Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Квартира как повод сменить власть


Константин Савоськин с женой и ребенком (семейное фото)

Константин Савоськин с женой и ребенком (семейное фото)

Есть такая группа людей, которая самая протестная, активная и сплоченная. Входит в нее больше человек, чем в любую коалицию экологов и борцов с мигалками. В этой группе всех кинули на деньги при участии или согласии государства, и все заинтересованы в том, чтобы справедливость восстановить.

Состоит она – из собственников квартир. Одна беда у этой протестной группы: те, кто в нее входит, еще сами не поняли, на какой протест способны. Вот почему.

Управлять многоквартирными домами, по жилищному кодексу, можно тремя способами
.
Первый – "непосредственное управление". На гражданскую сознательность он особенно не влияет. Смысл такого управления – каждый собственник квартиры заключает договор на коммунальные услуги с обслуживающими организациями по своему усмотрению – есть в маленьких домах, где очень мало квартир. А при двух других способах – товариществе собственников жилья (ТСЖ) или управляющей компании – свое право управлять домом каждый собственник квартиры отдает, как на выборах. Оно достается или правлению ТСЖ, или управляющей компании. Правление или компания получают деньги от собственников квартир и дотации из городского бюджета, распоряжаются общей собственностью, к примеру, прилегающими к дому участками земли или нежилыми помещениями, и – главное – заключают с разными фирмами договоры на поставку всевозможных коммунальных услуг. В правление ТСЖ избираются собственники квартир, которые вовсе не обязательно хорошие менеджеры и экономисты. Поэтому они как правило заключают договор с той же управляющей компанией и через нее пользуются коммунальными услугами разных фирм.

Следить за выбором фирм и их деятельностью почти так же сложно, как контролировать работу избранного президента. Вырубленное дерево или чиновничью машину с мигалкой достаточно увидеть, чтобы оценить. Чтобы увидеть и понять схемы откатов между обслуживающими дом фирмами, управляющей компанией и соседом-председателем ТСЖ, глаз недостаточно. Нужно, в частности, прочитать жилищный кодекс, соотнести его с постановлениями городского правительства, сделать запросы в налоговую инспекцию, обратиться в прокуратуру. Затем придется объяснить свои действия соседям, добиться общего собрания жильцов, пятидесяти процентов их голосов за расторжение контракта с плохой управляющей компанией или переизбрания правления ТСЖ.

Все это – расследование, аудит, предвыборную кампанию – удалось всего за три месяца провести 36-летнему московскому журналисту Константину Савоськину. В начале четвертого месяца работы он был жестоко убит в центре Москвы. На его теле нашли семнадцать ножевых ранений. В центр Москвы он приехал на встречу, как сказал своим близким, "по делам ТСЖ". Для всех тех, кто не пытался совместить владение квартирой с отстаиванием своих прав, его смерть привела к внутреннему противоречию – он умер, пытаясь исправить то, с чем они, мирясь, живут.



Вопросами ТСЖ Константин Савоськин занялся случайно, в начале 2010 года. До этого он был главным редактором музыкального журнала, придумывал рекламные кампании. К концу 2000-х годов "главным в его жизни стали семья и дети", - говорит его вдова Елена Бурзак. Он часто монтировал любительские клипы на известные песни, где главные роли исполняли Елена, маленькая дочка Веста и совсем маленькая дочка Алиса.

Алиса родилась в новом доме на Вятском переулке, куда семья Савоськина переехала в середине 2000-х. В квартире Константин и Елена раскрасили стены невероятно яркими цветами: одна, например, фиолетовая, другая – оранжевая. По сравнению с ней незатейливая детская площадка во дворе выглядела уныло. Сделать ее местом ярким было планом вполне осуществимым, потому что дом на Вятском, как и три соседних дома, входили в одно ТСЖ. Константину Савоськину оставалось донести мечту об иной детской площадке до соседей и получить их согласие. В домах, входящих в ТСЖ, полторы тысячи жильцов, все вместе владеют детской площадкой, и у многих маленькие дети. Идея должна была вызвать одобрение. И вызвала.

Так и получилось, что Константин Савоськин первым из жильцов домов в Вятском переулке разобрался в системе и процедурах ТСЖ. Кроме возможности преобразовать детскую площадку он обнаружил много любопытного. ТСЖ, как рассказывают близкие Савоськина, влезло в долги. Срок полномочий председателя товарищества при этом уже истек, и он не имел права его занимать. Соратник Савоськина Анатолий Наумов говорит, что собственники квартир, как выяснилось, оплачивали дорожные и телефонные расходы руководства управляющей компании "ЭКСПЛОИД", а за вывоз мусора и обслуживание домофона переплачивали раза в четыре тем фирмам, с которыми управляющая компания заключила договоры.

Константин Савоськин создал инициативную группу соседей, которые что-то про свое ТСЖ подозревали, но не знали, что с этими подозрениями делать. Затем организовал общее собрание собственников квартир (по закону это высший орган ТСЖ, без него ничего важного решать нельзя), на котором избрали нового председателя – Анатолия Наумова. Оставалось избрать правление ТСЖ – своего рода министров, – написать новый устав, расторгнуть договор "с не вызывающей доверия" управляющей компанией и зарегистрировать нового председателя в налоговой инспекции – так положено по закону. Все планы и новости Савоськин выкладывал на сайте ТСЖ, который взялся редактировать. Сайт этот скоро превратился в оппозиционную газету.

После регистрации Анатолия Наумова, как сам он рассказывает, комнату правления ТСЖ, где хранятся все документы, оккупировали незнакомые люди из частного охранного предприятия и бывший председатель ТСЖ. Пробыли они там, как говорят друзья Савоськина, несколько дней, за которые с банковского счета ТСЖ перевели более 700 тысяч рублей на счет главы бывшей управляющей компании. Старого председателя ТСЖ снова зарегистрировали в налоговой инспекции, как утверждает Анатолий Наумов, по подложным документам. Это стало возможным потому, что налоговая инспекция, строгая к оформлению документов, не устанавливает при этом их подлинность. Пришлось регистрировать Анатолия Наумова в налоговой инспекции заново, и его опять сместили – процесс перерегистраций в общем-то может длиться бесконечно. Милиция на заявления единомышленников Савоськина не реагировали. Особенно жильцов обидело равнодушие к тому, что бывший председатель ТСЖ, по их словам, пытаясь сорвать выборы нового правления, при свидетелях украл урну для голосования.

Сам бывший председатель Иван Парчайкин до сих пор считает претензии в свой адрес – нецелевое расходование средств ТСЖ, рейдерский захват кабинета правления, непонятный перевод денег, кражу урны – необоснованными. Корреспонденту Радио Свобода он сказал, что про похитителей урны ничего не знает, а рейдерский захват на самом деле был попыткой "проконтролировать правильность избрания членов правления и подсчет голосов". Не реагировала на заявление единомышленников Константина и прокуратура, которую просили проверить деятельность управляющей компании "Эксплоид". Глава компании Александр Брагин в разговоре с корреспондентом РС назвал претензии в свой адрес "чушью" и "наговорами": долгов, по его словам, при нем не было, личного его обогащения тоже, а нарушения были только со стороны соратников Константина Савоськина. О Савоськине при этом он говорит как о человеке, с которым можно было вести диалог. Про его убийство добавляет:

– Могу сказать только одно: я к этому делу не причастен никак. Я не знаю, что в ТСЖ было делить. В принципе в ТСЖ "Наш дом-2003" мы нормально разошлись. Факт, что Савоськина убили, как-то все взбудоражил.

На сайт ТСЖ совершались хакерские атаки. Спустя несколько дней после их начала, 28 мая 2010 года, Константин Савоськин поехал на свою последнюю встречу по делам ТСЖ. Информационные агентства приводили свидетельства очевидцев: из машины Константина вышел человек, а сам он стал сигналить – весь в крови. В больнице он умер. Потребовалось почти полгода, чтобы следствие начало рассматривать версию о том, что убийство связано с его деятельности в ТСЖ.

…Выборы членов правления состоялись, с "ЭКСПЛОИД" договор расторгли. На детскую площадку купили качели. Товарищество избавилось от компаний, которые брали большие деньги за незначительные услуги. Но выяснилось, что снова в налоговую подали подложные документы, говорит Анатолий Наумов, и показывает два очень похожих документа: с настоящей своей подписью и поддельной. На этот раз в поддельный документ вписали не только другое имя председателя (единомышленника старого председателя ТСЖ Ивана Порчайкина Алексея Цветкова, который с корреспондентом Радио Свобода говорить отказался), но и сменили название ТСЖ, и его юридический адрес. Наконец, банковским счетом ТСЖ стали распоряжаться оппоненты Анатолия Наумова. По сути это кража ТСЖ, говорят жильцы. Единомышленники Савоськина обратились в суд, дело продолжает рассматриваться.

– Костя начал бороться со сбоем в системе, думая что это проблема только нашего двора, но оказалось, что сбой этот – во всей стране, – говорит Елена Бурзак. – Взять хотя бы отписки милиции. Если бы они реагировали вовремя, может быть, такого финала бы не было... Людям, которые пришли в команде с Костей, сейчас не хватает лидера, понимания, что делать. Он был их капитаном. Я хочу продолжить его дело. Это правое дело, он погиб ради него: отстаивал свои права, права своей семьи и своих соседей.

Елена рассказывает, как получала письма с соболезнованиями со всех концов Москвы. Константин Савоськин успел со многими членами других ТСЖ обсудить "сбои в системе". Кто-то обещал Елене в честь него назвать кампанию по борьбе с коррупцией в управлении многоквартирными домами, в крайнем случае – присвоить его имя ТСЖ. Вероятная перспектива для этих людей – создать общественную организацию, которая бы делала все то, что делал Савоськин, но в масштабах города. А позже – страны.

– Система управления многоквартирным домом, как иностранный язык, непрозрачная и запутанная для юридически неподготовленного собственника квартиры, – говорит близкий друг Константина Савоськина Илья. – Опыт Советского Союза дал привычку: прислали квитанцию – надо оплатить, и этим пользуются большинство нечистоплотных управляющих компаний. Максимум, на что, как правило, способны люди, это отказываться от радиоточки. Наверняка нужно некое сообщество людей, контролирующий орган от общественных организаций, которые бы смогли выявлять нарушения и злоупотребления, защищать активистов от того, что случилось с Костей. Сейчас желающих понимать, за что ты платишь, все больше. Это сильные в правовых вопросах люди. Они понимают лазейки в законе и, надеюсь, смогут их исправить.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG