Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: В этом году зима – исключительная. Америка к такой не привыкла: холода сменяют бураны, снег – лед, лед – дождь, а потом, не дав, никому передохнуть и ничему растаять, небеса всё начинают сначала: изо дня в день, из недели в неделю, из месяца – в месяц. Людям трудно, машинам тоже, но хуже всего дикому зверью, которое приняло всерьез глобальное потепление и разучилось зимовать по старому. Рядом с моим домом, например, полно перелетных канадских гусей, которые уже много лет никуда не перелетают, а живут в свое удовольствие, предпочитая тучные поля для гольфа. Сейчас они лихорадочно ломают лед на Гудзоне и разгребают сугробы на его берегу. Черные медведи, которые расположились в соседних Нью-Йорку пригородах, давно отказались от спячки. Жируя на пищевых отбросах, они удвоили вес и страдают одышкой. Еще хуже положение енотов из Централ-парка. Официанты дорогих окрестных ресторанов приносят им кухонные остатки. Оказалось, что еноты падки на мучное. Но диета из искусно приготовленных спагетти отразилось на их фигуре: еноты больше не могут залезать на деревья, где им положено ночевать и охотиться.
И это только часть избалованного Нью-Йорком зверинца. Зоологи насчитали 300 видов диких животных, обитающих в самом большом городе страны. Зайцы в аэропорту Кеннеди, совы в метро, соколы, свившие гнездо под крышей небоскребов. Но когда, на 145 улице, по пути к Бродвею, заметили койота, стало ясно, что зима пришла всерьез, если она гонит из леса этого умного и острожного хищника, играющего в американском сознании и фольклоре примерно ту же роль, что у нас волк.
О койотах нам сегодня расскажет гость ''Американского часа'' Роланд Кейс (Roland Kays)
Вопросы куратору отдела млекопитающих Музея штата Нью-Йорк, специалисту по койотам Восточного побережья США, задает наш корреспондент Ирина Савинова.

Ирина Савинова: Роланд – вы куратор отдела млекопитающих в Музее штата Нью-Йорк и должны знать, что такое койот. Полусобака-полуволк, полуволк-полусобака? Где он живет?

Роланд Кейс: Койоты из той же семьи, что и собаки с волками и шакалы. Койот определенно плотоядное животное семейства собачьих. Но в этом ряду он стоит особняком, в особенности та порода, что населяет восток Америки. Территория распространения койотов была исключительно Северная Америка, ее прерии на западе. Но за последние 50 лет они расселились по всей стране: по ее лесным массивам на востоке и севере и даже встречаются далеко на юге, возле Панамского канала.

Ирина Савинова: Как складываются отношения человека и койота, как мы сосуществуем?

Роланд Кейс: Будучи хищником, койот конечно находится в конфликте с людьми. Прежде всего, страдают фермеры, разводящие мелкий домашний скот и птиц, вроде овец и кур. Куры и койоты – пример древнейшего противостояния. Исторически, когда почти у каждой семьи было хозяйство с курами и козами, человек преследовал и уничтожал койотов. В последнее время люди научились ценить койотов как помощников в сохранении чистоты окружающей среды: они уничтожают крыс и других вредных грызунов. Многие даже полюбили койотов.
Однако при том, что животноводческих хозяйств становится все меньше, койоты стали вторгаться на территорию человека и смотреть на кошек и небольших собак как на легкодоступное пропитание. Наши с ними отношения можно определить выражением ''от любви до ненависти один шаг''. Многим койоты нравятся. Это свободное, дикое животное, многие находят их красивыми, но с другой стороны, истребление ими наших домашних животных не может нравиться.

Ирина Савинова: Вы говорите о нападении на домашних животных. Это значит, что койоты приходят практически к нам домой - ведь совсем недавно койота поймали в Центральном парке Нью-Йорка.

Роланд Кейс: Да, это так. Койоты легко приспосабливаются к новой среде обитания и объявляют ее своей, колонизируют, так сказать. Это началось в западных территориях, а теперь и восток узнал, что это такое. В пригородах Лос Анджелеса, да и в некоторых городских районах койоты не редкое явление. В Чикаго то же самое. Их единственная проблема – дороги. Как только они научатся передвигаться по ним и в придачу успешно скрываться, они смогут приспособиться жить очень близко от нас.

Ирина Савинова: Для этого требуется определенная смекалка. Койоты – умные животные?

Роланд Кейс: Даже учитывая свободную трактовку понятия ''умное животное'', скажу, что у нас на востоке койоты – самые умные. Спросите охотников на них, они с готовностью признают, что труднее всего охотиться именно на них. Капканы нужно вываривать в кипятке, чтобы уничтожить тончайший человеческий запах, устанавливать их так, чтобы не было заметно ни малейшего намека на следы человека. Это из-за их чрезвычайно развитого обоняния: они почуют ваш запах раньше, чем вы их увидите. Комбинация сообразительности собаки, навыков жизни дикого животного, волка, и очень развитого обоняния объясняет, почему это животное так успешно завоевывает себе жизненное пространство.

Ирина Савинова: Один голос чего стоит.

Роланд Кейс: Да, у койотов особенный вой, наводящий грусть и страх, и с этаким повизгиванием. Услышав его, не ошибешься, подумав, что это ''поёт'' койот. Разумеется, он обращается к другим койотам, а не к людям. Они объясняют, где находятся: они живут стаями и им важно, чтобы за ними числилась определенная территория. Чужаки, зайдя в их владения, встречаются с проблемами. Так что они воют, чтобы застолбить за собой территорию.

Ирина Савинова: Марк Твен, под впечатлением, произведенным на него длинным, поджарым телом со шкурой, натянутой прямо на скелет, назвал койота живой аллегорией нужды.

Роланд Кейс: Заселявшие западные территории племена были очень хорошо знакомы с личностью койота. У них он играет роль ''трикстера'', хитреца. Или он дурачил животных, или они дурачили его. Некоторые племена поклонялись ему как божеству. У европейцев, перемещавшихся на западные территории со своими домашними животными, он превратился в злое божество. Сегодня существуют самые разнообразные варианты рассказов и мультфильмов об этом популярном животном.

Ирина Савинова: Роланд, как зоолог, вы, наверное, должны любить всех животных. Но, может, у вас есть какое-то одно любимое?

Роланд Кейс: Время от времени мои привязанности меняются. Несмотря на то, что в последнее время меня больше других интересуют койоты, я заинтересовался куницами. Это животное вроде небольших росомах, достигает в весе 4-5 килограммов. У нас, на востоке Америки, оно было на грани исчезновения в конце 19-го – начале 20-го века – на него велась охота из-за ценного меха. Позднее куницы получили защиту государства, и сегодня их можно опять отлавливать – настолько они расплодились. Куницы завоевали мое уважение именно этой их способностью выживать в трудных условиях, как впрочем, это делают и койоты.
XS
SM
MD
LG