Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Российские блогеры живо откликнулись на известие о запрете на въезд в Россию корреспондента Guardian Люка Хардинга. Несмотря на то, что по официальной версии, запрет связан с нарушением правил аккредитации, блогеры уверены, что Хардинга в Россию не пустили в связи с его профессиональной деятельностью. Особенное удивление вызвало в сети то, что российский МИД не сразу смог прокомментировать причины своего решения. Пишет Константин Редигер:

Сама по себе история безобразная, слов нет. Но это еще полбеды. Плохо даже не то, что журналиста выслали из страны непонятно за что, а то, что наш МИД в полной растерянности: там просто не знают, из-за чего в РФ не пустили репортера одной из крупнейших мировых газет. А это свидетельствует о полном развале всего бюрократического аппарата, кроме силовой его части.

Ситуацию прокомментировала в своем блоге молдавская журналистка Наталья Морарь, с которой несколько лет назад случилась точно такая же история:

Как говорится, велкам ту зэ клаб, Люк. На самом деле все это крайне печально. Читаю сейчас, как это произошло - задержание на паспортном контроле, внезапно появившиеся сотрудники ФСБ, комната для депортируемых, формулировка "вам запрещен въезд в НАШУ страну". Один в один события 16 декабря 2007 года, когда меня задерживали в Домодедово. По личному опыту могу сказать лишь одно - Люк будет в порядке, жизнь продолжается. Но вот Россия с каждым таким разом теряет что-то очень важное, что не купить ни на какие нефтяные деньги.

Петербургский фото-журналист Сергей Максимишин считает, что выслав журналиста, российские власти сами поставили себя в парадоксальную ситуацию:

Люка Хардинга, московского собкора The Guardian, выдворили из России без объяснения причин. Хардинг полагает, что это связано с его публикациями о России по материалам WikiLeaks, в которых Россия названа "мафиозным государством".
Вспомнил байку, прочитанную в какой-то из книжек о воспитании собак.
Некий французский психолог опубликовал статью, в которой заявил, что по материалам исследований он может, зная, собаку какой породы человек осознанно выбирает, определить характер владельца. Далее шел длинный список – что, например, люди, выбирающие такс - великодушны, выбор немецкой овчарки говорит об отсутствии чувства юмора. Так вот, к Хардингу и мафиозному государству. Один из владельцев немецкой овчарки подал на психолога в суд. Психолог отказался от адвоката и в свою защиту произнес только одну фразу: "Ну, что я вам говорил?!"


***

В англоязычной культурной блогосфере периодически делают странные сближения. И хотя ответа на вопрос, чем ворон похож на конторку, никто пока еще так и не нашел, узнать, что общего между Ямайкой и Польшей, можно из блога американского философа Джастина Смита:

Речь пойдет о plica polonica – состоянии, которое долгое время считалось болезнью, более всего распространенной в Польше. Ее основным симптомом были спутанные, сбитые в колтун волосы – нечто вроде дредов.
В обнаруженных мной медицинских трактатах, большая часть которых относится к XIX веку, польский колтун определяют как "трихому", "странную болезнь" или "волосяное расстройство". "Энциклопедия практической медицины" за 1834 г. сообщает, что болезнь особенно распространена в Польше благодаря традиции (уходящей своими корнями аж в XI век) брить голову на татарский манер, т.е. оставляя нетронутым пучок волос по центру. Польские бедняки, плохо одетые и живущие где попало, да еще и испытывающие на себе вредное воздействие болотистых почв и сырого климата, страдают от избыточного роста этой части волос, причем кожа головы в этом месте выделяет у них неестественное количество жира.


Понять, почему неудовлетворительное состояние волос воспринималось как болезнь, нам сейчас трудно: если с волосами что-то не так, их можно просто состричь. Именно такой точки зрения придерживаются современные дерматологи:

Современные дреды поразительно похожи на так называемый "польский колтун", для избавления от которого раньше предписывали длинные курсы лечения ртутью. В XVIII веке эта болезнь считалась довольно важной, однако сейчас в медицинской литературе о ней почти не упоминается. Дреды, напротив, встречаются в нашей жизни постоянно. И разнообразные медицинские сайты снабжают дерматологов огромным количеством сведений о возможных осложнениях, вызванных ношением этих дредов. К счастью, сегодня считается, что все эти недуги легко излечиваются стрижкой.

Но Джастина Смита в этой связи интересуют вопросы историко-культурные:

Интересно поразмышлять о семиотике дредов в евро-американской культуре. Считается, что они пришли к нам из Ямайки и представляют собой перенос прически, естественной для африканских голов, на головы, где ее специально нужно создавать и поддерживать. Но мы видим, что для европейцев страной происхождения дредов является Польша – территория, расположенная на восточной окраине Европы; страна, испытавшая на себе влияние азиатских варваров – кочевников, которые ели сырое мясо и запивали его кровью. Подозреваю, что привязка спутанных волос к африканской и карибской культуре сама по себе является преобразованием предрассудков, корни которых уходят гораздо глубже, чем мы думаем.

В американском блоге N+1 проводится еще одно неочевидное на первый взгляд сближение: хипстеров и хасидов. В Нью-Йорке представители этих двух субкультур живут в одном и том же районе – Вильямсбурге:

В своих предельных выражениях хипстеры и хасиды являются представителями конкурирующих ересей: они соперничают между собой в деле отвержения буржуазной современности. То, что обе группы избрали Вильямсбург как площадку для реализации своих отступнических утопий, можно объяснить только хитростью истории (если, конечно, не принимать во внимание удобство местных электричек).
XS
SM
MD
LG