Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Письмо 50-ти": Сафронов ни в чем не уверен, Клинцевич поверил экспертам


Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский

Радио Свобода продолжает серию материалов, посвященных письму представителей интеллигенции против Михаила Ходорковского, опубликованному в газете "Известия" в 2005 году. Корреспондент РС задавал подписавшим письмо один и тот же вопрос: не изменили ли они свое отношение к "делу ЮКОСа" за прошедшие годы?

"Надеюсь, те, кто меня не знает, узнают обо мне, а те, кто меня уже знает, узнают больше о моем творчестве", – так рекламирует себя на первой странице своего сайта известный художник Никас Сафронов. Сафронов пишет портреты не только российских, но и мировых знаменитостей. Успешен, богат, и нередко противоречив в своих высказываниях. Он не отрицает, что подписал "письмо 50-ти", правда, в одних интервью утверждает, что поступил правильно, в других... Вот его версия для Радио Свобода:

"Письмо 50-ти": Сафронов ни в чем не уверен, Клинцевич поверил экспертам


– Мне сказали: человек не платит налоги. Не рассказывали всю предысторию. Пришли и спросили: как вы считаете, должен ли человек платить налоги? Я говорю: да. Понятно, что я не совсем наивный, но это все-таки было как бы не политизировано. Я написал: налоги должны платить все, я их плачу. Вот и все.

– Но вы знали, что это имело отношение к Михаилу Ходорковскому?

– Потом я узнал, что это приобрело уже некие формы ... Все, что я сказал, в тексте написал, – это оставили за кадром. Люди часто берут и используют тебя.

– А почему, если вас ввели в заблуждение, вы не пытались защитить свое доброе имя?

– Понимаете, я не могу с уверенностью сказать, что он не виноват.

– Сейчас идет дискуссия. Мир разделился на два лагеря. Одни считают, что это политический процесс, другие – что человек заслужил 14 лет наказания. Если сейчас соберется инициативная группа и предложит подписать второе аналогичное письмо, вы поставите свою подпись?

– Я бы сказал, что в России больше половины чиновников у власти – это узаконенное воровство. Но я бы не стал акцентировать.

– Вы не совсем поняли, что произошло с этим обращением и письмом?

– Я понимаю, что меня подставили. Согласен, что, наверное, можно было не подписывать это письмо, но я его подписал, у меня была своя гражданская позиция по вопросу, должен ли платить налоги человек. То, что это потом подсунули под обращение против Ходорковского… возможно, так и произошло. Но ведь так часто используют людей, ничего им не объясняя. Но я не получил от этого никакие дивиденды, не стал кремлевским художником. Я не пришел и не сказал: ребята, дайте мне галерею, мастерскую... Я ничего не получил. Более того, несколько человек, которые хотели сделать со мной альбомы, отказались после этого. Я скажу одну фразу, которая может показаться интересной. "Ни один человек на свете не богат настолько, чтобы искупить свое прошлое". Оскар Уайльд.

* * *

Письмо с одобрением приговора бывшим руководителям ЮКОСа подписал и депутат Государственной Думы, член фракции "Единая Россия" и глава Российского союза ветеранов Афганистана Франц Клинцевич. Эксперты считают бывшего афганца Клинцевича одним из отцов-основателей партии власти. В Думе журналисты окрестили его "парламентским кнутом" за то, что он контролирует правильное голосование единороссов в Охотном ряду:

– Я подписывал письмо не против Ходорковского, а против существующей у нас системы, когда в стране столько много нерешенных вопросов, а у кого-то все решается за счет государства и очень легко. Я его уважаю как умного человека, но для меня Ходорковский – еще и человек, который присвоил большие средства.

– А вы лично с ним знакомы?

– Нет, к сожалению.

– А вы разбираетесь в системе налогообложения нефтяных компаний?

– К сожалению, тоже не очень.

– Его не знаете, в этих проблемах не разбираетесь - и подписали письмо?

– Но я, конечно, консультировался со специалистами!

– Если вдруг сменится власть, будет новый суд, и выяснится, что Ходорковский и его товарищи невиновны, у вас хватит мужества признать вашу ошибку?

– 100 процентов! Если специалисты скажут, что он невиновен, – 100 процентов. Да даже сейчас, если специалисты скажут, скажут и докажут, что он невиновен, я скажу, что ошибся.

– А почему тогда именно к вам обратились? Вы могли бы и отказать. Ваше участие же было необязательным.

– Не знаю, там же была некая инициативная группа, все было связано с группой влиятельных людей.

– То есть вы не могли им сказать "нет".

– Не в этом дело. Меня спросили, никто меня не заставлял. Я выяснил ситуацию и только после этого подписал.

– Вы считаете, что и второй срок для Ходорковского вполне заслуженный?

– Про второй срок ничего не знаю, не могу сказать. Вы, наверное, абсолютно правы: рано ли поздно история поставит точки над i по всем этим вопросам, что скажут по этому поводу реальные специалисты. Я не являюсь специалистом в этой области и был на тот момент органичен информацией, которую до меня донесли сильные специалисты. Вот и все.

– То есть в тот момент вы могли поставить подпись, а могли и нет.

– Да.

– И вряд ли бы что-то изменилось?

– Конечно.

– Но вы это сделали, а другие люди, не менее известные, посчитали это грязным делом и не стали этого делать.

– Послушайте, на тот момент не было никакого дела, и там никто не считал это грязным или чистым делом.

– Пройдут годы, вы станете еще мудрее, вернетесь памятью назад, и конечно же, все-таки будете думать об этом поступке. Так?

– Возможно, здесь с вами соглашусь. Я, когда начали говорить об этом письме, сначала начал вспоминать – подписывал что-то или нет. А потом вспомнил разговор, как мне все по этому поводу поясняли. Думаю: ну, раз разговор состоялся, значит, я, наверное, точно подписывал.Честно вам говорю по этой ситуации: это же давным-давно было.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG