Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия избавилась от амбиций. В Великобритании


Главы внешнеполитических ведомств Великобритании и России - Уильям Хейг и Сергей Лавров

Главы внешнеполитических ведомств Великобритании и России - Уильям Хейг и Сергей Лавров

В Лондоне завершились переговоры между главами дипломатических ведомств России и Великобритании. Темами переговоров Хейга и Лаврова было сотрудничество в Афганистане, двусторонние отношения и сотрудничество в международных организациях - в частности, в Совбезе ООН.

Одним из реальных и осязаемых результатов переговоров стало подписание договора о модернизации установленной еще в 1992 году телефонной "горячей" линии спецсвязи между лидерами двух государств. Она позволяет быстро реагировать и обсуждать срочные проблемы. Великобритания возобновляет работу в Москве Бюро по сотрудничеству с Россией в борьбе с организованной преступностью и наркоторговлей. Это бюро Британия закрыла после военного конфликта с Грузией. Безрезультатно пока завершились переговоры об изменении визового режима в отношении российских граждан, которую Россия называет ограничительной. Переговоры эти продолжатся в будущем.

На заданный Сергею Лаврову вопрос по поводу российской позиции в отношении ядерной программы Ирана, министр решительно ответил, что Россия не может и не будет поддерживать дальнейшие санкции против Ирана. Поскольку, по его словам, они будут означать удушение иранской экономики и вызовут серьезные социальные проблемы в стране. Отвечая на вопрос об отношении России к ситуации в Египте и других странах Северной Африки, Лавров назвал контрпродуктивными призывы к революции. И еще одна любопытная его фраза. Самое главное, сказал он, не вмешиваться в ситуацию с советами, которые порой принимают радикальный характер. Здесь, конечно, был явный намек на заявление Барака Обамы о ситуации в Египте.

Атмосфера на пресс-конференции была традиционной и изобиловала изысканными взаимными комплиментами. Организаторы пресс-конференции Лаврова и Хейга ограничили возможности журналистов задавать вопросы. Было разрешено задать только четыре вопроса. Эта благожелательная атмосфера объясняется тем, что Лавров привез британскому премьеру Дэвиду Камерону послание президента Медведева, в котором подтверждается приглашение посетить Россию в этом году. С визитом Камерона, который, видимо, состоится в конце года, обе стороны связывают возможность общего потепления российско-британских отношений. Это будет первый визит британского премьера в Москву.

Сергей Лавров привез в Лондон большую команду, ведь он открыл здесь Лондонскую неделю бизнеса. Поэтому с ним былии крупные бизнесмены, и экономические советники, и эксперты по безопасности. Лавров призвал британских бизнесменов к увеличению инвестиций в экономику России. В своей речи на открытии недели Лавров обронил фразу, которая многих удивила. Он сказал, что Россия избавилась от амбиций супердержавы, что она крайне заинтересована в обмене информации по проблемам международного терроризма и, в частности, в сотрудничестве с Британией в борьбе с терроризмом на Северном Кавказе. Именно поэтому он и пригласил участвовать в визите полпреда президента России на Северном Кавказе Александра Хлопонина. Но тут есть один момент. Этой работе препятствует отказ Британии сотрудничать с российской ФСБ без чего, по мнению Лаврова, никакие контакты в сфере безопасности невозможны.

* * *
Пребывание Сергея Лаврова в Лондоне сопровождалось акциями протеста против политики российских властей.

– Наше международное движение "Говорите громче" провело пикет перед зданием Лондонской школы экономики, где проходила встреча Лаврова со студентами и бизнес-сообществом, – рассказал в эфире Радио Свобода активист этой общественной организации Андрей Сидельников. - –Держали плакаты, раздавали листовки, в которых мы просили задать Лаврову интересующие многих вопросы. Это касается и дела Литвиненко, и дела ЮКОСа, и преследования российских граждан за политическую позицию...

Мы также приготовили для господина Лаврова подарки, чтобы он передал их политическим деятелям России. В конце встречи мне удалось привлечь его внимание, когда он уже уходил. Я рассказал Лаврову о тех подарках, которые мы приготовили: для господина Лугового - английский чай, для господина Путина - Конституцию РФ и лупу, а также послание для господина Медведева. Послание – в форме плакате; на нем фотография Ходорковского и Лебедева за решеткой.

– Готов поручиться, что Сергей Лавров без особого восторга принял ваши подарки – а если принял, то, скорее всего, охарактеризовал ваши действия как политическую провокацию.

– Нет. Абсолютно нет. После того, как я рассказал о подарке господину Луговому, Лавров усмехнулся, а половина зала засмеялась. Господин Лавров публично ответил, что он "обязуется доставить их адресатам". Я уверен, что многие, находящиеся на встрече, могут это подтвердить. Когда я сказал о том, что мы передаем послание Медведеву - освободить Ходорковского и Лебедева, господин Лавров опустил голову вниз и вышел из зала.

* * *
О российской политике британского правительства Радио Свобода рассказал внешнеполитический эксперт Константин Эггерт:

– Я бы не сказал, что Россия сейчас приоритет для Великобритании. Афганистан – вот номер 1. Внешняя политика – сейчас вообще не самая большая проблема для кабинета Камерона из-за гигантских бюджетных сокращений, которые проводятся в самой Великобритании. В этом смысле российская тема в той форме, в какой она была важна лет пять назад ушла на задний план. Принципиального изменения по сравнению с политикой лейбористского кабинета пока не наблюдается.

– Говорят, что довольно успешно развиваются российско-британские экономические связи. Большая колония российских бизнесменов живет в Лондоне и успешно работает. В то же время Лондон всегда отличался повышенной жесткостью риторики, когда речь шла о нарушениях прав человека в России, о деле Ходорковского, не говоря уже об истории с Александром Литвиненко. Как все это сочетается?

– Особенность российско-британских отношений в том, что даже в самые тяжелые моменты - например, сразу после гибели Александра Литвиненко в Лондоне - экономическая составляющая не затрагивалась. В этом смысле российско-британские отношения удивительно стабильны, именно в сфере экономических обменов. И это довольно характерно для национального характера британцев: умение отделять идеологию от прагматических моментов. Что же касается жесткости… После смерти Литвиненко одной из самых жестких и сложных процедур стало получение визы именно в британском посольстве. И это делается сознательно. Более того, в октябре 2010 года, когда Уильям Хейг впервые приехал в Москву как министр иностранных дел, многие ожидали возобновления сотрудничества между спецслужбами, особенно в сфере контртерроризма, но масштабного возобновления не произошло. Британцы склонны не столько к риторике, сколько к действиям в отношении Москвы. История с Литвиненко (ей уже почти 5 лет) действительно отложила очень глубокий отпечаток на отношения британской политической элиты, вне зависимости от партийной принадлежности, к российскому руководству.

– Накануне визита Сергея Лаврова в Лондон произошло очередная неприятная история в российско-британских отношениях. Речь идет о временном лишении визы корреспондента лондонской газеты "Гардиан" Люка Хардинга, у которого сначала отобрали визу, а потом быстро вернули. Такое впечатление, что одни ведомства в России не знали, что делают другие. Тем не менее, инцидент сейчас кажется исчерпан. Этому придают значение в Лондоне?

– Я думаю, что придают значение оперативному реагированию МИД на этот инцидент. Совершенно очевидно, что МИД было не в курсе того, что происходит, хотя отвечает за аккредитацию всех иностранных корреспондентов в РФ. Быстрая реакция ведомства Сергея Лаврова о возобновлении визы Хардингу не может быть незамеченой британскими визави.

– Лавров вернется в Москву в плохом настроении? Что-то неприятное он услышит о Ходорковском, о режиме Владимира Путина, Дмитрия Медведева? Или все ограничится традиционными дипломатическими выражениями?

– В разговорах один на один британские официальные лица, конечно, будут поднимать всякого рода неприятные для российского руководства вопросы, но, с другой стороны, к этому в Москве уже привыкли. Не думаю, что российско-британские отношения поразит какой-то серьезный кризис. Разногласия есть и они сохраняются. И британцы о них напоминают, но в том, что касается действий России в давлении на Иран (для Великобритании это очень важно), в северокорейском вопросе, в целом ряде других международных проблем здесь, конечно, Великобританияхочет, чтобы Россия была, что называется, в одном окопе с западными странами. Вся линия британской внешней политики в отношении Москвы будет строиться вокруг этого баланса.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG