Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рейган. От любви до ненависти


Рональд Рейган и Михаил Горбачев на Красной площади в Москве в мае 1988 года

Рональд Рейган и Михаил Горбачев на Красной площади в Москве в мае 1988 года

Российские блогеры внимательно наблюдают за событиями в Египте. Интерес этот не просто внешнеполитический, поскольку еще месяц назад политическая ситуация в Египте многим казалась весьма похожей на российскую. Писатель Виталий Щигельский пытается выработать универсальный язык для описания авторитарных режимов:

Революционные ситуации всегда создаются усилиями самих же тиранов, руками, ручками и ручонками больших и маленьких мубараков. Оказавшись у власти мубараки концентрируются на безопасности и комфорте и реализации детских страхов и комплексов. Дабы жизнь казалась понятной, спокойной, простой, необходимо, чтобы и политическая система была простой, монохромной. Государство – это я, или, как в нашем случае, государство – это я и еще один я. Так как управляться в одиночку невозможно, главный мубарак – назовем его лидером нации – подбирает себе в помощники других мубараков, пониже и пожиже. Возникает популяция мубараков – правящая партия. Все свои, и всем кормиться нужно. Вслед за лидером выводок тянется к экономическому корыту – хозяйствовать. Монохромность политической системы выпрямляет извилины экономических отношений. Если государство – это я, то и экономика – моя. Возникает умилительная ясность и простота, наступает эпоха стабильности. Хорошо всем. Всем без исключения мубаракам. Что до остальных, то им предлагается деградация: три бесплатных телеканала, виртуальный кусок земли, арбидол от свиного гриппа. Пусть плодятся и размножаются. Чем дольше мубараки у власти, тем хуже для их страны, тем очевиднее общая деградация и тем плачевнее участь самих мубараков.

***

Американская политическая блогосфера празднует столетие Рональда Рейгана. К юбилею создан специальный сайт, в консервативных блогах появились подборки классических публикаций о Рейгане и коллекции ссылок на юбилейные статьи. Размышления о 40-м президенте США выкладывают в сеть и рядовые блогеры. C восхищением пишет о Рейгане Кен Тейлор, автор блога "Либеральная ложь, консервативная правда":

Президентство Рейгана отмечено активным противостоянием коммунизму – за что его и критиковали. Хотя законодатели и пресса не разделяли его жесткую позицию в отношении Советского Союза, мы чувствовали себя в безопасности, зная, что пока он у руля, Америке ничего не грозит. Мы росли в ядерный век, Холодная война только начиналась, и для нас эта уверенность имела огромную ценность. Я хорошо помню Карибский кризис, мне никогда не забыть учебные тревоги, когда нас заставляли нырять под парты и прикрывать голову руками. Мне не стыдно признаться, что я плакал как ребенок, когда в июне 2004-го следил по телевизору за его похоронами. Я действительно потерял члена семьи и человека, определившего мои консервативные взгляды.

Моника Робертс – писательница, гражданская активистка, афро-американка и транссексуалка – относится к Рейгану иначе:

Правые на этой неделе отмечают столетний юбилей своего святого заступника. Дым коромыслом. Афро-американцам дела до этого нет – мы его не выносим. Рейган был расистом, и если кто-то будет спорить и говорить, что это он объявил день рождения Мартина Лютера Кинга национальным праздником, я отвечу: Ронни был против этого закона и подписал его только потому, что знал, что Конгресс все равно преодолеет его вето. Рейган называл "Африканский национальный конгресс" Нельсона Манделы "террористической организацией" и поддерживал режим апартеида. В основной своей массе афро-американцы его презирают. Он открыто препятствовал реализации наших гражданских надежд и устремлений.

На портале The Huffington Post глава института "За американское будущее" Роберт Боросаж анализирует, как в президентство Рейгана реализовывался набор консервативных принципов о сокращении расходов, снижении налогов и поддержке семейных ценностей. По мнению Боросажа, "консерваторы все сделали неправильно":

Сокращение расходов было извращено, потому что Рейган удвоил военный бюджет. Он почему-то не верил, что военные издержки ведут к дефициту. Снижение налогов превратилось в серию налоговых льгот для богатых. Рейган считал, что это приведет к росту оборота, но на деле это привело только к неравенству. Семейные ценности с особым цинизмом использовали, чтобы разрушить гражданскую солидарность, и жертвами стали чернокожие американцы, женщины и гомосексуалисты. Рейган, с его голливудскими замашками, был прожженным циником. Он был единственным разведенным президентом, посвящал крайне мало времени своим детям и в церковь, как правило, не ходил. Потворствуя правохристианским убеждениям, сам он никогда их не разделял.

На сайте Радио Свобода к юбилею Рейгана помещена колонка Александра Гениса, который пишет:

Столетие Рейгана объединило, пусть ненадолго, две Америки – красную и синюю, республиканскую и демократическую, ту, которая им клянется, и ту, которая не признает его наследства (прежде всего – "рейганомики"). В день юбилея, однако, все признают одно: в Белом доме Рейган был популярным президентом, после него – великим… Следуя поэтике вестерна (его любимого голливудского жанра), Рейган разделил добро и зло, и сказал, что свобода стремительно и неизбежно приведет к победе первого над вторым. В то время, когда Красная армия была в Афганистане, а Андропов - в Кремле, в это, по-моему, верили два человека (второй - Солженицын). Но за три прошедших десятилетия мир действительно изменился. В более чем ста странах произошли народные восстания; обрушились 85 авторитарных режимов; 62 страны стали демократическими. Конечно, не все перемены привели к лучшему. Понятно, что не все они оказались бесповоротными, и все-таки в нашем веке, как обещал Рейган, больше свободы, чем раньше.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG