет.

Да, признают западные музейщики, предметы старины попали в Европу в обход закона (или тогда, когда и законов-то на эту тему не существовало), но у нас в Лувре, Метрополитен и Пергамон-музеуме они сохраннее. Разве не это важнее всего для шедевра?

Россия в этом отношении находится в странном положении. От нее тоже давно ждут возвращения вывезенного добра, но — кто? Не Восток, а Запад. Полученное не столько по репарациям, сколько в обход всяких репараций добро, тянулось из Европы на Белорусский вокзал эшелонами — ковры, часы, мебель, люстры, отрезы тканей, посуда, граммофонные пластинки в придачу к граммофонам, картины, гравюры, книги.

Значительную часть Советский Союз отдал, и по этому поводу (как, например, с Дрезденской галереей) была устроена большая пропагандистская показуха. Но гораздо большие объемы и ценности остались в кладовых, запасниках, на особом учете. Выставленные в начале 1990-х шедевры из секретных залов Эрмитажа и Пушкинского музея лишь намекнули на залежи утаенного добра.

Сладко ли хранить то, в чем нельзя сознаться? Вещь, которую невозможно продать, теряет свою стоимость. Тогда — зачем?

Что думают наши читатели о позиции Запада и России в этих вопросах? Есть ли среди гостей сайта эксперты, музейщики, юристы, которые могли бы подсказать пути решения этих проблем?

Давайте поговорим об этом с полудня до восьми вечера по московскому времени.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG