Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Юрий Федоров - о задиристости президента


Кунашир. Открытый президентом форпост страны

Кунашир. Открытый президентом форпост страны

Внезапно вспыхнувшая российско-японская полемика о Курилах продолжается. О причинах, которые заставили российскую власть занять такую жесткую позицию в многолетнем споре с Японией - включая заявления о гипотетической возможности применения военной силы – Радио Свобода рассказал работающий в Праге внешнеполитический эксперт Юрий Федоров.


- Почему сейчас Москва так откровенно и открыто играет на повышение этого конфликта?

- Это связано с развитием внутриполитических событий в России и, прежде всего, с приближающимися выборами и необходимостью решить вопрос, кто будет следующим президентом. Проблема не только в том, что обострились отношения с Японией в результате, на мой взгляд, не очень продуманных, по крайней мере, с точки зрения традиционной дипломатии, заявлений и действий Москвы. Я бы сказал, что они просто контрпродуктивны для российских интересов. Ужесточилась российская политика и по остальным направлениям, прежде всего, на европейском. Было твердо заявлено, что Москва не будет вести переговоры по тактическому ядерному оружию. То есть, они были обставлены таким количеством условий, что рассчитывать на переговоры невозможно. Между тем, для европейцев это очень важная проблема. Лавров подтвердил еще раз, выступая в Мюнхене: европейцы, НАТО и Соединенные Штаты стоят перед дилеммой - либо принять российские условия "евро-ПРО", либо они должны готовиться к новым неприятностям. Складывается впечатление, что Москва в очередной раз решила напугать своих партнеров.

- Но ведь совершенно понятно, что никакой российско-японской войны по поводу Курильских островов быть не может. Россия и Япония добрососедски сосуществуют. Для чего Медведев делает заявление о военной группировке на Курильских островах, о том, что еще не построенные вертолетонесущие корабли туда отправят?

- Я думаю, что у Медведева просто несколько искаженное представление о том, что происходит на Дальнем Востоке. На Курильских островах уже давно развернута так называемая 18-я пулеметно-артиллерийская дивизия. Что касается вертолетонесущих кораблей, то их еще нужно получить из Франции - это вообще очень долгая история. То есть, Медведев просто играет на повышение напряженности. Этому могут быть два объяснения. Первое заключается в том, что он сам или его окружение рассчитывает играть какую-то более-менее самостоятельную роль во внешней политике, да и во внутренней политике тоже. Он пытается привлечь симпатии наиболее, я бы сказал, твердолобых кругов в российской элите, военно-промышленного комплекса и военного командования. Другое объяснение заключается в том, что Медведев просто озвучивает, будучи формально президентом Российской Федерации, те установки, которые выработаны, возможно, с его участием, но отражают общую точку зрения российской элиты, которая по каким-то соображениям решила, что сегодня пора показать Западу зубы. Но за этими угрозами ничего не стоит, нет реальных ресурсов - ни военных, ни экономических, - которые могли всерьез обеспокоить европейские страны, Соединенные Штаты и Японию.

- С одной стороны, Россия себя представляет, как часть западного мира, то есть союзником и Японии, и Соединенных Штатов, Европейского союза. С другой стороны, на практическом уровне Москва периодически ввязывается в такие обмены ударами пропагандистско-политического толка. Есть какое-то противоречие с точки зрения принятия внешнеполитических решений?

- Внешняя политика России, - как, впрочем, всех стран, - это некая равнодействующая интересов, взглядов и установок различных элитных группировок, или, как в науке называется, групп интересов. В России такие группы интересов связаны, прежде всего, с военными и военно-промышленным комплексом, который заинтересован в новых бюджетных ассигнованиях. Они, конечно, растут, но по сравнению с аппетитами этих групп интересов недостаточно быстро. С другой стороны, существуют, скажем, нефтедобывающие корпорации и "Газпром", которые заинтересованы в том, чтобы продавать свою продукцию Западу. Других вариантов у них, и они не заинтересованы в том, чтобы доходы от нефтегазового бизнеса перекачивались в военную промышленность. Отсюда возникает достаточно такая сложная и хаотическая внешняя политика России. За большинством таких задиристых заявлений выступает Дмитрий Анатольевич Медведев, формально он отвечает за формирование внешней политики. Премьер-министр Владимир Путин, например, не высказывался на эту тему. Я не исключаю того, что через год мы с вами будем обсуждать, скажем, заявление Путина, в котором может быть сказано примерно следующее: "Ведь это же не я выступал с такими заявлениями, это мой предшественник, господин Медведев. А у меня были совершенно другие взгляды, но я не имел возможности воздействовать на внешнюю политику, я занимался экономическими проблемами, как премьер-министр. А вот теперь я готов обсуждать новации в отношениях с Западом на совершенно новой основе". То, что, кстати, произошло больше десяти лет назад, когда Путин был избран в первый раз президентом России. Он достаточно быстро отмежевался задиристых заявлений, которые принадлежали Евгению Примакову и людям его круга. Так что мы, может быть, являемся свидетелями начала какого-то нового цикла в российской внешней политике.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG