Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Экономические реформы, проводимые на Кубе, пока не приносят тех плодов, на которые рассчитывал режим. Одновременно налицо резкое ухудшение положения большинства жителей страны. Об этом, в частности, говорится в недавно опубликованном докладе Королевского института "Элькано", ведущего испанского исследовательского центра по вопросам международной жизни. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Преобразования идут полным ходом. Одна из последних мер, которая не оставила равнодушным население – отмена карточек на мыло, зубную пасту и стиральный порошок. Это не означает, что упомянутых товаров стало больше, и каждый сможет купить их без ограничения. Наоборот, теперь многим кубинцам, например, пенсионерам, получающим пособие, эквивалентное семи долларам в месяц, они станут недоступными, поскольку будут продаваться не по льготным - "карточным ценам", а по коммерческим. И если без стирального порошка еще как-то можно обойтись, то без еды будет значительно труднее. А ведь не за горами то время, когда кубинские власти отменят карточки на продукты, введенные еще в 60-ые годы прошлого столетия. Эта мера оправдывается плачевным состоянием кубинской экономики и задачами спасти так называемые "завоевания социализма", то есть, существующий режим. Кубинский лидер Рауль Кастро заявил не так давно с изрядной долей патетики.

Рауль Кастро:
В нынешних условиях нашей экономики нерационально и в принципе невозможно поддерживать низкие цены на товары и продукты питания. Или мы перестроимся, или – времени у нас уже нет - мы окажемся в пропасти.

Виктор Черецкий:
Среди уже принятых мер – ликвидация системы бесплатных столовых на производстве. Среди грядущих – массовое увольнение рабочих и служащих, закрытие нерентабельных госпредприятий, погрязших к тому же в коррупции. Скандал следует за скандалом. Чиновники-коррупционеры умудрились развалить даже один из столпов промышленности острова – производство никеля. Рассказывает кубинский журналист Луис Фелипе Рохас.

Луис Ф.Рохас:
На производстве выявилась пропажа станков и оборудования, которые были вывезены неизвестно куда и проданы. Исчезли даже новые закупленные заграницей машины, которые не успели распаковать. К делу оказалась причастна не только местная администрация, но и чиновники из министерства.

Виктор Черецкий: В ближайшие месяцы планируется уволить порядка полумиллиона рабочих и служащих. Цифра немалая для страны, население которой составляет всего 11 миллионов. Вот что говорит об этом Рауль Кастро:

Рауль Кастро: В первом квартале мы пересмотрим трудовые отношения с сотрудниками государственных предприятий. Мы ликвидируем ненужные рабочие места, поскольку занятые на них люди лишены всякого стимула, не зарабатывают на жизнь полезным трудом. Таким образом, мы сократим расходы.

Виктор Черецкий: По мнение живущего в иммиграции кубинца доктора экономических наук Анди Гомеса, массовые увольнения – еще одно свидетельство полного краха коммунистической систему на Кубе, некогда торжественно декларировавшей всеобщую занятость.

Анди Гомес: Очевидно, что кубинская экономика находится в коматозном состоянии. В этой связи тоталитарному режиму ничего не остается делать, кроме как увольнять всех подряд. Естественно, это вызывает огромное недовольство населения.

Виктор Черецкий: Кубинские власти заявляют, что уволенные должны обеспечивать сами себя, проявлять инициативу, развивать мелкое кустарное производство и, самое главное, платить налоги государству. Эти налоги должны быть большими, чтобы, с одной стороны, граждане не обогатились и, не дай Бог, не прекратились бы в капиталистов, а, во-вторых, они должны пополнить разоренную казну. В этой связи кубинцам разрешили создавать производственные кооперативы, открывать собственное дело и даже строить в частном порядке жилье, что раньше было строжайше запрещено. Правда, частную собственность иметь при этом все же не разрешили. Население, естественно, послаблениями воспользовалось. Но довольно своеобразно. Люди ограничиваются перепродажей вещей и продуктов - то ли украденных, то ли полученных по карточкам, сдают койки и комнаты, тиражируют и сбывают пиратские аудиодиски, кто-то отваживается даже открыть чайную на два столика, но не больше. Некоторые, лишившись из-за реформ последнего куска хлеба, подались из глубинки в столицу - Гавану, которая в последнее время обросла поселками из лачуг. Живущий в иммиграции, кубинский экономист Оскар Эспиноса.

Оскар Эспиноса: На Кубе наблюдается быстрый процесс обнищания большой части населения. Он особенно ощущается в появившихся в последнее время вокруг столицы и других крупных городов маргинальных поселках. К примеру, вокруг Гаваны поселились выходцы из восточных провинций страны. Они воспользовались имеющимися пустырями и построили на них тысячи лачуг.

Виктор Черецкий: 40-летняя Арбелья Тамайо, обитающая в лачужном поселке Пьедрас, ремонтирует одежду соседям, а ее муж покупает и перепродает фрукты, которые тащат с государственного сельскохозяйственного предприятия крестьяне.

Арбелья Тамайо: Муж ходит в соседнюю деревню и потихоньку покупает у крестьян манго, которое потом продает соседям, ну а я шью на дому.

Виктор Черецкий: Лучше других устроился молодой афрокубинец Леонель Мосо. Он с утра отправляется пешком из поселка в Гавану, где, как он выражается, работает в "туризме" - знакомится с пожилыми иностранками, приезжающими на остров с определенной целью и помогает им, естественно, за вознаграждение, весело провести время на Кубе.

Леонель Мосо:
У нас всегда считалось, что в Гаване есть больше возможностей. Я раньше жил в Сантьяго, где было значительно труднее. Работу я потерял. У меня раньше никогда не было даже сменной рубахи или двух пар штанов. Ну а сейчас занимаюсь всем, чем могу. Работаю в туризме. И так выживаю.

Виктор Черецкий: Лачуги под Гаваной возводятся из чего угодно: из найденных на свалке ящиков, фанеры, где-то украденных листов железа, автомобильных покрышек. В поселке Пьедрас в лачугах есть вода и свет, правда, ворованные. Здесь местные жители тоже проявили инициативу. Рассказывает жительница поселка Мария Негрин.

Мария Негрин: Я готовлю на электроплитке. У меня даже холодильник работает. Свет и воду мы сами провели. У нас есть умельцы, которые знают, как подсоединиться к проводам электросети и магистральному водопроводу. Так что мы ни за что не платим – ни за воду, ни за свет – у нас все бесплатно.

Виктор Черецкий: Кубинцы кое-как выживают, ну а широко разрекламированная властями хозяйственная перестройка явно "пробуксовывает". Почему? У большинства нет денег для развития какой-либо инициативы, ну а те, у кого хоть что-то припрятано – в основном за счет переводов от родственников из-за границы, рисковать не желают. Живущий в иммиграции кубинский политолог Вили Гонсалес считает, что народ просто не верит власти, поскольку научен горьким опытом.

Вили Гонсалес: Всякий раз, когда кубинская казна оказывается пустой и режим чувствует свое полное банкротство, он заговаривает об инициативе граждан. Раньше люди с энтузиазмом брались за дело, но через некоторое время, когда они начинали хотя бы немного зарабатывать, государство у них все отбирало и вновь обрекало на полную нищету. Диктатура панически боится народного благосостояния, поскольку оно придает людям самостоятельность, а это представляет опасность для существующей системы. Режим чувствует себя в безопасности, лишь когда люди живут в бедности. В этом случае ими легче манипулировать, легче запугивать.

Виктор Черецкий: Кубинский политолог считает, что держать народ в нищете – это стратегическая задача режима братьев Кастро. Между тем, власть, если действительно решается на реформы, не может по своему усмотрению то разрешать, то запрещать частную инициативу граждан. Их собственность должна быть защищена законом. А закон Кубы, ее конституция, защищает лишь так называемую социалистическую собственность. Вили Гонсалес заявляет, что серьезно можно будет говорить о предпринимательской инициативе лишь тогда, когда будет переделана 14 статья конституции.

Вили Гонсалес:
Из конституции следует, в первую очередь, убрать положение, которое законодательно закрепляет только одну форму собственности – социалистическую. Она фактически превращает кубинцев в рабов диктатуры, заставляет работать за гроши и иметь лишь то, что государство разрешает иметь. Все красивые разговоры о том, что социалистическая собственная принадлежит народу - ложь. Речь идет об орудии эксплуатации. Отсутствие частной собственности означает одно – неприятие экономической независимости населения.

Виктор Черецкий: Вили Гонсалес, как и большинство других кубинских оппозиционеров, не выступает за насильственное свержение существующей власти. Он полагает, что изменений можно добиться мирным путем. Но для этого следует вернуть кубинцам свободу, гарантировать их права, без чего, в частности, невозможны и экономические преобразования. Крайне важно в этой связи восстановить в стране многопартийность и свободные выборы, которые позволят иметь альтернативу нынешней власти.

Вили Гонсалес: Компартия Кубы законодательно является ведущей и направляющей силой государства и общества. Другими словами, у компартии имеется монопольное право на власть. Только она может командовать на Кубе. Поэтому у власти стоят всегда одни и те же лица. И не важно, что единственное, что они дали нам за 50 лет своего правления – это голод, репрессии, нищета и изгнание. Коммунистические правители пользуются своей безнаказанностью, полагая, что власть останется у них в руках навеки. Ведь они считают, что даже после их смерти управлять страной будут их дети, их племянники или их ученики. Такое положение более существовать не может, ведь во всем мире народы имеют право периодически выбирать во власть тех людей, которые могут принести им пользу.

Виктор Черецкий: Кубинские диссиденты считают, что никакие экономические реформы не будут работать, что народ не будет проявлять инициативу, пока в государстве не будет элементарных демократических прав и свобод, в том числе, свободы слова, и пока не будет уничтожена нынешняя репрессивная система, которая заставляет кубинцев жить в постоянном страхе. Вили Гонсалес.

Вили Гонсалес: Кубинцы не могут более жить, не зная правды о том, что творится у них в стране и в мире. Власть, прибегая к откровенным выдумкам и манипуляциям, беспрерывно лжет о причинах плачевной ситуации на Кубе. А ведь без свободного обмена мнениями, без свободной информации невозможно какое-либо движение вперед, невозможна какая-либо личная инициатива. Невозможна она и в стране, где властвует произвол, где у правительства имеется право схватить тебя в любую минуту, засадить в тюрьму или расстрелять под любым предлогом или вообще без предлога. Если тебе не нравится социализм и разруха, тебя сажают в тюрьму или ставят к стенке. Если ты выступаешь за демократизацию власти – отправляют в тюрьму или к стенке. Если ты захотел иметь частную собственность, захотел лучшего будущего для себя и своей семьи, захотел перемен – твое место в тюрьме или у стенки.

Виктор Черецкий:
Жесткий приговор кубинским реформам выносят не только диссиденты-противники режима, но и независимые латиноамериканские эксперты, основываясь на законах современной экономики. Экономист Гуарионе Диас.

Гуарионе Диас: Эти реформы не решат проблемы Кубы, поскольку они не предусматривают перехода к рыночной экономике. По-прежнему сохраняется жесткий контроль и централизованное планирование. То есть, практически ничего не меняется.

Виктор Черецкий: Противники режима братьев Кастро все же надеются, что, в конце концов, на острове будут проведены глубокие преобразования, что режим, под давлением самой жизни, вынужден будет преступить к подлинным, а не поверхностным, реформам, в том числе политическим.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG