Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марьяна Торочешникова: По традиции, накануне 14 февраля, Дня святого Валентина, он же День всех влюбленных, выпуск передачи "Человек имеет право" я посвящаю бракоразводным процессам. Кажется, что в последнее время уж слишком все увлеклись магией чисел или в День святого Валентина, или на Красную горку в загсах обычно аншлаг, а потом появляется множество сообщений в прессе, что большинство заключенных в эти дни браков расторгнуты в ближайшие полгода.

Со мной в студии – адвокат, специалист по бракоразводным процессам Андрей Сарычев.

Мы будем говорить, как можно развестись с наименьшими потерями для обеих сторон. Я имею в виду в основном потери материального порядка и воспитания детей. Сразу оговорюсь, что об алиментах и конфликтах, связанных с дележкой детей, мне меньше всего хотелось бы говорить в сегодняшней передаче.

Андрей, скажите для начала, обращались ли к вам люди, которые собираются только заключить брачный союз? Понятно, что если развод – тут и адвокаты, и юристы, и прочие советчики. А перед тем, как заключить брак, люди обращаются к специалистам, которые могут как-то на пальцах объяснить, что их ждет в будущем с точки зрения права.

Андрей Сарычев: Может быть, мне не повезло, будущие молодожены ко мне не обращались до заключения брака, но несколько раз приходили будущие свекрови, которых очень волновала судьба их сыновей. И они получали подробную консультацию и дотошно выясняли, что такое брачный договор, и как обезопасить своего ребенка от хитрых поползновений будущей супруги.

Марьяна Торочешникова: А если ли реальные механизмы обезопасить себя от "хитрых поползновений"? И если говорить о заключении брачных договоров, насколько это вообще эффективная мера?

Андрей Сарычев: На самом деле, брачный договор – инструмент достаточно эффективный. Для того чтобы люди решили, нужен он им или нет, они должны задать себе и друг другу один простой вопрос: как будем делить в случае чего – поровну или по-честному? Если собираетесь делить поровну, то брачный договор вам не нужен, вас вполне защищает закон. А вот если по-честному, тогда можно задуматься о заключении такого договора, чтобы определить, что каждый супруг понимает под словом "по-честному", и записать это на бумаге.

Марьяна Торочешникова: В принципе, к брачным договорам относятся скептически в России. "Мы тут женимся, а ты что, уже разводиться собралась". Второй момент, который, я думаю, вводит людей в заблуждение, - после просмотра фильмов люди думают, что в брачных договорах можно прописывать позиции, не связанные с материальными отношениями сторон, и начинают придумывать, что в брачном договоре можно написать все-все, включая то, во сколько муж или жена должны приходить с работы и так далее. Российское законодательство, я так понимаю, таких взаимоотношений не предусматривает.

Андрей Сарычев: Да, вы правы.

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, регулирует ли каким-то образом закон личные взаимоотношения в семье, вот будущих молодоженов? По статистике, в России женятся люди в основном в возрасте 20-22 лет, и они часто не совсем представляет, какие права дает и какие обязанности влечет за собой штамп в паспорте.

Андрей Сарычев: Вы правы. Брачный договор – это не договор о браке, а договор об имуществе во время брака. Поэтому туда нельзя включать такие обязательства, как обязательство мужа целовать жену перед уходом, каждый вечер звонить теще и так далее. Но относительно имущества брачный договор дает супругам достаточно широкие права. Они могут определить, во-первых, кому что достанется после развода, но и как они буду распоряжаться имуществом во время брака. Например, кому будет принадлежать квартира, которую они собираются купить через 5 лет, или автомобиль. Кроме того, в брачном договоре супруги могут определить права и обязанности по взаимному содержанию, способу участия в доходах друг друга. Например, жена может настаивать на том, что…

Марьяна Торочешникова: "Всю зарплату отдаешь мне".

Андрей Сарычев: Вот как раз всю зарплату нельзя, потому что это нарушает права другого супруга и ставит его в крайне неприятное положение, как говорит закон, и противоречит нормам семейного законодательства. А вот какую-то часть зарплаты она может оговорить себе заранее. Кроме того, в брачный договор могут быть внесены положения о порядке несения семейных расходов каждым из супругов.

Марьяна Торочешникова: То есть кто за что платит, то есть муж, например, платит за коммунальные услуги, а жена – за продуктовую корзину.

Андрей Сарычев: Да. И еще хотелось бы сказать, что брачный договор действительно не очень популярен в нашей страны. По разным цифрам, его заключают от 4 до7 процентов супружеских пар.

Марьяна Торочешникова: А почему непопулярен?

Андрей Сарычев: Здесь несколько причин. Во-первых, брачный договор – инструмент для нас достаточно новый, он появился в 1996 году. А до этого с 1926 года в законодательстве нашей страны был закреплен принцип, которые есть и сейчас, равенства сторон. Второе, как вы сказали, когда люди вступают в брак, они думают о любви, чувствах и так далее, а не о разводе и разделе имущества. То есть наши социальные обычаи брак и бумаги рядом как-то не ставят. Кроме того, брачный договор рассчитан на то, что людям есть что делить. А учитывая достаточно низкий имущественный уровень большинства нашего населения, им брачный договор, собственно говоря, и не нужен.

Марьяна Торочешникова: И притом, что браки заключаются в довольно молодом возрасте в России, как правило, и у людей нет конкретного имущества, как правило, поэтому, может быть, и не задумываются. Вообще, насколько я понимаю, люди могут заключить брачный договор, прожив уже какое-то время вместе.

Андрей Сарычев: Да, вы правы, брачный договор может быть заключен как до регистрации брака, так и в любое время до его расторжения. При этом следует понимать, что если договор заключается до регистрации брака, то вступает он в силу как раз в момент регистрации, а в период нахождения в браке супруги могут в любое время договориться о режиме своего имущества. И, кстати, многие часто используют брачный договор в период подготовки к цивилизованному разводу. То есть когда люди принимают решение расстаться, они фиксируют свои имущественные обязательства.

Марьяна Торочешникова: То есть идут к нотариусу, заключают договор, чтобы потом уже не морочиться на судебном процессе.

Андрей Сарычев: Да, чтобы развод был более мирным и быстрым.

Марьяна Торочешникова: Я так понимаю, вы считаете предложение супруга заключить брачный договор после 10 лет в браке намеком на скорый развод?

Андрей Сарычев: Я предлагаю другому супругу хотя бы задуматься о причине этого шага со стороны любимого мужа или любимой жены.

Марьяна Торочешникова: Насколько я знаю, вы не большой сторонник заключения брачных договоров между супругами, потому что считаете, что в России сложилась такая правоприменительная практика, когда брачный договор является не гарантией как раз прав, а давлением, возможностью каких-то притязаний на имущество супругов при разводе в будущем.

Андрей Сарычев: Не совсем так. Я считаю, что брачный договор нужен не всем. В моем понимании, люди должны знать, для чего они заключают этот брачный договор, и внимательно читать его.

Марьяна Торочешникова: Кому, по-вашему, он нужен в первую очередь? Кому вы порекомендуете заключить брачный договор?

Андрей Сарычев: В первую очередь брачный договор был бы полезен тем, у кого в период брака приобретено достаточно большое количество имущества. Прежде всего это недвижимость, квартиры, земля, акции, доли в организациях, другие какие-то достаточно крупные активы, распоряжение которые с заключением брачного договора могло бы быть более простым и более свободным. Ведь брачный договор нужен все-таки не только для развода. Например, по нормам Семейного законодательства требуется согласие супруга на отчуждение имущества в тех случаях, когда требуется нотариальное удостоверение или регистрация, прежде всего это касается недвижимости. При наличии брачного договора, которым установлен раздельный режим собственности на это имущество такое согласие не обязательно. То есть брачный договор облегчает жизнь. Еще раз подчеркну, что никто не будет рекомендовать всем подряд заключать брачные договоры. Причем этого не делается нигде. В европейских странах, где этот инструмент появился гораздо раньше, процент супружеских пар, заключающих брачный договор примерно такой же, как у нас.

Марьяна Торочешникова: Но во многих европейских странах, в той же Швейцарии, например, есть серьезное государственное регулирование. Там общие пенсионные фонды супругов, и люди должны платить без всяких договоров очень серьезные алименты на содержание супруга после развода. То есть они, в принципе, материально заранее привязаны и очень серьезно думают, и много, прежде чем заключать браки. Может быть, поэтому и нет необходимости специально заключать брачные договоры.

Марина Николаевна из Москвы дозвонилась на Радио Свобода. Здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте! Я могу сказать, что у нас брачные договоры нужно заключать перед вступлением в брак между родителями и детьми. Наши дети ничего не имеют, они полностью на иждивении родителей живут, как правило, в основном.

Андрей Сарычев: Марина Николаевна, очень интересное предложение. Может быть, стоит обратиться к законодателям. Но на сегодняшний день Семейное законодательство не допускает заключения брачного договора между иными лицами, кроме супругов. В брачном договоре нельзя даже зафиксировать какие-то положения, касающиеся детей. С другой стороны, родителям будущих супругов никто не мешает заключить между собой подобное рода соглашение, можно заверить его у нотариуса.

Марьяна Торочешникова: А в рамках чего будет это соглашение?

Андрей Сарычев: Наше Гражданское законодательство гарантирует свободу договора. Это значит, что граждане могут заключить между собой любую сделку, которая не запрещена законом. Такие сделки законом не запрещены, соответственно, родители будущих супругов могут договориться о том…

Марьяна Торочешникова: Кто что получит после развода или кто будет покупать коляску второму ребенку.

Андрей Сарычев: Вот, скорее, второе. Потому что кто что получит – это вопрос спорный, а вот кто что вложит – они это могут вполне зафиксировать между собой. Очень интересное предложение, на самом деле.

Марьяна Торочешникова: Андрей, а насколько проще вам было участвовать в бракоразводных процессах, в которых между супругами были заключены брачные договоры?

Андрей Сарычев: Намного проще. За последние месяца было два процесса, которые я называю мирными и быстрыми, когда супруги договаривались между собой, причем это занимало некоторое время, несколько месяцев, заключали брачный договор, заключали соглашение по детям, и развод проходил в суде без их участия и достаточно быстро.

Марьяна Торочешникова: Но все равно через суд, потому что были дети.

Андрей Сарычев: Потому что дети, да. По нашему законодательству, даже при наличии согласия обоих супругов суд не может принять решение о разводе раньше, чем через месяц после подачи заявления. Вот при наличии полного пакета документов, о котором я сказал, решение о разводе получали месяца через полтора.

Марьяна Торочешникова: Полный пакет документов – это что?

Андрей Сарычев: Это прежде всего соглашение об алиментах. Соглашение о порядке воспитания не является обязательным. Хотя такие документы тоже можно подписывать, они очень помогают в дальнейшем общении. То есть прежде всего это брачный договор, о котором мы говорим, соглашение по детям и согласие другого супруга на расторжение брака.

Марьяна Торочешникова: И тогда все проходит мирно и спокойно.

Андрей Сарычев: И быстро.

Марьяна Торочешникова: А оно того стоит с точки зрения материальных затрат? Ведь нотариальные услуги и услуги адвокатов не так уж дешевы.

Андрей Сарычев: Я не могу здесь быть объективным, но я считаю, что стоит. Во-первых, услуга не такая дорогая.

Марьяна Торочешникова: Сколько стоит, примерный порядок, составить брачный договор?

Андрей Сарычев: Очень сложно определить. Есть более-менее стандартные форматы брачных договоров, которые имеет каждый практикующий нотариус, поэтому тут к адвокату ходить, в общем, не обязательно. Не всегда. По крайней мере, нервы и время, которые люди экономят, они значительно дороже. Потому что не мирные разводы, когда все вопросы, касающиеся имущества и общения с детьми, вынужден решать суд, они обходятся гораздо дороже. К сожалению, большую часть разводов нельзя назвать мирной.

Марьяна Торочешникова: Вот теперь мы поговорим о не мирных разводах. Большая часть ваших доверителей, которые приходят к вам, понятно, что их основная проблема – получить развод, но можно ли выделить здесь типичные ситуации?

Андрей Сарычев: Конечно, типичные ситуации – это споры о разделе имущества и споры по детям. Причем споры по детям – это не только споры о содержании детей, то есть об алиментах, но и том, с кем остается ребенок, в законе это называется "определение места жительства ребенка", и о порядке общения ребенка с другим родителем, который проживает отдельно. И в последнее время эта проблема стала довольно актуальной. А у меня в практике был случай, когда люди не спорили по имуществу, люди не спорили по разводу, но достаточно долго в суде решали вопрос, в каком порядке отец должен общаться с трехлетней дочерью. То, что он общаться может, это право закреплено в Семейном кодексе, но другое дело – сам механизм. И там отец предъявлял требование, где буквально по часам расписывал время, которое он желает общаться с ребенком, оговаривал свое право на проведение с ней выходных дней, отпуска и так далее. К сожалению, такие вопросы люди не всегда решают мирно. Хотя вот что касается детей, в этом сходятся мнения и судей, и адвокатов, и большинства специалистов, люди должны все-таки решать мирно. Хотя закон предоставляет всем право вынести это на рассмотрение суда.

Марьяна Торочешникова: Но лучше бы заранее заключить какое-то соглашение.

Андрей Сарычев: Естественно. Причем закон не требует обязательного соглашения в письменной форме, и в различных судах различные судьи по разным делам пытаются донести до сторон одну простую мысль: это ваш общий ребенок, и какие бы отношения между вами ни были, пока ребенку не исполнится 18 лет, вы должны все-таки как-то договариваться между собой, чтобы защитить его интересы, чтобы ему было хорошо и комфортно. Но у нас, к сожалению, люди довольно часто при разводах использую ребенка как разменную монету, и, прикрываясь его интересами, пытаются сделать человеку больнее, то есть используют ребенка как инструмент давления.

Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, что большинство людей, если они собираются разводиться, обращаются к адвокату, если находятся в состоянии активных боевых действий? Если у людей все мирно, они обо всем договорились, они могут обойтись без услуг юриста и благополучно решить свой вопрос в суде: в мировом суде – если нет детей, у федерального судьи – если есть дети. Правильно ли я понимаю?

Андрей Сарычев: Не совсем. Если нет детей, то это в загс.

Марьяна Торочешникова: То есть можно даже в суд не ходить.

Андрей Сарычев: Да. Я поясню, развод оформляется в загсе в двух случаях: если у супругов нет общих детей в возрасте до 18 лет и оба супруга согласны на развод.

Марьяна Торочешникова: Это подразумевает, что один из супругов не был усыновителем ребенка своего другого супруга?

Андрей Сарычев: Усыновленные дети также считают общими с точки зрения закона. Так вот, если таких детей нет, и оба супруга согласны на развод, то они подают совместное заявление в загс по месту жительства одного из супругов, или по месту регистрации брака – выбирают они сами. Приходят лично, пишут такое заявление, и через месяц получают свидетельство о расторжении брака. А развод в суде происходит, если у супругов есть общие дети в возрасте до 18 лет или когда один из супругов на развод не согласен, или на словах не возражает, но в загс не идет, идти не хочет. Вот тогда в суд.

Марьяна Торочешникова: А это вообще действенный механизм? Вот в вашей практике были ли такие ситуации, что один супруг категорически и совершенно точно хочет развестись, и глаза бы мои вообще не видели, а другой уперся рогом и говорит: "Нет, не хочу, давай жить долго и счастливо, умирать в один день, а до этого еще воспитывать собственных правнуков". Вот тут реально суд по каким критериям оценивать, разводить их или нет? Ну, нет имущественных претензий, нет вопросов, связанных с детьми, но просто один хочет развестись и все.

Андрей Сарычев: Это частая ситуация, и в таких случаях суд единственное, что может сделать, это предоставить срок для так называемого примирения и отложить рассмотрение иска о разводе на срок до трех месяцев. Если через три месяца ситуация сохраняется в том же виде, то есть один настаивает, а другой не хочет, суд принимает решение о разводе.

Марьяна Торочешникова: По собственному усмотрению. Которое еще и может быть обжаловано. Правильно ли я понимаю?

Андрей Сарычев: Правильно. Но я хочу пояснить, что иски о разводе – это, наверное, единственная категория исков, в которых результат понятен заранее. То есть иск о разводе будет удовлетворен. Ну, с оговорками. Например, нельзя без согласия супруги, женщины развести с ней, если она беременна или имеется ребенок в возрасте до 1 года. В любом другом случае расторжение брака – это вопрос времени. Суд разведет в любом случае. Нельзя же насильно заставить людей жить друг с другом, если кто-то из них этого не хочет.

Марьяна Торочешникова: А были ли в вашей практике такая ситуации, когда супруги разводились, шли в суд, требовали развода, судья давал три месяца, чтобы прийти к какому-то соглашению, и они после этого отзывали свое исковое заявление? Или в этом случае нельзя отозвать исковое заявление о разводе, а можно только мирное соглашение составить?

Андрей Сарычев: Нет, в любой момент можно отказаться от исковых требований. В моей практике таких случаев не было, но такие случаи мне известны, и их достаточно много.

Марьяна Торочешникова: А сколько вообще стоит эта процедура бракоразводная? Это прописано где-то в Налоговом кодексе – вот пошлины и так далее?

Андрей Сарычев: Цена развода, если можно так сказать, складывается из двух частей, как вы правильно заметили, - их пошлин, которые выплачиваются в соответствии с законом, и оплаты услуг представителя, адвоката или юриста. По поводу оплаты услуг специалистов – тарифов никаких нет, но я думаю, что каждый может найти представителя, соответствующего своему вкусу, своему кошельку. По поводу пошлины – это, на мой взгляд, недорогая процедура: 400 рублей при подаче заявления в суд, 400 рублей – при оформлении свидетельства о браке в загсе.

Марьяна Торочешникова: Нам пришло сообщение: "Радио Свобода сообщала, что по статистике в США каждый третий ребенок – внебрачный. В России, видимо, 50 процентов или двое из трех даже. Как юридически решаются вопросы ДНК-экспертизы? Имеет ли право отец убедиться, что он действительно является отцом ребенка?" Я так понимаю, что этот вопрос может возникнуть в случае, когда идут активные боевые действия между супругами, готовящимися к разводу. Вот это каким-то образом регулируется? Может ли мужчина во время бракоразводного процесса потребовать проведения ДНК-экспертизы, чтобы убедиться, что это его ребенок?

Андрей Сарычев: Такое право у предполагаемого отца, безусловно, имеется. И необязательно ограничивать это право рамками бракоразводного процесса. Тем более, я так понимаю, вопрос слушателя касался внебрачных детей. ДНК-экспертиза проводится, и с достаточной степенью вероятности дается заключение, там больше 90 процентов, насколько я помню, о том, является ли человек биологическим отцом ребенка.

Марьяна Торочешникова: А если мать будет категорически против проведений такой экспертизы?

Андрей Сарычев: Я думаю, что это достаточно сложный вид экспертизы. По крайней мере на уровне Семейного кодекса это не регулируется. Я думаю, что здесь как раз такая ситуация, в которой нужно проконсультироваться со специалистом в каждом конкретном случае.

Марьяна Торочешникова: А может ли мужчина во время бракоразводного процесса отказаться от ребенка, чтобы не платить алименты?

Андрей Сарычев: Я думаю, что время именно бракоразводного процесса он сделать не может. Хотя подобное требование может быть принято судом к рассмотрению. В моем понимании они не являются, как называют юристы, встречным исковым требованием к решению вопроса о расторжении брака и должно заявляться в отдельном порядке. Теоретическая такая возможность есть, закон дает неограниченные права.

Марьяна Торочешникова: То есть суд не может сказать: нет, это ваш ребенок, и до достижения 18-летия вы обязаны его поддерживать.

Андрей Сарычев: Нет, решение суда предсказать заранее нельзя. Мы говорим о том, что человек вправе заявить такое исковое требование – о том, что это не его ребенок. Если этот ребенок безусловно его, то отказаться от родительских прав в одностороннем порядке он не может, естественно, поскольку Семейным кодексом закреплена его обязанность по содержанию ребенка и участию в его воспитании, развитии и так далее.

Марьяна Торочешникова: Кстати, о содержании. Вот такая ситуация. Муж и жена долгое время жили вместе, она все это время была домохозяйкой, он работал и ее содержал, не было никаких брачных договоров. История подошла к разводу, и никто не против разводиться, и делить особенно нечего, но может ли в этом случае женщина потребовать алиментов на собственное содержание со своего бывшего супруга, если он был инициатором развода, например?

Андрей Сарычев: Здесь не важно, кто бы инициатором развода. Безусловно, может. Но здесь важно понимать две вещи. Есть обязательства, установленные законодательством, и есть обязательства, которые могут быть установлены соглашением сторон. Так вот, по поводу алиментов на бывших супругов, наш Семейный кодекс предполагает такое право бывшего супруга на получение алиментов, в том числе после развода, при наличии одного из условий. Такое право имеет бывшая жена в течение беременности и трех лет со дня рождения общего ребенка, безусловное право. Она имеет право требовать предоставления таких алиментов в судебном порядке, и суд в удовлетворении такого требования не откажет. Вопрос в размере этих алиментов. Следующее – это нуждающийся бывший супруг, который осуществляет уход за общим ребенком-инвалидом, до достижения этим ребенком возраста 18 лет.

Марьяна Торочешникова: То есть в таком случае он будет получать алименты и на ребенка, и на себя.

Андрей Сарычев: Да. Либо в той же ситуации, когда общий ребенок – инвалид с детства первой группы. Есть еще две ситуации, которые прямо урегулированы законом, - это нетрудоспособный нуждающийся бывший супруг, который стал нетрудоспособным либо до расторжения брака, либо в течение года с момента расторжения брака. Это может быть инвалид, может быть пенсионер, если пенсия по возрасту. И нуждающийся супруг, который достиг пенсионного возраста не позднее, чем через пять лет после расторжения брака, если супруги состояли в браке длительное время. То есть наше законодательство в этой части достаточно гуманное.

Марьяна Торочешникова: Оно какие-то крайние случаи рассматривает.

Андрей Сарычев: В той же самой статье 90 Семейного кодекса предусмотрено право супругов определить размер алиментов и порядок их предоставления соглашением. То есть люди могут и по этому вопросу тоже договориться.

Марьяна Торочешникова: Договориться могут, а если они уже развелись, то пойти в суд и потребовать, чтобы бывший муж содержал или бывшая супруга содержала, уже нельзя?

Андрей Сарычев: Пойти в суд и потребовать можно, но опять же судебную перспективу нужно оценивать в каждом конкретном случае. Само по себе то обстоятельство, что супруг не работал, находился на иждивении другого супруга, право на алименты ему по закону не дает.

Марьяна Торочешникова: Александр из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день! Первый вопрос по поводу того, насколько много людей обращались к вашему гостю верующий для заключения брачного контракта? И второе, из всех успешных революций самой успешной, по-моему, была сексуальная революция. Могут ли быть в брачном договоре такие условные пункты: "эти пункты верны, если супруг не изменит" и так далее?

Марьяна Торочешникова: Мы говорили уже, что брачный договор регулирует только имущественные отношения сторон. Можно ли оговорить, что, например, в случае развода бывший супруг или супруга будет содержать бывшего супруга только в том случае, если он или она сохраняла супружескую верность на протяжении брака? Или нет?

Андрей Сарычев: Нет, я думаю, такое условие в брачный договор включать нельзя.

Марьяна Торочешникова: А по закону это возможно в России?

Андрей Сарычев: Нет. И первый вопрос… Понимаете, в чем дело, адвокаты не выясняют вероисповедание сторон, которые обращаются за разрешением какой-то юридической проблемы.

Марьяна Торочешникова: Кстати, мне пришла в голову следующая мысль, сейчас довольно модно после загса отправляться на венчание в церковь. Приходилось ли вам участвовать при разводе таких пар и просили ли они вас оказать им содействие при получении развода не только в гражданских органах, но и в Священном синоде? Я так понимаю, Синод должен выдавать разрешение на расторжение брака, заключенного в церкви.

Андрей Сарычев: К счастью, за 15 лет моей практики у меня таких случаев не было.

Марьяна Торочешникова: Валентина из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Скажите, пожалуйста, а вот как быть в таком случае? Супружеская пара взяла ребенка из детского дома, только родился, и сейчас у них стоит вопрос развода. Вот как поступить мужу? Жена не работает, он хочет взять ребенка к себе, чтобы его воспитывать. Что делать в этом случае? Жена ставит вопрос о том, чтобы за ней была и квартира, и машина, и алименты.

Андрей Сарычев: Это как раз та ситуация, когда нужно как можно быстрее обратиться за консультацией к специалисту по бракоразводным процессам, который определит, что ему лучше всего делать. Здесь, к сожалению, общих рецептов нет.

Марьяна Торочешникова: Но есть алгоритм действий? Можно ли вести переговоры с бывшей супругой, пока ищется специалист?

Андрей Сарычев: Переговоры вести, я считаю, можно и нужно всегда. Но для оценки правильности необходимых действий нужно понимать ситуацию человека. Потому что, что значит – ребенок из детдома, как оформлены отношения по этому ребенку – эту ситуацию нужно выяснять подробно. Тем более, что касается детей, общих рецептов, к сожалению, не существует.

Марьяна Торочешникова: Вообще, вот чаще всего во время бракоразводных процессов, если стороны конфликтуют, то в итоге это удается решить таким образом, что развелись – и больше нет никаких претензий? Или потом приходится вовлекать в эти бывшие взаимоотношения правоохранительные органы, судебных приставов? Бывает, и решение суда есть, но потом один не хочет отдавать документы или не пускает к ребенку, - такие ситуации насколько часты?

Андрей Сарычев: Такие ситуации бывают, но мне, наверное, повезло, в моей практике большая часть клиентов после развода улучшают отношения между собой.

Марьяна Торочешникова: А, вы еще и как медиатор что ли работаете?

Андрей Сарычев: Нет, я не думаю, что это моя личная заслуга. Просто почему-то получается так, что когда люди не могут договориться мирно, проходят через эту достаточно длительную и не очень приятную судебную процедуру, отношения между ними потом становятся лучше. У меня, к счастью, есть несколько примеров этому.

Марьяна Торочешникова: То есть все силы, всю отрицательную энергетику они потратили на сам процесс развода.

Андрей Сарычев: Может быть. А иногда кажется, что это происходит потому, что люди как бы отдали свою проблему на разрешение неких третьих лиц – судей, адвокатов, а сами отстранились и остались довольны результатом.

Марьяна Торочешникова: А если люди развелись, развод оформлен законодательно, нет имущественных претензий, все в порядке, но там бывший супруг ли бывшая супруга названивают по ночам, подкарауливают около работы, около подъезда со словами "вернись, я все прощу" или, наоборот, с угрозами, - в этой ситуации что нужно делать, куда обращаться? И стоит ли привлекать вообще третьих лиц для решения этого конфликта?

Андрей Сарычев: Если преследуют сильно и создают ощутимый дискомфорт, безусловно, стоит обращаться в правоохранительные органы.

Марьяна Торочешникова: И с каким заявлением? И правоохранительные органы что сделают в этой ситуации? Может ли суд, например, вынести решение не приближаться к такой-то и такому-то более чем на 5 метров, например?

Андрей Сарычев: Таких судебных запретов у нас, к сожалению, не существует, по крайней мере я с ними не встречался.

Марьяна Торочешникова: Но теоретическая возможность такая у суда есть ли это вообще не прописано в российском законодательстве?

Андрей Сарычев: Я думаю, что это не регулируется напрямую нашим законодательством. То есть предусмотрена защита со стороны правоохранительных органов либо, если следуют оскорбления или клевета, можно обращаться в суд в порядке гражданского или уголовного судопроизводства. Но вот таких простых инструментов, про которые вы сказали, у нас нет.

Марьяна Торочешникова: На волнах Радио Свобода прозвучала передача "Человек имеет право".

Со мной в студии сегодня был адвокат, специалист по бракоразводным процессам Андрей Сарычев.

XS
SM
MD
LG