Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем провинились бахрейнские шииты?


Ирина Лагунина: На рассвете армия Бахрейна оттеснила и разогнала демонстрантов с Жемчужной площади в центре столицы и с ближайшего перекрестка, где протестующие хотели устроить лагерь наподобие того, что был разбит на площади Тахрир в Каире. Собрать силы для дальнейших протестов противники правящей семьи в Бахрейне не смогли.
Четверо погибших, по разным данным от ста до двухсот раненых. Представители оппозиции говорят также о 60-ти пропавших без вести. Подозревают, что эти люди в настоящий момент просто находятся где-то в тюрьме. Как мы уже сообщали в информационных программах, лидер основной оппозиционной партии в стране – "Аль-Вефак" - назвал действия правительства террором. Партия "Аль-Вефак" - шиитская. Шииты составляют около 70 процентов населения страны. Открываю замечательную книгу "Арабские шииты, забытые мусульмане" Грэма Фуллера и Рэнд Рахим Франки.

Диктор: Положение шиитов в Бахрейне, где они составляют большинство населения, одно из самых отчаянных в арабском мире, и существенно ухудшалось в последнее десятилетие [прошлого века – И.Л.]. Суннитская правящая семья аль-Халифа установила авторитарный порядок, который исключает шиитов из общественной жизни и позволяет дискриминировать их экономически. Они более свободны, чем шииты Саудовской Аравии, где они составляют явное большинство, и против них не проводятся столь жестокие кампании, как проводились против шиитов в Ираке. И тем не менее, всякий раз, когда они пытались добиться компенсации за дискриминацию с помощью законных, мирных и демократических механизмов, их отбрасывали назад, против них проводили репрессии и их вводили в отчаяние еще более жестокими мерами подавления со стороны правящей семьи суннитского меньшинства. /…/ Поскольку они составляют большинство общества, их требование демократии и равных возможностей автоматически рассматривается правящей олигархией как угроза существующему порядку.

Ирина Лагунина: Эта книга написана в 1999 году. В ней содержится ссылка на то, что приход к власти шейха Хамада аль-Халифа может означать начало проведения реформ. Что, действительно, произошло. Шейх обратил страну в конституционную монархию. Но и в 1999 году, как пишут авторы книги, если удалиться от столицы Манамы в шиитские деревни, то можно повсюду увидеть лозунги:
Парламент или разрушение!
Смерть аль-Халифе!
Нас не страшит расправа!
Решение – в конституции!
Нет шиитов и суннитов, мы все – исламская нация!
Мы побеждали через самопожертвование!
Нет – унижению!
Нас не поставишь на колени!
Если вы убьете, мы убьем, душа за душу, глаз за глаз!

Абсолютно такие же лозунги, может быть, только менее воинственные, можно было видеть на Жемчужной площади Манамы и в последние дни. Словно не было десятилетия реформ. Вновь обращусь к книге "Арабские шииты"

Диктор: Общее население Бахрейна составляет около 600 тысяч человек, небольшое население, густо сконцентрированное на маленьком острове. Около трети жителей не являются гражданами этого государства, это приезжие рабочие, в основном из Южной Азии, но есть также небольшая группа выходцев из других арабских стран, и совсем небольшая группа выходцев из западных стран. Шииты составляют почти 70 процентов всего коренного населения. /…/ Самих бахрейнских шиитов тоже можно разбить на две группы – коренных бахрейнцев (бахарна), имеющих очень древнюю историю и составляющих 50 процентов населения, и шиитов иранского происхождения (аджам), составляющих около 22 процентов от общей численности жителей острова. Социальное положение этих двух групп также различно. Шииты иранского происхождения представлены в уважаемых профессиях, образованны и аккуратно не вмешиваются в политику. На самом деле иранские шиитские семьи, имеющие постоянное место жительства в Бахрейне, полагают, что их благополучие полностью зависит от терпимости, проявляемой правящей семьей, а посему они от нее зависят. И как следствие – они полностью поддерживают правящую элиту.

Ирина Лагунина: Конечно, если сравнить жизнь в Бахрейне с жизнью в Иране, то Бахрейн покажется практически светским государством. Его называют финансовым центром региона, но на самом деле он еще и своего рода центр развлечений для шейхов из стран типа Саудовской Аравии в те часы, когда они не могут выехать на прогулку в Швейцарию. Так что вполне объяснимо, почему шииты – выходцы из Ирана ни в коем случае не хотят возвращения домой и готовы поддерживать суннитскую королевскую семью. Что же касается коренных шиитов, то их история исключительно интересна.

Диктор: В отличие от остальных городов Залива, выросших на нефтяном богатстве ХХ века, Бахрейн – место одной из древнейших цивилизаций древнего Ближнего Востока, Дильмуна, современника древних индуистских цивилизаций Мохенджодаро и Хараппы во втором тысячелетии до нашей эры. Население было обращено в ислам на самом раннем этапе исламского завоевания Аравийского полуострова. Однако и самых ранних исламских времен там возникло значительное шиитское сообщество. Изначально в этом сообществе доминировала радикальная исмаилитская ветвь шиизма, которая в течение нескольких столетий представляла угрозу для суннитских государств региона.

Ирина Лагунина:
Обращение в более умеренную разновидность шиизма, как пишут авторы книги "Арабские шииты", произошло на территории современного Бахрейна лишь в 11 веке.

Диктор: Шииты Бахрейна получили подкрепление и силу после того, как Иран принял в 1500 году шиизм в качестве государственной религии. /…/ Бахрейн на самом деле был одним из центров шиизма в арабском мире того времени, наряду с Джабалем Амилем в Ливане и Куфа и Наджаф в Ираке. Все эти арабские центры предоставляли подготовленное, обученное духовенство в новое сафавидское шиитское государство Иран, которому требовались проповедники, чтобы распространить шиитскую веру на всю территорию империи. Первый сафавидский шах даже издавал свои религиозные законы, фатвы, совместно с духовенством из Наджафа и Бахрейна, чтобы они были теологически верны. Бахрейн был также известен как процветающий остров благодаря торговле жемчугом и сельскому хозяйству, основанному на солидных запасах пресной воды.

Ирина Лагунина: Контроль шиитов над Бахрейном был уничтожен только в 1782 году, когда остров завоевало племя – аль-Халифа. Как пишут авторы книги "Арабские шииты" вторжение на остров произошло с территории соседнего Катара, у восточного побережья Бахрейна. Шииты отступили на север и запад острова. До сих пор восточное побережье Бахрейна заселено преимущественно суннитами, а север и восток – центры шиитского сообщества. От 313 шиитских деревень, существовавших до завоевания 1782 года, осталось 50. Столько остается и сейчас. Позднее семья аль-Халифы стала полагаться на Саудовскую Аравию. С помощью саудовцев правящая элита начала и политику суннитизации – искусственного увеличения численности суннитского населения острова. Именно эти сунниты и составили основу городского населения, политической элиты и знати страны, им же стала принадлежать земля. Сформировать собственное сильное политическое оппозиционное движение бахрейнским шиитам удалось только после Исламской революции в Иране в 1979 году. Но и на этой неделе на Жемчужной площади Бахрейна звучали требования прекратить политику искусственной суннитизации острова. Как бы то ни было, очередное недовольство в Бахрейне было в очередной раз подавлено. В четверг представитель Центрального командования вооруженных сил Бахрейна зачитал нации обращение:

Представитель армии Бахрейна: Центральное командование сил обороны Бахрейна заявляет, что вооруженные силы Бахрейна разместились в столице для того, чтобы предпринять необходимые меры по защите граждан и жителей столицы, защитить их права и частную собственность от насилия. Центральное командование сил обороны Бахрейна также подчеркивает, что предпримет жесткие меры и все способы сдерживания, чтобы сохранить безопасность и порядок, защитить интересы страны. Центральное командование сил обороны Бахрейна также призывает всех граждан и жителей города воздержаться от сборищ в центре столицы.

Ирина Лагунина: Весьма скоро на этот раз последовала и реакция Генерального Секретаря ООН Пан Ги Муна.

Пан Ги Мун: Сообщения о происходящем в Бахрейне сегодня ночью вызывают серьезную тревогу. Здесь, как и повсюду, нельзя применять насилие против демонстрантов и журналистов. Этому должен быть положен конец. Ответственные должны быть привлечены к суду. Ситуация требует реформ, а не репрессий. Прогресс может происходить только там, где люди обеспечены работой, где правительство отвечает на их нужды, где рост экономики включает все население.
XS
SM
MD
LG