Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Революции в прямом эфире


Египетские гиды призывают туристов вернуться в их страну

Египетские гиды призывают туристов вернуться в их страну

В выходные российские блогеры продолжали высказываться по основным вопросам политической повестки дня: на международном уровне большинство откликов были связаны с арабскими революциями, в российской политике внимание пользователей по-прежнему приковано к конфликту Анастасии Волочковой с партией власти. О событиях в Египте наиболее веско высказался Олег Козырев:

Мы имеем дело с чем-то новым. Не факт, что это новое обязательно приведет ко всему хорошему. Но несомненно, что это новое в арабском мире открывает большие возможности для лучшего для этих стран и народов. Невозможно ссылаться на примеры в прошлом, кивая на то, что мы видим. Мы видим нечто новое, без примеров и без опыта в минувшем. Поколение Фейсбука и Твиттера берет будущее в свои руки. Мы присутствуем на огромной свадьбе. Арабы вступили в союз со свободой. Конечно, можно и на свадьбе причитать, что мол в мире столько разводов, наверняка и эти разведутся. Но я предлагаю хотя бы на свадьбе просто порадоваться. А потом - помогать этому новому союзу.

Однако энтузиазм Козырева оказался не слишком заразителен. В голосовании на портале Openspace.ru пользователям было предложено ответить на вопрос "Что вы чувствовали, следя за развитием египетской революции?". В радости за молодоженов и даже зависти к ним признались почти 49% пользователей. 51% испытывает либо страх и разочарование, либо вообще равнодушен к любым политическим событиям. В голосовании за фотографию недели, организованном в блоге Марины Литвинович, снимок с площади Тахрир занял вторую строчку, уступив первое место фотографии пьяных милиционеров с читинского сайта.
Анастасия Волочкова вызывает все больше симпатий у либеральных блогеров. Поводом к этому стал не только ее скандальный выход из партии "Единая Россия", но и последовавший за ним запрет на телепрограммы с ее участием. Комментирует Андрей Мальгин:

Настя, конечно, в силу своей непосредственности и незамутненности, всегда была легкой мишенью для насмешек и издевок. Но человек, говорят, она хороший и искренний. Мы вот жили где-то неподалеку от нее на Петровском бульваре, и жена моя, приходя из церкви, не раз говорила, что видела там Волочкову, приносившую в храм для раздачи бедным свои наряды. Мешками приносила. А вы представляете ее наряды, конечно. И у нас, да, действительно, на скамейках на бульваре частенько можно было видеть опухших бомжих в каких-то экстравагантных ярких пальто с огромными воротниками. Но довольно быстро все это с них исчезало, похоже, перепродавали кому-то. Или отнимали у них.

***

Англоязычная блогосфера полна реакций на революцию, свершившуюся в Египте. Американские блогеры более всего озабочены неопределенной позицией собственного внешнеполитического ведомства и несколько запоздалой речью Обамы об "истории, творящейся на наших глазах". О своем разочаровании рассказывает в блоге на сайте CNN профессор иранистики Колумбийского университета в Нью-Йорке Хамид Дабаши:

Начиная с Джо Байдена, назвавшего Хосни Мубарака "союзником, а не диктатором", и кончая Обамой, который выдал президенту Египта список того, что надо сделать "прямо сейчас", мы наблюдали политику, которой Штатам следует стыдиться ничуть не меньше, чем дипломатической переписки, опубликованной WikiLeaks. Когда в самом начале президентского срока Обама получил Нобелевскую премию мира, я был одним из тех, кто публично заявил, что он достоин этой награды. На том этапе президентства он не мог еще сделать ничего значимого, чтобы ее заслужить, но мне казалось, что он пробудил в американской молодежи гордость, целеустремленность и чувство собственного достоинства, благодаря которым они смогут способствовать процветанию всего человечества. События в Тунисе и Каире были для Обамы подарком истории – он мог показать всему миру, что действительно заслуживает своей премии. Но он, увы, сделал для этого ничтожно мало.

В блоге "Южноазиатская идея" экономист, сотрудник Всемирного банка Анджум Алтаф пишет, что мощь религиозной риторики в современном Пакистане делает невозможными сходные с египетскими молодежные протесты:

В Тунисе и Египте инициативу взяла на себя молодежь, требующая свободы, а религиозные силы должны были подстраиваться под общие настроения, чтобы не оказаться в стороне от происходящего. В Пакистане люди не выходят на демонстрации с требованиями свободы или работы; в Пакистане на демонстрациях требуют введения смертной казни за богохульство, дальнейшего распространения шариата, требуют указывать религию в паспортах. Здесь светским силам приходится приспосабливаться к религиозному языку и подыскивать среди исламских ценностей нечто, созвучное их политическим платформам: требования правдивости, справедливости, сострадания.

О своей личной симпатии к египетской революции говорит в блоге "Нью-Йорк таймс" болгарский писатель Николай Грозный:

В Египте Мубарака пренебрежительно называли "Фараоном". В Болгарии бывший премьер-министр Георгий Димитров был мумией в самом прямом смысле – она лежала в гигантском мавзолее напротив здания ЦК. Шутили даже, что нами правит египетская династия, навязанная инопланетянами. Уже много лет я пытаюсь объяснить американским друзьям, что значит детство, проведенное за железным занавесом. Им не понять. Происходившее тогда в Болгарии и происходившее в последние 30 лет в Египте, да и во всем арабском мире, не понятно им потому, что достоинство – нечто весьма неуловимое. Люди в большинстве своем даже не знают, что у них есть достоинство, пока окончательно его не лишатся. Поэтому вне зависимости от того, что случится дальше, эта революция стоила потраченных усилий. После стольких лет притеснений египтяне уже получили самое важное: они вернули себе чувство собственного достоинства.
XS
SM
MD
LG