Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о коррупции и штрафе за взятку


Президент РФ Дмитрий Медведев предлагает за взятки штрафовать в размере до стократной суммы подкупа

Президент РФ Дмитрий Медведев предлагает за взятки штрафовать в размере до стократной суммы подкупа

В "Гранях времени": депутаты Госдумы Виктор Илюхин и Алексей Розуван и зам директора "Транспиренси интернешнл" Иван Нененко.


Президент России Дмитрий Медведев в среду, 16 февраля, внес в Госдуму проект закона, ужесточающий наказание за взяточничество. В документе устанавливаются штрафы в размере до стократной суммы взятки или коммерческого подкупа. При этом максимальный предел - не более пятисот миллионов рублей. Все фракции в Госдуме в целом поддерживают эту инициативу, некоторые депутаты предлагают не только стократный штраф за взятку или подкуп, но и полную конфискацию имущества преступника.


Владимир Кара-Мурза: Президент России Дмитрий Медведев внес на рассмотрение парламента законопроект, в соответствии с которым виновных во взяточничестве будет взиматься штраф до стократной суммы взятки. При этом штраф не должен превышать 500 миллионов рублей. Штрафы будут взиматься за коммерческий подкуп, дачу взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве. Ранее положительные отзывы на этот законопроект дали правительство и Верховный суд России. Подобные меры обсуждались на заседании президентского Совета по противодействию коррупции 13 января. О том, что на взяточников нужно налагать штраф в размере до стократной суммы взятки, Медведев заявил в послании Федеральному собранию 30 ноября 2010 года. В индексе восприятия коррупции в разных странах мира, который составляет организация "Трансперенси Интернэшнл", Россия в 2010 году заняла 154 место из 170 возможных, вместе с Папуа Новой Гвинеей, Таджикистаном, Конго и Гвинеей-Бисау. О том, остановит ли коррупцию стократный штраф за взятку, предложенный президентом Медведевым, в нашей программе говорят депутат Государственной думы Алексей Розуван, генерал-лейтенант милиции в отставке, член думского комитета по безопасности, депутат от фракции "Единая Россия" и Иван Ненеко, зам директора российского отделения "Трансперенси Интернэшнл". Как по-вашему, способен ли закон о стократном штрафе за взятку остановить распространение коррупции в России?

Алексей Розуван: Я думаю, что эти законодательные инициативы президента в значительной степени остановят аппетиты тех, кто берет сегодня взятки. Потому что сумма довольно серьезная – до 500 миллионов рублей. И практически если привлечь на полную катушку взяткополучателя, то даже не отправляя его в места не столь отдаленные, оштрафовал, он полностью может быть разорен, и человек пойдет с миру по нитке собирать. Это многих, я думаю, остановит и заставит задуматься. Серьезный проект закона, и я думаю, что он будет иметь положительное действие.

Владимир Кара-Мурза: Есть ли в вашем распоряжении международная практика, которая подтверждала бы эффективность этого штрафа за взяточничество, предложенная президентом Медведевым?

Иван Ненеко: Если говорить именно про размер штрафа, то, к сожалению, нет. Практика показывает, что не величина штрафа является основным критерием противодействия коррупции, а неизбежность наказания. Чиновник, государственное должностное лицо оценивает чаще всего не то, сколько ему придется заплатить, а то, с какой вероятностью его привлекут к этой ответственности. К сожалению, в России эта вероятность остается достаточно низкой, к сожалению, люди, получающие взятку, оценивают ее как довольно низкую. Поэтому сколько с них будет причитаться штрафа, для них это не так важно.

Владимир Кара-Мурза:
Как по-вашему, должен ли этот штраф дополнять или полностью заменять такую меру, как лишение свободы?

Алексей Розуван: Я бы хотел сначала прокомментировать высказывание моего оппонента. Я в принципе с ним согласен, что, безусловно, не только мера наказания, но и неотвратимость его будет иметь значение. Поэтому надо исходить из того, что наряду с ужесточением законодательства правоохранительными органами будут приняты решительные меры по улучшению оперативной работы, следственной работы, по своевременному выявлению, пресечению подобных явлений и предание суду. Так что, безусловно, вот эти вопросы, с одной стороны усиление наказания в уголовном порядке, а с другой стороны активизация работы правоохранительных структур – это взаимосвязанные понятия.

Владимир Кара-Мурза: Свидетельствует ли этот закон о признании президентом размаха такого явления, как взяточничество в нашей стране?

Алексей Розуван: Да, конечно, это, безусловно, признание этого факта. Он и в послании говорил, что у нас это явление. Статистика показывает, по информации председателя Верховного суда Российской Федерации, за прошедший год за преступления коррупционной направленности было осуждено свыше 9 тысяч человек. Учитывая, что преступления коррупционной направленности, в первую очередь взятки имеют очень большую латентность, то будем исходить, что 9 тысяч человек, которые были преданы суду – это лишь небольшая толика тех преступлений, которые фактически совершались. Так что здесь поле деятельности для правоохранительных органов, прямо скажем, очень и очень большое.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, должен ли этот штраф
Сейчас в России часто можно видеть, когда чиновник увольняется с какой-то позиции, не привлекается к ответственности, например, увольняется с позиции во время какого-то коррупционного скандала и потом возникает в другом субъекте Федерации на другой государственной должности
сопровождаться недопущением виновным к занятию впоследствии ответственных должностей?

Иван Ненеко: Да, это необходимая практика, и в международном опыте это подтверждено, что исключение возможности дальнейшей работы на государственной должности является неотъемлемой частью наказания за коррупцию. К сожалению, сейчас в России часто можно видеть, когда чиновник увольняется с какой-то позиции, не привлекается к ответственности, например, увольняется с позиции во время какого-то коррупционного скандала и потом возникает в другом субъекте Федерации на другой государственной должности.

Владимир Кара-Мурза: Константин Боровой, бывший депутат Государственной думы, председатель Партии экономической свободы, считает, что власть уходит от проблемы.

Константин Боровой: Коррупция – это составляющая современного состояния власти. Борьба с коррупцией - это борьба с чиновниками. То, что предлагает Медведев назначить виноватых в коррупции тех, кто вынужден давать взятки – это все способы не заниматься проблемой коррупции. Для того, чтобы решать эту проблему, нужно заниматься чиновниками. Достаточно проехать по Рублевке и задать вопрос заместителю министра любому, у которого вилла стоит несколько десятков миллионов долларов, а жена ездит на "Роллс-ройсе" или "Бентли" стоимостью несколько миллионов долларов. Такое впечатление, что власть начинает такую операцию прикрытия, чтобы не бороться с коррупцией, она начинает делать вид, что она борется с коррупцией, а по существу будет бороться с теми, кто от этой коррупции страдает.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG