Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какой урок из теракта в "Домодедово" извлекли американские аэропорты


Ирина Лагунина: Взрыв в московском аэропорту "Домодедово" вызвал вопросы о том, а насколько безопасны крупнейшие аэропорты мира? Тем не менее, эксперты в Соединенных Штатах считают, что нет необходимости еще больше ужесточать проверку авиапассажиров. Вместо этого они предлагают усилить наблюдение в тех местах, где раньше считалось не обязательным – в залах ожидания, местах получения багажа, на подъезде к аэропорту и других. Подробнее....

Эмма Тополь: Средства передвижения и транспорт, несмотря на участившиеся в последние годы теракты в других общественных местах, остаются наиболее привлекательными объектами для террористов. Эксперты частично объясняют это тем, что транспорт тесно связан с мировой экономикой и имеет все-таки больше значения для многих стран, чем, к примеру, туризм. Интересно, что первый теракт в Соединенных Штатах произошел тоже на общественном транспорте. 16 сентября 1920-го года на Уолл-стрит взорвался запряженный лошадью вагон. Погибли 35 человек, более сотни получили ранения. Подозревали большевиков или анархистов, но доказать это не удалось, и преступление осталось не раскрытым. Следующие пятьдесят лет о терактах не вспоминали, но 24 января 1975 года пуэрториканская группа ФАЛН (Вооруженные силы национального освобождения) взяла на себя ответственность за взрывы в Нью-Йорке. 4 человека погибли, более 50 ранены.С тех пор за последующие 35 лет на территории США произошло еще пять терактов, среди которых взрыв федерального здания в Оклахома Сити, - 168 погибших, и самый кровопролитный за всю историю теракт - нападение на башни Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке и Пентагон в Вашингтоне, когда погибли около трех тысяч человек. Введенная после этих взрывов тщательная проверка авиапассажиров перед полетом усложнила задачу террористам захватить или взорвать самолет. Но, как показал теракт в аэропорту "Домодедово", и воздушный транспорт все еще остается уязвимым.
Я разговариваю с экспертом по борьбе с терроризмом и безопасности на транспорте Рафи Роном - президентом компании – NASS – New Age Security Solution, в аэропорту Даллеса, который расположен в 50 милях от американской столицы.

Рафии Рон: Теракты как в "Домодедово" могут произойти в любом аэропорту мира. Но необходимо понимать, что если контролировать безопасность пассажиров во время полета вполне реально, то обезопасить всех, находящихся в здании аэропорта, очень трудно. После событий 11 сентября 2001 года все наши усилия были брошены на обеспечение безопасности пассажиров в самолетах, а аэропорты, которые сами по себе очень привлекательные объекты для террористов, были упущены из внимания служб безопасности – причем, и в Соединенных Штатах, и в Европе. Пожалуй единственный аэропорт, где к этому относились и относятся иначе – это Бен Гурион в Израиле. Там видеокамеры установлены задолго до непосредственного подъезда к зданию. Поэтому, на мой взгляд, главным уроком теракта в "Домодедово", должно стать понимание, что нам необходимо переместить меры предосторожности из внутренних помещений наружу. Мы должны внимательно просматривать все места для парковок, все подъезды к зданиям аэропорта, правоохранительным органам необходимо объединить усилия с силами безопасности, чтобы действовать сообща. И конечно же, для борьбы с терроризмом необходимы самые последние технологии, и прежде всего, усовершенствованные видеокамеры наружного наблюдения, которые помогут зафиксировать чье-то подозрительное поведение. Это, пожалуй, самое главное – заметить что-то необычное в поведении как пассажиров, так и встречающих или провожающих людей. К сожалению, большинство служащих правоохранительных органов не очень хорошо для этого подготовлены.

Эмма Тополь: Рон Рафи также считает, что если власти хотят не только реагировать, но и - главное - предотвращать теракты, необходимо научиться распознавать даже самые незначительные сигналы, указывающие на то, что что-то может произойти. Подготовку, по его мнению, должны пройти не только службы безопасности, но и все без исключения работники аэропорта. Критически важно, чтобы служащие аэропорта умели выявлять любые подозрительные действия и сообщать о них.

Рафии Рон: Важные в успешной борьбе с террористами компоненты, это, как я уже говорил, постоянное обновление технологий видеокамер слежения и проверка всех находящихся в аэропорту людей. Сегодня в большинстве случаев технологии, как и вся структура системы безопасности, служат цели быстро отреагировать, а не на предотвратить. Это необходимо изменить. И это возможно изменить, потому что уже существуют новые усложненные программы, которые помогают не только снимать, но и сразу же анализировать происходящее.

Эмма Тополь: Старший научный сотрудник Центра Американского Прогресса, профессор Джорджтаунского университета, Лоуренс Корб - автор и соавтор более двадцати книг по национальной безопасности и борьбе с терроризмом, согласен с мнением Рафи Рона. Но при этом он считает, что приоритет здесь должен быть в другом.

Лоуренс Корб: Вы не можете купить или создать идеальную безопасность. Единственный путь, который гарантирует успех, – это путь, при котором разведка добывает информацию о готовящихся терактах заблаговременно. С помощью технологий успешно действуют израильтяне, но более эффективно, на мой взгляд – предотвращать теракты с помощью разведслужб. Необходимо знать, о чем говорят подозреваемые, что они делают. Мы обязаны обезопасить общество от них до того, как они что-нибудь предпримут. Того, кто решил, что он или она станет террористом-самоубийцей, можно остановить только во время попытки проникнуть в пассажирский отсек, но его нельзя остановить при входе в здание аэропорта, он просто подъедет к центральному входу.

Эмма Тополь: Для Рафи Рона человеческий фактор также является одним из главных в борьбе с терроризмом.

Рафии Рон: Основная проблема, существующая, на мой взгляд в любом аэропорту, будь то здесь, в Соединенных Штатах, в Европе, в какой-то степени, как мне кажется, и в России, состоит в том, что мы в основном полагаемся на технологии, забывая о том, что имеем дело с людьми. Не надо забывать, что теракты совершают реальные люди. Взрыв в "Домодедово", как и другие теракты, безусловно определяется человеком, который взорвал бомбу, а не самой по себе бомбой. Борьба с терроризмом требует комплексного подхода, в котором важны многие компоненты. Для того, чтобы заранее выявить эту угрозу, чтобы попытаться предотвратить атаку, необходимо сконцентрировать внимание на человеческом факторе, а не только использовать технологии или рассчитывать на данные разведки. Человеческая психология всегда будет слабым звеном в любой операции террористов. Прежде всего, во время совершения задания самоубийца-террорист находится под колоссальным стрессом. Эта психологическая ситуация, когда человек готовится взорвать себя и еще множество людей, не может не повлиять на его поведение. Я говорю не об обычном "просеивании" авиапассажиров, которое включает разделение на этнические группы и многими в Северной Америке и в некоторых странах Европы воспринимается как дискриминация. Я уверен, что в наши дни мы должны создать новую модель проверок с учетом психологической уязвимости террористов. Умение распознать их поведение в таких такой экстремальной для личности ситуации, как последние часы перед самоубийством, определит наш успех в борьбе с этим злом. Еще 8 лет назад мы разработали и начали внедрять в бостонском аэропорту Логан программу, которая направлена на определение агрессивного поведения человека. Она называется BBR – Better Behavior Recognition. Эту программу сейчас очень успешно используют не только в аэропортах, но и на других транспортных средствах. Популярность ее объясняется тем, что она позволяет обнаружить преступника по его поведению, которое отличается от поведения других людей.

Эмма Тополь: Американские эксперты считают, что после взрыва в "Домодедово" в аэропортах США вряд ли произойдут какие-то радикальные изменения, потому что и без этого в зданиях существует несколько слоев проверки граждан и служащих аэропорта, а вводить дополнительные, чтобы еще более раздражать пассажиров, смысла нет. Совсем недавно в Соединенных Штатах разгорелся спор по поводу введения в аэропортах сканнеров всего тела, или как их еще называют "порно-сканнеры". Американцы посчитали это недопустимым вторжением в личную жизнь, и программы в этих дорогостоящих машинах пришлось заменить. На это, правда, потребовались дополнительные средства, но зато страсти улеглись. Хотя многие американские эксперты высказывают предположение, что если бы такой теракт произошел здесь, общество начало бы бороться за еще большее ужесточение мер безопасности. Рафи Рон продолжает:

Рафии Рон: Ситуация в "Домодедово" типична для всех аэропортов по всему миру. Аэропорт – это не только объект, который требует усиленной охраны, но это часто, как в случае с "Домодедово", еще и парадный подъезд для въезда и выезда из страны. Поэтому понятно, почему многие службы заинтересованы в безопасности на этих объектах. Я не думаю, что здесь для Соединенных Штатов кардинально что-то изменится, и это правильно. Единственное, что было бы, на мой взгляд, важно изменить - это структуру руководства, чтобы четко определить, кто за что несет ответственность. Поэтому когда что-то происходит, вы знаете, кто виноват и где есть сбои в системе. Сейчас же в крупнейших аэропортах мира службы разделены, и трудно определить, кто за что отвечает.

Эмма Тополь: Старший научный сотрудник Центра Американского Прогресса Лоуренс Корб тоже считает, что за безопасность на транспорте должны отвечать как можно больше правоохранительных и силовых структур.

Лоуренс Корб: С 2001 года все федеральные правоохранительные агентства, службы безопасности и разведка работают вместе. И надо отметить, они теперь сотрудничают гораздо лучше, чем раньше. Плюс к этому в каждом городе созданы силы специального назначения по борьбе с терроризмом. Потому что важно, и я не устану это повторять, обнаружить этих людей до того, как они направляются совершить теракт. Иначе будет слишком поздно. Насколько я знаю, человек, совершивший взрыв в Москве, не проходил никакой проверки, потому что там ее просто не делают. То же самое может произойти и у нас. Скажем в Вашингтоне в наших крупнейших аэропортах имени Даллеса или имени Рейгана не проверяют при входе в здание. Поэтому необходимо останавливать их заранее с помощью разведслужб. Другое дело, когда у нас в Нью-Йорке на площади Таймс сквер террорист пытался взорвать бомбу в автомобиле. Теракт не произошел только потому, что простые граждане заметили что-то подозрительное и сообщили в полицию. Конечно, можно сказать, что это было простое везение. Но на самом деле много жизней спасло то, что люди внимательны к тому, что происходит вокруг. И надо воспитывать в людях осторожность. У нас уже тоже научились предупреждать людей, учить, что если вы едете в метро, на автобусе и так далее – будьте бдительны...

Эмма Тополь: Старший научный сотрудник Центра Американского Прогресса Лоуренс Корб затронул еще один вопрос. Он напомнил о том, что президент США Барак Обама, выразив соболезнование российским гражданам в связи с взрывом в "Домодедово", сказал, что Россия и Соединенные Штаты должны объединить усилия в борьбе с терроризмом.

Лоуренс Корб: Несмотря на то, что у нас есть разногласия по многим вопросам, никто не хочет видеть, как убивают мирных граждан. Я считаю, что победить терроризм можно, только объединив международные усилия. И мы это делаем, мы делимся информацией, полученной нашей разведкой, с китайскими спецслужбами, с российскими, с нашими союзниками. Но как я уже сказал, невозможно создать стопроцентно работающую систему безопасности. Что возможно сделать – так это с помощью разведки ограничить число террористов, осуществлять более тщательную проверку в аэропортах. Интересно, что террористы в России раньше пытались взрывать самолеты, теперь из-за более сложной системы безопасности они этого не могут делать. Тогда они решили взрывать терминалы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG