Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Европейский Гуманитарный Университет - в свое время основанный в Белоруссии и позже изгнанный властями из страны за распространение либеральных взглядов - шестой год работает по приглашению Литвы в Вильнюсе.
Недавно в нем силами разных стран был создан Чрезвычайный фонд для поддержки студентов, исключенных из белорусских вузов за участие в митинге 19 декабря в Минске и оппозиционную деятельность. ЕГУ готов принять таких студентов на все действующие в университете программы.
С подробностями - наш вильнюсский корреспондент Ирина Петерс

Ирина Петерс: Закрытый властями в 2004 году , единственный в Белоруссии независимый вуз - Европейский Гуманитарный Университет - по приглашению Литвы с 2005 года продолжает свою работу в Вильнюсе. На дневном и заочном отделениях всего здесь учится около 2 тысяч студентов. Специальности: политология, журналистика, социальные науки, дизайн и другие. Многие предметы преподаются на белорусском языке, на нем пишутся и дипломные работы. " Сейчас не ясно, сколько студентов после декабрьских событий в Минске могут быть отчислены из вузов – считает ректор ЕГУ Анатолий Михайлов – по его мнению, белорусские власти пока не решаются массово отчислять студентов по политическим мотивам".

Анатолий Михайлов: Насколько я понимаю, они не очень-то хотели бы это делать, чтобы не усугубить ситуацию. Но, тем не менее, все-таки процессы пошли, думаю, что они будут некоторое время, в том числе и в летнюю экзаменационную сессию.

Ирина Петерс: Вам известны случаи отчисления именно по политическим мотивам?

Анатолий Михайлов: Да. Но, конечно, их представляют, как отчисление за непосещаемость, за недисциплину – это обычная практика. Наша жизнь в изгнании очень непроста. Я думаю, что наш проект является трансатлантическим по своей природе. И Европа, и Америка постепенно понимают, что нужна вполне конкретная реальная помощь. Похоже на то, что начинает процесс набирать обороты оказания международной помощи.

Ирина Петерс: Только что созданный Чрезвычайный студенческий фонд поможет покрыть дополнительные расходы ЕГУ. Совет министров Северных стран выделили фонду 20 тысяч евро, Дания отдельно перечислила 75 тысяч евро.
"Мы будем рассматривать все заявки белорусских студентов, пострадавших за свои убеждения и действия на родине, и принимать таких студентов в соответствии с нашими академическими стандартами" - пояснила проректор ЕГУ Ирена Вайшвилайте.

Ирена Вайшвилайте: Фонд создан Фондом европейского гуманитарного университета. Первые поступления уже имеются. Международная комиссия будет решать каждый отдельный случай индивидуально. База у нас есть в Белоруссии, люди, которые исключены уже сейчас. Мы видим, что в Белоруссии исключения по политическим мотивам часто высшие школы оспаривают, говорят, что это по успеваемости. Мы просто будем смотреть тоже на успеваемость, на общую историю человека, для конкретного студента продолжать обучение.

Ирина Петерс: Сложности какие-то, если человек исключен, может быть невыездным.

Ирена Вайшвилайте: То же самое может случиться с любым нашим студентом, который является гражданином Белоруссии, и мы это прекрасно понимаем. В таких случаях мы будем говорить громко.

Ирина Петерс: Послушаем, что думают о своей учебе в Вильнюсе сами студенты ЕГУ, которые делятся и своими соображениями о последних событиях в Белоруссии.
Говорит Мирослав Шаповалов - первый курс, факультет политологии.

Мирослав Шаповалов: После 19 декабря общественность Белоруссии раскололась на до и после. Я был в Минске, видел волнующееся море людей, которые шли по Центральному проспекту. К тому моменту, как начали штурмовать Дом правительства, я понял, что наши органы правопорядка не заставят себя долго ждать, поэтому разумно было оттуда побыстрее уйти. Многим нашим студентам не так повезло, как мне. Нашего старосту схватили на входе в метро. Его осудили на 15 суток. Это фактически один пример из тех, которые были. Наш профессор Александр Федута осужден на 15 лет за организацию массовых беспорядков. Вначале чуть ли не предъявлялись обвинения в государственной измене, потом изменили более реальным обвинением. Я не знаю информацию еще об одной нашей студентке, у которой срок исчисляется, к сожалению, не в сутках, а в годах.

Ирина Петерс: Вопрос к будущему политологу: как бы вы прокомментировали мнение, что события в Минске 19 декабря невыгодны были самому Александру Лукашенко? Некоторые намекают на российские спецслужбы, которые таким образом поссорили Минск с Евросоюзом.

Мирослав Шаповалов: Нашему президенту действительно это было невыгодно. И не только потому, что он сам об этом говорит. Если проанализировать, то такое событие было бы наименее желательным для него. Вопрос подтасовок ситуации до сих пор остается открытым. В отсутствии американской критики, Россия сейчас все сильнее проводит экспансивную политику на постсоветском пространстве. С этой точки зрения события 19 декабря власти были невыгодны.

Ирина Петерс: Европейский Гуманитарный Университет принимает не только белорусских студентов.
Говорит первокурсница Татьяна из Литвы, она изучает социологию.

Татьяна: Хочется действительно что-то сделать. Я из Литвы и у меня есть большое желание изменить ситуацию в Литве. Первая проблема, я считаю, это коррупция. Ее искоренить не за год и не за два. Тяжелый труд. Что касается демократии, наши политики неправильно ею пользуются. Надо найти ключ, демократию открыть и применить ее правильно.

Ирина Петерс: Обращаюсь ещё к двум студентам ЕГУ. Анастасия – будущий журналист, Александр – без пяти минут молодой политолог. Где, в каком качестве они себя в будущем видят?

Александр: Независимые институты. В Белоруссии у нас нет независимых, поэтому что-то возможно из аккредитованных в Литве. Куда-нибудь в университете преподавать.

Анастасия: Мне очень нравится реклама и журналистика. Возможно, я вернусь в Беларусь, поскольку чем больше я в Литве, тем больше ценю свою страну. Когда рядом, особо не ценишь. Конечно, сначала я хочу поездить по Европе и посмотреть, как надо или как это бывает в других странах, а потом уже возвращаться обратно и делать что-то там.

Ирина Петерс: События 19 декабря, как вы их видите сейчас?

Анастасия: Много моих друзей и близких людей попали под прессинг. Некоторые даже находятся до сих пор в заключении. Что могла – наблюдать в Интернете видеоролики, такая бессильная ярость. У нас в университете нет людей, которые были бы к этому равнодушны.

Александр: Большой откат. Но, как мне кажется, здесь была инициатива не самого Лукашенко. Поэтому через два-три месяца просто пойдет на спад, репрессии и все остальное.

Ирина Петерс: Вы считаете, что это была не инициатива Лукашенко, а третьей силы?

Александр: Я так думаю. Может быть он испугался. Нервная личность, но это ему было просто невыгодно.

Ирина Петерс: У декана магистерской школы ЕГУ Аллы Соколовой я поинтересовалась, где чаще всего находят себе место выпускники университета?

Алла Соколова: Разные пути. Самые успешные, академические результаты у которых высокие, учатся в европейских магистратурах и американских. Некоторые делали попытки трудоустройства в Белоруссии, но там сложно, потому что наш диплом бакалавриата не признается в качестве высшего. Некоторые устроились где-то пока работать в Европе, но так, чтобы совмещать работу и учебу.

Ирина Петерс: События в Белоруссии как-то аукнулись, отразились на вашей работе?

Алла Соколова: Это создало напряженность. Наши студенты тоже пострадали от всех этих жестоких мер. Они ездили, преподаватели, сотрудники, наши родственники, но просто не все попались. Попалось 10 человек, которые получили административные аресты, два студента по уголовному преследованию содержатся в тюрьмах. Хотя я как юрист не вижу даже и событий преступления. Судьи, следователи должны прекратить эти дела, безусловно. Эта напряженность повлияла на все. Мы в пасмурном настроении встречали новый год. Студенты наши проявили величайшую корпоративность – собирали деньги, вещи, передачи, чтобы носить в СИЗО, помогали нашим преподавателям, писали воззвания, обращения. Здорово помогли международные организации. Но, конечно, настроение до сих пор очень тягостное, поскольку в Белоруссии сейчас ситуация некомфортная, мягко говоря. Телевидение включать просто невозможно белорусское, там одна и та же картинка. Мы сюда приезжаем, здесь у нас активная жизнь, университетская деятельность. Но семьи наши там, поэтому возвращаемся туда, глоток несвободы, потом возвращаемся сюда и так курсируем.

Ирина Петерс: Как новость о создании Чрезвычайного фонда в ЕГУ восприняли в самой Белоруссии?
Говорит минский политолог Александр Добровольский.

Александр Добровольский: Такие случаи есть. Они всегда маскировались под другие мотивы, а приватно людям намекали, что не надо заниматься ерундой, нужно учиться, а не ходить по площадям. Например, активистку ОГП Татьяну Грибовскую исключили явно по политическим мотивам. Потому что она отсидела свои сутки после того, как ее взяли на площади, естественно, что она пропустила часть сессии, все сдала, а на двух экзаменах, когда пришла бумага, ее просто завалили. Сейчас потеряла возможность учиться. Могу сказать, что многие молодые люди, которые собираются поступать, но уже имеют какую-то историю взаимоотношений с милицией из-за их политических взглядов, тоже практически не имеют шансов поступить на ряд специальностей, таких как право, журналистика, международные отношения. И поэтому очень важно, чтобы у них была возможность учиться. А сам факт, что Литва и Европа поддерживают гуманитарный университет – это очень важный символ того, что Беларусь не оставляют одну, и людей не оставляют в беде.

Ирина Петерс: Настроения вообще в студенческой среде Белоруссии?

Александр Добровольский: Я общаюсь не со всеми, но знаю, что среди молодежи очень высок уровень недовольства даже не столько тем, что какие-то были нарушения на выборах, к этому люди уже привыкли, сколько к тому пренебрежению, которое власть проявила к молодым людям. Это касается и площади, и того, как принуждали голосовать досрочно. Это касается вообще той атмосферы, в которой приходится жить студентам. Власть подавляет инициативу и это очень вредно для общества и для экономики. Если в обществе подавляется инициатива, то экономика не имеет перспектив, и страна не имеет перспектив.

Ирина Петерс: О значении, придаваемом в Литве работе ЕГУ, рассуждает глава комитета по международным делам литовского Сейма Эмануэлис Зингерис.

Эмануэлис Зингерис:
Я рад, что белорусские студенты избрали нашу страну для учебы – это для нас большая честь. Мы помогаем университету, как мы можем. Они сами должны решать, выбирать, что им надо, что им не надо. Наша страна проходит экзамен на зрелость к свободе. Потому что отношение к господину Лукашенко, 700 километров общей границы и большие экономические интересы, несмотря на это, мы говорим, что ценности свободы – это номер один, а экономика – это номер два. Это очень тяжело, особенно после кризиса в небольшой стране, но мы являемся частью Европейского союза и НАТО, и мы являемся евроатлантическими друзьями, это означает, что никто на нашу бедную голову не может опустить никакое КГБ, Дзержинский у нас стоять больше в центре города не будет. Так или иначе, Евросоюз не принял эти выборы как свободные, Россия присоединилась к просьбе выпустить людей из застенок, тюрем КГБ в Минске. Со стороны Евросоюза и НАТО ясно высказывается в сторону Лукашенко, что он не может себе позволить возвратить реалии 50-х годов. Я не вижу никакого отличия между менталитетом этих студентов и наших – это те же европейцы. Посмотрите на них – это молодые, современные лица. Беларусь – это европейская страна. Мы их воспринимаем как братьев. Заслужили того, чтобы жить спокойно, без КГБ, чтобы постучала в дверь и сказала: пойдемте, товарищ. В Вильнюсе, будучи 25 километров от границы с Белоруссией, не чувствуем, что это какой-то особый народ, которого участь должна очень отличаться. Это страна, которая жутко пострадала во время Второй мировой войны, жутко пострадала от коммунистического режима тоже. Так что непонятно, почему, у нас есть в музее эти истуканы Ленин и Дзержинский, почему эти истуканы и человек, похожий на этих истуканов, должны владеть народом Белоруссии. Такой же народ как чехи, словаки, литовцы, те же русские. Когда перестанут промывать мозги с утра до вечера, когда перестанут контролировать каждый сантиметр телевидения в Минске, люди смогут иметь дома разные мнения и по телевизору, и по радио, этот криминальный акт создать чувство страха уйдет в небытие, потому что теперь мир Интернета. Считаю, попытка изолировать белорусский народ от всего мира не удастся господину Лукашенко. Мы эту стену разрушим, и мы ее откроем со стороны Европейского союза.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG