Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
У Артема Чарухина мало общего с Анастасией Волочковой. Он не член "Единой России", не балерина и не блондинка. Артем был сержантом патрульно-постовой службы, что являлось не только званием, но и качественной характеристикой. В отличие от мятущихся мастеров сцены, люди этого типа обычно демонстрируют устойчивость, обусловленную высокой морально-политической подготовкой.

Тем не менее на днях он повторил подвиг Волочковой. Звезда балета первой из деятелей культуры отозвала свою подпись под письмом в защиту российского правосудия. Сержант милиции первым среди своих сослуживцев дезавуировал рапорт, написанный, как он сознался, под диктовку начальства.

И вот что еще любопытно. Если сравнивать героев, то, поразмышляв, следует отдать предпочтение Чарухину. Хотя он мужчина и офицер, и вроде бы органически должен быть склонен к мужеству, но его поступок вызывает еще большее восхищение, нежели речи Волочковой. Впрочем, к этому выводу приходишь не сразу.

Балерина, заметно волнуясь и употребляя разные русские слова, выступила в жанре исповеди. В телефонной беседе, которая часто склоняет к откровенности, она бесстрашно распахнула душу перед корреспондентом радио "Свобода". Сержант отвечал на вопросы суда, подсудимого Ильи Яшина и его адвоката. Волочкова была вольна в изложении своих мыслей. Чарухин, рассказывая о тонкостях составления милицейского протокола, обязан был говорить правду. Однако эту самую правду раскрыл лишь в ходе изнурительного диалога с оппонентами. Спрашивается, какой же он герой?

...Дело в том, что самая знаменитая из наших блондинок едва ли сильно подставлялась, сводя счеты с той партией, в которую ошибочно вступила восемь лет назад. Как ничем практически не рисковала, если бы отказалась подписать "письмо 50-ти" летом 2005 года. Это вообще отдельный, удивительный феномен путинской эпохи: мастера культуры, выступающие в жанре "одобрямса" просто так, от полноты души, бездумно – в отличие от своих несчастных коллег, подписывавших подобные цидульки в 70-е годы прошлого века, не говоря уж про годы 30-е. Тогда продажность диктовалась страхом. Сегодня, когда жанр открытых писем совершенно утратил какой бы то ни было смысл – хоть в поддержку Ходорковского, хоть против – холуйство становится явлением иррациональным. Объяснить его практически невозможно.

Напротив, сержант Чарухин, по капле выдавливая из себя чистосердечное признание, совершил нечто удивительное. Он выступил против могущественной корпорации, точно зная, что ему придется очень жестоко расплатиться за свою правдивость. В отличие от многих коллег, которые успешно лжесвидетельствовали в процессах, разбиравших дела несогласных, Чарухин не выдержал, сорвался, рассказал, как под угрозой увольнения их всех заставляют писать липовые "протоколы задержания" – и тут же был наказан. Сперва его вызвали "на ковер", а теперь – выгнали из органов. Как выразился генерал Бирюков, за "противоречия в показаниях", вызвавшие "недоумение у сослуживцев". Что ж, награда недолго искала героя.

Замечательное вообще время на дворе. Всем известно, что из себя представляет "Единая Россия", но внятно, со всеми положенными эпитетами высказанная правда об этой партии оборачивается политической сенсацией. Всем известно, что свидетели в погонах клевещут на оппозиционеров, и написанные под копирку рапорты демонстрировались уже не раз – и все-таки показания сержанта Чарухина вызывают бурю. Должно быть, с непривычки. Если же правда войдет в привычку, то поменяется главное – атмосфера в стране. А врать уже многим осточертело, и описанные здесь подвиги, как хочется верить, будут умножаться день ото дня.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG