Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Приговор Ходорковскому был написан не Данилкиным"


Процесс над Ходорковским и Лебедевым

Процесс над Ходорковским и Лебедевым

Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями Мосгорсуда и навязан против воли судье Виктору Данилкину, утверждает помощник судьи и пресс-атташе Хамовнического суда Наталья Васильева, решившаяся на откровенное интервью сетевому изданию Газета.ру.

Председатель Хамовнического суда Виктор Данилкин не исключил обращение в суд с иском к своей помощнице Наталье Васильевой, которая утверждала, что приговор по делу бывшего совладельца ЮКОСа Михаила Ходорковского был написан под диктовку Мосгорсуда.

"Заявление Натальи Васильевой - это клевета, опровергнуть ее можно только в установленном законом порядке, то есть путем подачи соответствующего иска в суд", - заявил "Интерфаксу" судья Виктор Данилкин. Это сообщение появилось вслед за "молнией" информагентства, в которой Виктор Данилкин цитировался со ссылкой на Мосгорсуд.

В Мосгорсуде считают, что Наталья Васильева "еще откажется от своих слов":
"Это провокация, сразу видно, что Васильева не знакома с основами
процессуального закона. Уверена, что Наталья Васильева от своих комментариев еще откажется: такие случаи уже бывали. Свидетели дают сначала одни показания, потом заявляют, что их заставили", - заявила "Интерфаксу" пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева.

Связаться с самой Натальей Васильевой корреспонденту РС не удалось. "Наталья Петровна находится в отпуске до 17 марта", - сказал помощник судьи Хамовнического суда Сергей Кружилин. При этом, по словам Анны Усачевой, Наталья Васильева "заранее написала заявление об уходе", передает "Интерфакс".

Судья Виктор Данилкин находится на работе, - сообщила корреспонденту РС родственница Данилкина. "Однако, я думаю, он меньше всего хочет сейчас общаться с журналистами", - добавила она.

Выяснить этот вопрос у самого Виктора Данилкина не удалось: по словам помощника председателя Хамовнического суда Милы Капусткиной, с которой связался корреспондент РС, Виктор Данилкин может общаться с журналистами только с санкции пресс-службы Мосгорсуда. Пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева, в свою очередь, оказывалась "в дороге", когда корреспондент РС пытался застать ее на рабочем месте по телефону. Остались без ответа и письменные обращения.

"Моя должность называется помощник судьи, на меня также возложены обязанности пресс-секретаря Хамовнического суда, - рассказала Наталья Васильева в интервью корреспонденту Газета.Ру, опубликованном 14 февраля. - Составляю ответы на запросы, которые приходят в суд, проекты ответов на жалобы, документы, которые идут в бухгалтерию судебного департамента. Плюс кадровая работа. Плюс сведение в общую справку всей статистики, которая велась в суде. Этими вещами – а это очень объемная работа – занималась я.

В ходе суда над Ходорковским в мои обязанности входила работа со СМИ. Я должна была, если более подробно, правильно расставить прессу, вовремя впустить, контролировать процесс съемки, выведение прессы из здания".

Наталья Васильева призналась, что сегодня, после выхода этого интервью, она, скорее всего, лишится работы.

"Мое личное общение с судьей в этом деле в основном связано было с вопросами СМИ. Нередко у него, конечно, вылетали определенные фразы… потому что человек просто был в таком состоянии, что мог что-то такое сказать, - говорит Васильева. - Во-вторых, многое я знаю от близкого к судье человека, а также из общих разговоров в суде."

Фрагменты интервью:

– Был ли Данилкин самостоятелен, ведя процесс? Что вам известно о его отношениях с руководством?

– Могу сказать, что с самого начала, еще до того, как Данилкин ушел на приговор (в совещательную комнату 2 ноября – Газета.Ру), контроль был постоянным, после 2 ноября этот контроль, наверное, не исчез никуда.

– В чем выражался контроль?

– Виктор Николаевич обязан был общаться с Мосгорсудом по всем каким-то спорным моментам, которые происходили в судебном заседании. То есть когда что-то происходит, когда что-то идет не так, как должно быть, он должен был, обязан предоставлять информацию в Мосгорсуд и, соответственно, получал оттуда определенные распоряжения, как вести себя дальше.

– Можете вспомнить эпизоды суда, когда Данилкин советовался с Мосгорсудом? Например, могли это быть известные коллизии с вызовом тех или иных свидетелей в процесс?

– Могли.

– Каким образом это происходило?

– По телефону.

– А кому он звонил?

– Думаю, председателю (председателем Мосгорсуда является Ольга Егорова – Газета.Ру).

– Вы были свидетелем какого-то из этих разговоров?

– У меня были моменты, когда я могла прийти в перерыве, принести на подпись какие-то документы, а мне могли сказать: не мешай, Виктор Николаевич говорит с Мосгорсудом. Или он сам говорил: я с "городом" говорю. Это на сленге значит Мосгорсуд. Соответственно, давались какие-то распоряжения...

– А разве судья, ведущий любой прочий уголовный процесс, по закону должен быть огражден от указаний своего начальства? Имеет ли он право и возможность по тем или иным спорным вопросам, возникающим в ходе суда, общаться со своей вышестоящей инстанцией? То есть то, что был вынужден делать или по собственной инициативе делал судья Данилкин, является общей практикой или нарушением?

– То, что делал судья Данилкин, это скорее вынужденное действие. Судья по закону не обязан ни с кем советоваться и прислушиваться к чьему-то мнению.

<...>

— А как ваш рассказ повлияет на судьбу Данилкина?

— Мне страшно за него.

— Именно в силу того, что вы это рассказали?

— Ему и так и так было бы плохо. Не представляю даже, как будут развиваться события. Просто знаю, что если бы я всего этого не рассказала, его бы тихо спровадили. А сейчас не знаю, как это будет.

— То есть, допускаете, что это поможет ему отстоять, может быть, свою честь, если эта история станет гласной?

— Если у него хватит на это сил.

— А желание у него есть?

— Я не знаю этого. Он последнее время вообще старается не общаться.

— То есть, вы в его интересах действуете?

— Он не знает ничего.

— А как он отреагирует, по-вашему, на ваше интервью?

— Вряд ли положительно. Я не знаю, что ему скажут, позвонят из "города". Может он мне скажет, что я ненормальная. А может быть… Не знаю.

— Наталья, мы спросим вас, может быть, о главном: почему вы решили нам все это рассказать?

— Потому что я разочаровалась… Я хотела стать судьей. И когда увидела это внутреннее содержание, как все это происходит, то сказка о том, что судьи подчиняются только закону, и больше никому, растаяла.

Читать интервью полностью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG