Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Президент Дмитрий Медведев внес в Государственную думу законопроект, в котором предлагается установить крупные штрафы за коммерческий подкуп, дачу и получение взятки. Речь идет о стократном увеличении штрафа за дачу, получение взятки и посредничество. Правительство и Верховный суд России уже дали положительные отзывы на данный проект.

Согласно президентскому законопроекту, за коммерческий подкуп, дачу взятки, получение взятки и посредничество во взяточничестве устанавливаются штрафы в размере до стократной суммы коммерческого подкупа или взятки, но не более 500 миллионов рублей. Изначально проект обсуждался на заседании Совета при президенте по противодействию коррупции под председательством Дмитрия Медведева еще 13 января 2011 года. Сегодня документ внесли на рассмотрение в Государственную думу. Предполагается введение так называемого "кратного штрафа" в качестве основного наказания за получение взятки. Речь идет о введении дробной шкалы размеров взяток и наказания соответственно. На сегодняшний день в Уголовном кодексе существует градация размера взяток: взятка в значительном размере - от 25 тысяч до 150 тысяч рублей и в крупном - более этой суммы. По действующему законодательству размер штрафа за взятку не превышает 200 тысяч рублей, а лишение свободы – до трех лет. Теперь президент предлагает ввести "кратные штрафы".

О том, что это обозначает, рассказывает руководитель московского отделения организации "Трансперенси интернешнл" Елена Панфилова:

- Это - уточнение мер уголовной и административной ответственности, признание того факта, что иметь единое наказание и за взятку в тысячу рублей или в 500 рублей, и за те случаи, когда берут миллионами - это довольно смешная история. Более того, материальным наказанием доселе считалась конфискация, которая в наших условиях не работает по целому комплексу причин – так, у коррупционеров довольно часто все записано не на них, и они оказываются бедны, как церковные мыши, и конфисковывать у них абсолютно нечего. Но материальная ответственность должна наступать. Выход из ситуации - необходимо коррупционера бить рублем, а это действительно необходимо, потому что этого они боятся даже больше, чем заключения под стражу, но в нашей ситуации это довольно затруднительно… И, соответственно, введение "кратных штрафов", разделение взяткок на малую, среднюю и большую при должном применении - это позитивная история. Тут ключевые слова - "должное применение". Эффективность этого начинания, безусловно, покажет практика, потому что у нас уже на данный момент принято огромное количество на бумаге очень существенных мер по предотвращению коррупции, по преследованию за коррупцию, но они либо не работают, либо работают плохо. Все опять упрется в практику. Важно не то, что написано на бумаге, а то, что делают конкретные люди.

Еще один пункт законопроекта предусматривает выделение посредничества при даче взятки в отдельный состав преступления. Посредника предлагается наказывать 20-40-кратным штрафом с лишением права занимать должность до трех лет, либо лишением свободы сроком до пяти лет с взысканием штрафа, 20-кратного размеру взятки. Рассказывает Елена Панфилова:

- Здесь - тоже правильная история. Зачастую дела о коррупции разваливались, потому что с взяткой брали не собственно коррупционера, а посредника; это превращалось из коррупционного дела в дело о мошенничестве - ведь сам посредник никаких коррупционных услуг оказать не может. Теперь посредническая деятельность в этой сфере квалифицируется как соучастие в коррупционном преступлении. И то, что были установлены меры ответственности - хорошо. Но, опять-таки, все покажет практика.

По мнению депутата Госдумы от "Справедливой России", председателя Общественного антикоррупционного комитета Антона Белякова, в предложенном президентом законопроекте имеются свои плюсы и минусы:

- Давайте вспомним недавнее дело генерала, курирующего борьбу с коррупцией в СНГ, которого поймали на взятке в 43 миллиона долларов. Если президентскую инициативу дословно считать, то максимальная сумма штрафа может быть 500 миллионов рублей. Получается, если бы вдруг его оштрафовали, генерал-коррупционер смог бы оставить себе половину своей взятки. Другое дело, что президентские инициативы не отменяют уголовной ответственности за коррупцию. Я думаю, что вполне оправданно, чтобы такого рода инструментарий появился в арсенале у судей, которые могли бы, когда сумма взятки смешна - 100 рублей, 500 рублей, не сажать за это. Сегодня коррупция - это не болезнь чиновников, тем более того или иного ведомства. Нелепо бороться с коррупцией только в МВД или только в прокуратуре, или только в каком-нибудь министерстве. Это болезнь в целом общества. Потому что чиновники берут, водители дают, пациенты, понимая, что доктор не может жить на те крохи, которые ему платит государство, тоже пытаются его как-то поддержать, бизнесменов, на фоне гигантского количества отсылочных норм, сложных законопроектов, безумного количества правил и требований, тоже устраивает сегодня возможность давать взятки, - полагает депутат Госдумы Антон Беляков.

Коррупция не лечится поправками или новыми статьями в Уголовный кодекс, уверен независимый политик Владимир Рыжков:

- Введение новых видов ответственности за коррупционное преступление - вещь неплохая. Другое дело, что у нас уже сегодня есть статьи, предусматривающие лишение свободы и довольно большие сроки за коррупцию, и тем не менее коррупция продолжает расти. Дело в том, что коррупция не лечится новыми статьями Уголовного кодекса. Коррупция лечится честным судом, прозрачностью, электронным правительством, запретом чиновнику заниматься бизнесом. Ничего этого в России нет, и в этом направлении практически ничего не делается. Поэтому введение отдельных мер наказания - штрафов или еще чего-то - по сути дела ничего не изменит. Надо искоренять причины коррупции, а не пытаться лечить ее новыми статьями Уголовного кодекса. Самые крупные коррупционеры у нас находятся в Кремле и в Белом доме, занимают должности руководителей администрации президента, министров, замминистров, начальников департаментов и так далее. Их надо искать в высшем эшелоне власти, их надо искать среди друзей господина Путина. Если господин Медведев действительно хочет заниматься борьбой с коррупцией, надо прежде всего посмотреть вокруг себя, посмотреть на высшее руководство страны, именно там находится корень и там находятся основные коррупционеры. Внесение новых статей в Уголовный кодекс - это не борьба с коррупцией. Борьба с коррупцией - это когда сигналы, которые известны всему миру и всему обществу, расследуются и следует неотвратимое наказание. Ничего похожего в России пока не происходит.

Государственная Дума собирается начать рассмотрение законопроекта Дмитрия Медведева 9 марта.

Прошедший год в России запомнился целым рядом крупных коррупционных скандалов. Самый заметный и трагический – дело Сергея Магнитского, погибшего в следственном изоляторе "Матросская тишина" в ноябре 2009 года. Адвокат компании "Эрмитаж" дал свидетельские показания об отмывании сотрудниками налоговых и правоохранительных органов почти пяти с половиной миллиардов рублей, но сам стал обвиняемым. Запомнился также скандал с подкупом некоторых чиновников компанией "Даймлер" за право продажи своих автомобилей различным российским министерствам и ведомствам. Коррупционный скандал коснулся зимой прошлого года и представительства шведской компании ИКЕА в России, двух топ-менеджеров которой уволили за "терпимость по отношению к коррупционным действиям подрядчика". Основатель компании ИКЕА, миллиардер Ингмар Кампрад тогда заявил, что он "убит горем" в связи с произошедшим.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG