Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Демонстрации в Каире – опыт избегать насилия во время шествий брали в Белграде


Ирина Лагунина: Тунис и Египет-2011. До того Грузия-2003, Украина-2004, Венесуэла-2006, Кения и Бирма-2007, Мальдивы-2008, Иран 2009........
Общее для всех этих стран – успешные или менее успешные попытки свержения недемократических режимов с применением стратегии ненасильственного сопротивления, разработанной в Сербии. Сербское молодёжное движение "Отпор" - "Сопротивление", в 2000 году переросшее во всенародное движение, которому удалось свергнуть режим Слободана Милошевича, стало примером во всём мире. Вышедший в 2002 году на экраны документальный фильм американского режиссера Стива Йорка "Bringing down dictator" – про кампанию движения "Отпор" - посмотрели 25 миллионов человек, и он стал своего рода фильмом-лекцией о том, как можно достичь демократии в условиях репрессивного государственного аппарата. Вслед за этим фильмом, с 2003 года, активисты сербского движения сопротивления решили бесплатно передать свой опыт другим движениям в мире. Последний пример: Египет. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Народного движения "Отпор" - в переводе "Сопротивление" - давно уже не существует. Однако вряд ли кто в Сербии забыл времена, когда "Отпор" был сильнее, чем все выступавшие против Слободана Милошевича оппозиционные партии вместе взятые. Лет семь назад некоторые из бывших активистов движения "Отпор" создали в Белграде "Центр по применению ненасильственных акций", (в сокращении - "Канвас") который занимается, как часто шутят, "экспортом мирных революций", сотрудничая с организациями из 43 стран мира. Однако у инструкторов "Канваса" есть принцип: о том, в какой стране изучают их опыт, не раскрывается до тех пор, пока об этом не заговорят сами их "ученики". Так было и в Египте – только после заявления телекомпании "Аль Джазира" лидера движения "6 апреля" Ахмеда Махера о том, что они пользовались опытом Сербии, стало известно, что представители египетского движения сопротивления в прошлом году посещали Белград. С ними встречался и наш собеседник – Петар Миличевич из неправительственной организации "Нет альтернативы Европе".

Петар Миличевич: Центр "Канвас", один из организаторов обучения движения "6 апреля", пригласил нас передать египетским друзьям наши творческие идеи и опыт. "Канвас" в основном занимается тренингом на тему ненасильственного сопротивления – опираясь на опыт организации " Отпор" десять и более лет назад.
Мы провели день с гостями из Египта, объясняя им, как организовывать кампании и молодёжные протесты, как подключить к этому процессу электронные средства коммуникации. Позже мы с ними общались по интернету, на Фейсбуке и другими способами – следя за тем, как они развивают то, чему научились от нас. Полагаю, что у египтян была и другая подготовка, и другие инструкторы, помимо нас. У них наверняка были финансовые доноры, и им наверняка помогли многие другие организации в мире. Однако мне очень приятно, что и мы, в Сербии, заложили свой кирпич в стене эволюции в Египте.

Айя Куге: Символом всенародного сопротивления режиму Слободана Милошевича был знак движения "Отпор" - стилизованный кулак. Подобный символ сопротивления применялся и в Грузии, Венесуэле, Кении, Иране, а на демонстрациях в Каире он вообще был точно скопирован с сербского – нарисованного в конце 90-х годов молодым белградским художником Ненадом Петровичем. Петар Миличевич поясняет.

Петар Миличевич: Кулак – символ, который всем нам, кто участвовал в сопротивлении режиму в 90-х годах, очень близок. Я в движение "Отпор" включился в 1997 году, когда мне исполнилось 18 лет. Стилизованный знак кулака у меня теперь всегда вызывает хорошие эмоции и воспоминания. Ведь это было время, когда мы хотели создать новый, намного лучший мир. Поэтому всегда, когда я принимал участие в обучении людей, готовивших демонстрации – в Украине ли, в Грузии, или где бы то ни было еще, и снова сталкивался с символом кулака, мне было хорошо на душе. Кулак, несмотря на то, что символизирует силу народа, у меня вызывает чувство радости. Когда я тот, наш, кулак увидел в Египте – очень обрадовался.

Айя Куге: В декабре минувшего года фонд "Поль Лаурицен" из Дании присудил свой престижный приз двоим бывшим активистам движения Отпор, ныне руководителям белградского "Центра по применению ненасильственных акций" Срджу Поповичу и Слободану Джиновичу – за вклад в развитие демократии по всему миру. Этих двое сербов являются соавторами книги-учебника "Ненасильственная борьба в пятидесяти точках" - в которой разработана теория и практика ненасильственного сопротивления недемократическим режимам. Эффективными ненасильственные методы борьбы являются именно в тех государствах, режимы которых опираются на силу полиции или войск. И в абсолютном большинстве случаев эти режимы оправдывают репрессии против противников существующей власти тем, что, дескать, те первые пошли на насилие.
Эта книга на данный момент переведена на 17 языков, в том числе и на арабский и фарси. Говорят, что в последнее время она пользовалась особой популярностью на Ближнем Востоке. Например, зарегистрировано, что в 2009 году её скачали с интернета 17 тысяч иранцев. Кстати, стратегия сербского движения "Отпор" изучается во многих видных университетах мира, с основами ненасильственного сопротивления в Сербии знакомятся, например, студенты престижного американского колледжа права и дипломатии Флетчер – школы, выпускниками которой является треть дипломатов США.
Директор белградской организации "Канвас" Срджа Попович очень доволен тем, как в Египте были применены три основных принципа стратегии: это принципы единства, планирования и борьбы без применения насилия.

Срджа Попович: Именно в Египте мы на деле могли увидеть применение принципа единства – когда все оппозиционные группы отбросили свои лозунги и символы и встали под национальный египетский флаг. Он был единственным символом на площади в последние дни протеста. Дисциплина ненасилия в Египте была очень важной составляющей протестов. Мубарак пытался спровоцировать столкновения через наступления своих сторонников и посредством полиции. Я считаю, что качество египетской борьбы в том, что её участники не поддались на провокации. Они выдержали до конца и плюс ещё один день – чтобы отпраздновать победу.

Айя Куге: Кстати, разве вы не опасаетесь возможности, что ваши инструкции по проведению революций на Ближнем Востоке могут обернуться противоположным – послужат усилению или даже приходу к власти исламистских партий?

Срджа Попович: Это всегда игра с обоюдно острым клинком. В идеологическом смысле мы полностью нейтральны и распространяем наше знание бесплатно. Наши инструкции может скопировать с интернета как диктатор, так фундаменталист или демократический боец в любом месте в мире. Мы просто пытаемся убедить мир в том, что единственный настоящий способ для проведения политических перемен: стратегическая ненасильственная борьба. Мне кажется, что именно те молодые светские люди, которых мы в эти дни замечали на демонстрациях повсюду на Ближнем Востоке, - новое лицо этой религии. Хотелось бы верить, что они достаточно сильны и умны, чтобы победить экстремизм любого вида, в том числе и исламский.

Айя Куге: Бывшие лидеры движения "Отпор" сейчас отошли от общего дела – кто-то занимается политикой, кто-то крупным бизнесом, некоторые ушли с общественной сцены и начали строить свои профессиональные карьеры. Иван Марович стал известным дизайнером – он, вместе с американской фирмой программного обеспечения разработал компьютерную игру "Более могущественная сила", ставшую популярной среди активистов оппозиции недемократическим режимам. Если тщательно перенести стратегию этой игры на практику, то можно научится, например, как свергнуть диктатора или убрать коррумпированного политика.
Иван Марович считает, что понятно, почему сегодня в Сербии больше нет такого движения как "Отпор", хотя обидно, что одновременно из общества ушла и энергия времён перемен.

Иван Марович:
Очевидно, что в Сербии существует политическая воля продолжать реформы и укреплять демократию. Ситуация изменилась по сравнению с 90-ми годами, со временем правления Слободана Милошевича, когда такой политической воли не было. Однако эта политическая воля все еще слаба, да к тому же нет ни той силы, ни той энергии, которые помогли бы ускорить реформы системы. Тому есть две причины. Первая состоит в том, что в 2003 году был убит Зоран Джинджич, человек, который внутри самого государства, на посту премьер-министра, представлял собой эту энергию. А с другой стороны – ушла энергия, существовавшая среди граждан, которую частично олицетворял "Отпор". Она рассыпалась, в том числе и по нашей собственной вине – по вине самих граждан, движения "Отпор" и других организаций. А теперь в Сербии просто нет такого сильного гражданского общества, которое бы снова могло сконцентрировать в себе такую энергию.

Айя Куге: А что положительного, по вашему мнению, было достигнуто в течение десяти лет после свержения в Сербии режима Слободана Милошевича?

Иван Марович: Сегодняшние проблемы по их характеру и объему не сравнить с прежними. Сегодня темы наших будней - не военные. Ни я, ни мои друзья – мы не должны больше бояться, что на нас натянут военные формы и отправят на фронт. Проблемы, о которых мы сейчас размышляем, совсем другого рода. И даже невозможно сравнивать, что сегодня у нас в Сербии лучше, чем 10 лет назад. Конечно же лучше, это само собой разумеется. Самым крупным успехом является тот факт, что существует демократическая система и что никому даже в голову не приходит красть голоса на выборах. Каждая власть течение этих 10 лет уважала волю народа, и правительства менялись демократическим способом – это действительно важно. А самый большой успех – внешнеполитический. Сербия выбралась из того тупика, в котором находилась целое десятилетие, во времена режима Милошевича. Это было время, когда мы встали против всего мира и весь мир встал против нас – и все это нам же в ущерб.
А самым большим неуспехом, по моему мнению, является то, что иссякла, растаяла энергия и никто не воспользовался ее потенциалом. Если вспомнить то время - десять лет назад, с каким энтузиазмом, верой, оптимизмом люди 5 октября 2000 года начали процесс перемен! И так жалко, что эта энергия растаяла.

Айя Куге: Бывший член движения "Отпор" Срджан Миливоевич сейчас является депутатом парламента от правящей в стране Демократической партии. Он уверен, что движение сопротивления "Отпор" многое сделало для демократизации Сербии.

Срджан Миливоевич: Первое: мы теперь живем в стране, в которой власть стала категорией переменчивой. Второе: итоги выборов в Сербии больше определяют не те, кто считает голоса, а те, кто голосует. Третье: у нас есть свободные и независимые средства информации. И особо хочу подчеркнуть ещё одно достижение: аутентичная идея ненасильственной борьбы сербской молодёжи сегодня в широком ходу по всему Земному шару.

Айя Куге: Об опыте 10-летней давности в Сербии и его применении в современном мире рассказывали бывшие лидеры сербского движения сопротивления режиму Слободана Милошевича "Отпор".
XS
SM
MD
LG