Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Большая радость маленького города


Болельщик команды "Грин-Бей Пэкерс"

Болельщик команды "Грин-Бей Пэкерс"

"Винс Ломбарди Трофи" вернулся домой. Так сейчас говорят в небольшом городке Грин-Бэй, который расположен на побережье озера Мичиган – вдалеке от крупных промышленных и культурных центров. Даже у себя в провинциальном штате Висконсин это местечко, в котором с трудом набирается 100 тысяч жителей, далекая периферия. Словом, дважды захолустье.

Но не в футбольном мире. "Грин-Бэй Пэкерз" - одна из самых сильных и уважаемых команд Национальной Футбольной Лиги, а теперь вновь триумфатор "Супербоула" – уже в 4-й раз в своей истории. Свои два первых титула команда добыла во главе с легендарным Винсом Ломбарди. Его имя здесь свято. Он перешел в "Пэкерз" из "Нью-Йорк Джайнтс", где был тренером защитников, и после первого же сезона был приглашен обратно – уже на пост главного тренера, но отказался: он нашел свою команду. В том же сезоне он проиграл свой первый и последний в карьере матч за чемпионский титул – "Филадельфии". Говорят, что после игры Ломбарди в раздевалке пообещал команде, что больше они в плей-офф не проиграют, и сдержал слово: девять побед подряд в пост-сезоне, включая две за "Супербоул", в которых побитой стороной остались те самые "Джайнтс". Позднее сам президент Кеннеди в персональном звонке приглашал его занять почетнейший пост главного тренера в военной академии Вест-Пойнт – но получил отказ. Сейчас имя Винса Ломбарди носит приз, вручаемый победителям "Супербоула". И его родная команда сумела вернуть трофей в любимый город великого тренера.

В середине сезона это представлялось крайне маловероятным. Старт был ужасен: три победы при трех поражениях, что сводило до минимума шансы не только на первое место в дивизионе, но даже на "wilde card". К тому же на команду обрушились травмы: в какой-то момент в "лазарете" были 15 игроков первого состава. Дважды в бессознательном положении уносили с поля квотербека Арона Роджерса, которому и так было нелегко. Все давило на него. Во-первых, он еще очень молод для своего амплуа – 27 лет. В этом возрасте обычно многое прощается – мол, время для роста еще есть. Но как-то так случилось, что судьба все время его торопила, и с "проблемой роста", в прямом смысле этого слова, он столкнулся очень рано – еще будучи в школе. Чуть выше 180 сантиметров, он явно не соответствовал требованиям университетского футбола – даже в школьной лиге он, по статистике, был "недорослем", недотягивая до среднего стандарта стартующего квотербека. Поэтому вместе с дипломом о завершении школы он получил только одно приглашение присоединиться к университетской команде 1-го Дивизиона – от Университета штата Иллинойс в Урбана-Чэмпейн, при этом ему даже не предоставляли, как обычно делают в таких случаях, бесплатного образования. Он отклонил приглашение и остался в родной Калифорнии, учась и играя за один местных колледжей. Играл хорошо, и Джефф Тедфорд, тренер команды Университета Беркли, через год позвал его к себе.
"Грин-Бэй Пэкерз" - одна из самых сильных и уважаемых команд Национальной Футбольной Лиги, а теперь вновь триумфатор "Супербоула" – уже в 4-й раз в своей истории


В Беркли Роджерс стал звездой студенческого футбола и в 2005 году, полный надежд, выставился на драфт НФЛ. К тому времени он подрос до 188 сантиметров, окреп, и хотя все еще оставался "малышом" по сравнению с коллегами по амплуа, но с учетом его впечатляющей статистики верил, что будет выбран если не первым, то среди первых трех-четырех – наверняка. То, что произошло, стало главной историей и скандалом драфта. Роджерса выбрали… 24-м! Это было унизительно. Вдобавок у него почти не было шансов выйти на поле: стартовую позицию квотербека в "Грин-Бэй Пэкерз" занимал Бретт Фавр. Пусть к тому времени его голова уже украсилась знаменитой сединой, ветеран был по-прежнему великолепен, оставаясь непререкаемым авторитетом у партнеров по команде и идолом у местной публики. Уход Фавра в 2008-м году помог немногим – теперь над ним висел эталон его блистательной игры. В 2009 году Роджерс впервые вывел команду на матч плей-офф – "Грин-Бэй" проиграл, а за Аароном постепенно стала закрепляться репутация игрока безусловно очень талантливого, но не обладающего чемпионским характером. Считалось, что он может блестяще играть в рядовых матчах регулярного сезона, но не выдерживает напряжения принципиальных поединков.

Тем не менее, именно Роджерс стал героем финишного отрезка сезона, когда команде удалось выиграть два последних матча регулярного чемпионата и зацепиться за "wilde card". А затем, каждый раз считаясь аутсайдером, "Грин-Бэй" последовательно выбил из плэй-офф "Филадельфию", "Атланту" и "Чикаго", чтобы встретиться в Далласе с "Питтсбург Стилерз" за главный приз сезона.

Вдобавок к тому, что против Роджерса были его собственная неопытность, недоверие репортеров и публики, "тень великого Фавра" и чудовищная ответственность на плечах, "на стороне врага" была еще одна сила: от Аарона ждали, чтобы он в этом матче доказал, что "добро всегда побеждает зло". Дело было в его оппоненте по амплуа – обладателе двух чемпионских перстней Бене Ротлисбергере, которому предстояло вывести на поле "Питтсбург".

Роджерс против Ротлисбергера – это что-то вроде "пионера и отличника" против "отборной шпаны". Сами медвежьи стати Бена уже намекают на грубоватый характер. А после инцидента, случившегося в прошлом году в Джорджии, чисто человеческая репутация Ротлисбергера была испачкана навсегда. 20-летняя студентка местного колледжа обвинила его в изнасиловании. Несмотря на факты физических травм и свидетельства очевидцев, местная прокуратура после долгого следствия отказалась выдвинуть обвинения, объяснив, что "железных" доказательств у нее нет. К тому же сама пострадавшая отказалась от судебного преследования, сославшись на то, что ее и так "достали" журналисты, а в случае процесса ей вовсе не будет жизни. При этом она не отреклась от своего объяснения случившегося.

Ротлисбергер отделался четырехматчевым отстранением от игр на время следствия. В сравнении с тем, что ему грозило – "легкий испуг". Юридически он остался чист. Но практически никто не сомневается в его виновности. Тем более что аналогичная история случилась годом раньше: тогда служительница казино в Неваде обвинила Бена в том, что он заманил ее в свой номер в отеле и изнасиловал. Та история, в которой свидетели давали противоречивые показания, тоже закончилась ничем. Но теперь, как говорится, "прослеживалась тенденция".
Роджерс против Ротлисбергера – это что-то вроде "пионера и отличника" против "отборной шпаны"

Сам Ротлисбергер, вернувшись на поле, не показал ни тени слабости и уверенно довел команду до главного события года. Опыт, жесткость, уверенность – все показывало, что он и сам не оступится, и спуску сопернику не даст. "Питтсбург", рекордсмен "Супербоула" (6 титулов), считался фаворитом.

Что рука Роджерса не дрогнет, стало ясно на 12-й минуте, когда он сделал рискованнейший пас на Джорди Нельсона в самый угол зачетной зоны. Мяч пролетел 29 ярдов и приземлился точнехонько в руки рисивера – 7:0 в пользу "Грин-Бэй". А всего через двадцать минут сплоховал Ротлисбергер. Он чуть-чуть замешкался с передачей, защитник соперников сумел задеть его руку, мяч немножко изменил траекторию, Ник Коллинз перехватил его – рывок на 37 ярдов и счет 14:0. Нельзя сказать, что "Питтсбург" не боролся. "Сталевары" почти спасли матч. Но Роджерс был аккуратен и точен всю игру. Финальный счет – 31:25 в пользу "Гринбэй". Аарон Роджерс был назван MVP "Супербола" (титул, так и не доставшийся Бретту Фавру).

Домашнее чествование чемпионов назвали "Возвращение в город титулов" (Return to Titletown) – так прозывают Грин-Бэй за его футбольные триумфы. Вернулись герои и их трофеи (включая Camaro Роджерса, полученное им за его личное достижение). Память Винса Ломбарди, конечно, никогда отсюда и не уходила. По-прежнему почитают здесь и Фавра. Но история не останавливается. Мэр торжественно объявил на церемонии, что одна из улиц в Грин-Бэй будет названа в честь главного тренера команды Майка Маккарти. История "города титулов" продолжает твориться…
XS
SM
MD
LG