Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

''Книжное обозрение'' Марины Ефимовой



Александр Генис: Сегодня, в Валентинов день, в день влюбленных, все говорят о романтических чувствах – и Египте. Объединить эти темы может только одна историческая фигура – Клеопатра. О новой биографии знаменитой египетской царицы рассказывает в своем ''Книжном обозрении'' Марина Ефимова.

Марина Ефимова: Стэси Шифф – биограф популярный и при этом весьма серьезный: ее перу принадлежат, по крайней мере, три бестселлера: ''Биография Сент-Экзюпери'', ''Вера'' (книга о жене Владимира Набокова) и исторический труд ''Великая импровизация'' - о парижском периоде Бенджамена Франклина. Поэтому литературная публика была удивлена, когда серьезная исследовательница взялась за безнадежное дело: за биографию египетской царицы - о которой после двух тысячелетий не осталось ничего, кроме легенд. Рецензент Харрисон пишет:

Диктор: ''Папирусы рассыпались в прах. Руины ее дворца скрыты под водой. Она умерла до Рождества Христова. Ее первые биографы никогда с ней не встречались. И она намеренно прятала свой настоящий облик за вульгарным маскарадом. Лукан, Светоний, Плутарх – все писали о ней, спустя, по крайней мере, век после ее смерти. Они все были римлянами, все – мужчинами, и составили представление о её царствовании, как о перманентном стриптизе. Из исторических документов в наследии Клеопатры осталась одна собственноручная запись на тексте Указа. Она гласит: ''Пусть это будет сделано''.

Марина Ефимова: Тем не менее, Стэси Шифф сумела оживить в своей книге легендарную царицу - не столько пользуясь информацией (весьма небогатой) о самой Клеопатре, сколько воссоздавая картину того мира, который ее окружал, питал и формировал. И главную роль в этом мире играл город Александрия:

Диктор: ''Жемчужина Средиземноморского побережья, обрамлённая колоннадой, тянувшейся из конца в конец города... с чудесами механики вроде гидравлических подъемников и механизмов, приходивших в действие от брошенной в щель монеты... с библиотекой, слава которой переживет 2 тысячелетия... украшенная статуями с мерцающими глазами, Александрия сама была географической ''femme fatale''. По сравнению с ней Рим казался провинциальной дырой''.

Марина Ефимова:
В этом городе, в 69 году до Рождества Христова, родилась Клеопатра и после смерти отца стала (вместе с десятилетним братом) соправительницей Египта. Ей самой было тогда 18 лет. За брата её выдали замуж – императорские инцесты допускались традицией. Но традиции были не для Клеопатры. Она зорко следила за победами и поражениями своего отца, учась на них искусству управления империей, и не собиралась делить с младшим братом ни брачное ложе, ни трон.

Диктор: ''В 48 году она заручилась поддержкой Рима, пустив для этого в ход весь свой великолепный арсенал: дипломатическое искусство, образованность (она владела девятью языками), ум, смелость, красоту, но, главное, то мощное, измеряемое в мегаваттах обаяние, которому поддавались даже ее враги''.

Марина Ефимова: Харизма Клеопатры не действовала столь безотказно на ее мужа-брата Птолемея и его сторонников. Когда Клеопатра попыталась отстранить брата от власти, ей это не удалось, и она должна была бежать из Александрии. Но 13-летний Птолемей и его советники допустили роковую ошибку. Стремясь заслужить поддержку Рима, Птолемей казнил Помпея, политического противника Юлия Цезаря, искавшего в Египте убежища. Причем, приказал обезглавить его на глазах жены и детей. Расчет оказался неверен: Цезарь, прибывший в Египет, чтобы разобраться в распрях его правителей, был взбешен самоуправством мальчишки, поднявшего руку на римского консула, и решил встретиться с его соправительницей – с Клеопатрой.

Диктор: ''Клеопатра тайком пробралась во дворец мимо стражи, завернувшись (по легенде) в грубый ковер, и предстала перед 52-летним Цезарем в блеске своих 20-ти лет. Нет никаких свидетельств и документов, проливающих свет на то, что произошло между Цезарем и Клеопатрой в их первую встречу, но вскоре римский император изменил свое решение сделать Египет провинцией Рима и вместо этого поддержал гегемонию Клеопатры. Также нет убедительных объяснений, почему Цезарь задержался в Александрии на месяцы (до крайности взволновав свою собственную империю). Известно однако, что когда он, наконец, отбыл в Рим, Клеопатра была беременна. Обольщение состоялось, и больше всех от этого выиграла обольстительница''.

Марина Ефимова:
В Риме затянувшийся визит императора осуждался еще и потому, что у Цезаря была жена – Кальпурния. Скандал разгорелся, когда Клеопатра, прибыв в Рим с маленьким сыном, остановилась в одном из дворцов Цезаря. Даже в письмах Цицерона есть признание в ненависти к ''иностранной царице''.

Диктор: ''Пока Цезарь жил в Александрии, Клеопатра представляла его народу как своего повелителя и избранника. Роскошная ладья с монаршей парой скользила вдоль берегов Нила под приветственные крики народа. И они выглядели, как сошедшие на землю Изида и Озирис''.

Марина Ефимова: Ладья царицы была украшена слоновой костью, золотом, алыми парусами и серебряными веслами. В ее свите всегда были музыканты, порхали отроковицы, одетые нимфами, и дети, изображавшие купидонов. Непременная роскошь и величавость (которой Клеопатра возбуждала преклонение своего падкого на преклонение народа), а также откровенная эротика в ее поведении и нарядах всегда вызывали споры историков. Одни приписывали это декадансу конца империи, другие считали проявлением политической мудрости царицы. В пользу второго мнения говорит тот факт, что Клеопатра покорила не только императора Юлия Цезаря, но и полководца Марка Антония, который после убийства Цезаря десять лет охранял трон Клеопатры и независимость Египта от Рима.

Диктор: ''В 41 году Марк Антоний, намереваясь проверить преданность Клеопатры преемникам и последователям Цезаря, вызвал ее в Киликию. Явление царицы в ее ладье было, как взрыв - цвета, звуков и ароматов. Потрясенный Марк Антоний последовал за Клеопатрой в Александрию''.

Марина Ефимова: Нельзя сказать, что Антоний сохранял для Клеопатры трон чистыми руками, скорей – окровавленными. Но он дрался за неё до последнего вздоха – даже когда драться пришлось с его родным Римом. А когда войско Октавиана Августа подошло к Александрии и поражение стало очевидным, он покончил с собой.
Версии самоубийств Антония и Клеопатры менялись со временем: то считали, что он, узнав о ее самоубийстве, бросился на меч... то она, узнав о его смерти, приказала принести на её ложе двух ядовитых египетских змей. Очевидно одно: двойное самоубийство Антония и Клеопатры навек их соединило, сделав героями бессмертной романтической трагедии, персонажами тысяч художественных и исторических произведений: от стихов древнеримских поэтов, написанных в 20-х годах до Рождества Христова, до биографии, написанной в 2010 году после Рождества Христова... от пьесы Шекспира до фильма с Элизабет Тэйлор... от статуй 1-го века до статуэток ширпотреба века 21-го... от названия астероида до названия сигарет. ''Немногим смертным, - пишет Стэси Шифф, - досталась такая оживленная посмертная жизнь, как царице Клеопатре, правившей Египтом два тысячелетия тому назад''.
XS
SM
MD
LG