Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Ольга Кучкина - о полемике с Юрием Гейко


Ольга Кучкина

Ольга Кучкина

Одной из самых обсуждаемых в Сети тем стало письмо обозревателя "Новой газеты" Юрия Гейко своему бывшему коллеге, главе администрации президента Ельцина и его зятю Валентину Юмашеву. Ответ Юрию Гейко дала их коллега по "Комсомольской правде" писатель и публицист Ольга Кучкина.

Разделяя горечь и беспокойство, заставившее Юрия Гейко обратиться в своем публицистическом тексте к актуальным вопросам современности, Ольга Кучкина не согласна ни с оценками режима Бориса Ельцина, ни с рецептом спасения отечества, которые Гейко предлагает.

- Он написал открытое письмо, и я написала открытое письмо. Написала потому, что в письме Гейко упоминается моя фамилия. Мы действительно писали с ним однажды полосную статью в "Комсомолке". Она называлась "Неизвестный Юмашев". Юра - мой коллега, Юмашев - мой коллега. Я отношусь к ним нормально. Просто чувство справедливости заговорило, я даже начала вести блог.

- В чем вы идеологически не согласны с Юрием Гейко?

- Не столько идеологически, сколько по-человечески и, может быть, стилистически. Взваливать все беды, которые случились в нашей стране, на плечи одного Юмашева, видеть в нем злодея, совершенно нелепо. Обвинения Гейко в адрес Юмашева и Ельцина, то, в чем он ищет выход для страны, очень резко расходятся с моими представлениями. Я считаю, что Ельцин - не злодей. Он - человек, который открыл форточку в нашем доме, вслед за Горбачевым. Это свободное дыхание, которое я никогда не забуду и никогда не предам. Это были тяжелые годы - с ошибками Ельцина, с самой трагической из них - чеченской войной. Но я прекрасно помню его речь с признанием своей вины перед людьми. Я не столько интересуюсь массами, сколько интересуюсь людьми, тем же Юрой, тем же Валей. И Борисом Николаевичем тоже. Как человек, он для меня является громадиной. Обвинять его в том, что они (он, Валя, Таня, семья) искали человека, который не тронет их, что и только этим был обусловлен выбор Путина, просто нелепо. Почему надо отказывать человеку в искренности, когда он сказал - берегите Россию?!

- У вас есть короткий ответ на вопрос о том, почему свободное российское дыхание, о котором вы говорите, пресеклось?

- Есть много субъективных причин, но есть и объективные. Инерция оказалась слишком сильна - в народе, в каждом отдельном человеке, в системе.

- Почему вы обмениваетесь такими письмами?

- Я думаю, это проистекает из нашей искренности. С самой оттепели мы, как мне хочется думать, все время воевали за свободу, за человека. Поэтому это была наша перестройка. Это мы ее готовили, и мы в ней участвовали. Эпоха ворвалась в нашу частную жизнь. были исторические мгновения соучастия.

- У этой журналистской искренности, о которой вы говорите, может быть, была еще одна сторона. Российская журналистика восприняла новую власть как свою, стала ее частью – и стала во многом ответственной за ошибки этой власти, в том числе ельцинской. Вам не кажется, что была утрачена или не найдена верная фокусировка журналистской общественной позиции?

- Это совершенно неверно. Единственный раз Борис Николаевич поднял руку на свободу прессы и ввел цензуру. Были сняты материалы из 11 газет. Газеты вышли с белыми пятнами. А Егор Яковлев напечатал все снятые материалы в "Общей газете". Цензура продержалась ровно три дня. Больше Борис Николаевич этого не делал. Когда началась чеченская война, люди нашего цеха, просто люди выходили и на улицы, и писали в газетах, и выступали по телевидению против Ельцина. Вся чеченская война была показана по телевидению с двух сторон. Юра Гейко предлагает Вале Юмашеву подумать над тем, что надо было бы выбирать государственного человека, а не подполковника. Путин принадлежит к людям, которых профессионально обучали обольщать людей. Я думаю, что не Валя Юмашев и Ельцин обольстили Путина, я думаю, что Путин обольстил и Ельцина, и Юмашева.

- Как вы думаете, у всей этой дискуссии будет какое-то продолжение? Юмашев, скажем, встречается с Гейко, они разрабатывают план возвращения демократии в Россию или что-нибудь такое….

- Нет. Иногда говорят - сотрясение воздуха. На самом деле, воздух важно сотрясать, потому что тогда создается движение, и тогда опять, может быть, распахнутся окна. Путин лишил нас свободы слова постепенно, и мы охотно ее лишились, вот в чем беда. Но позитивная программа, предложенная Гейко, ничего, кроме сожаления, не вызывает. Когда я говорю о стилистических разногласиях между мной и моим бывшим соавтором, боль, которая стоит за этим, мне понятна. Я ее разделяю. Но его рецепт, мне кажется, совсем не верен.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG