Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Моя электронная почта завалена письмами из детских домов. Детский дом №11, детский дом №2, еще несколько сиротских учреждений пишут одно и то же – их закрывают. Их расформировывают, педагогов выгоняют на улицу, детей перераспределяют в интернаты покрупнее, а в детдомовских зданиях спешно организовывают детские сады. И я знаю, на что это похоже. Это похоже на дефицит колбасы.

С бюрократической точки зрения происходит вот что: вскоре детские дома должны быть переданы из ведения Департамента образования в ведение Департамента семейной политики. А Департаменту образования и так не хватает помещений для детских садов. Вот они и решили детские дома укрупнить, отдать Департаменту семейной политики огромные, набитые сиротами казармы, а маленькие пригодные для детских садов здания оставить себе.

С педагогической точки зрения происходит вот что: посреди учебного года детей срывают с привычных мест. Дети меняют школы, теряют друзей, теряют хороших педагогов, переселяются в фабрики по надзору за детьми, каковое обстоятельство особенно вредно для детей с проблемами развития, ибо посудите сами: где проблемный ребенок получит больше внимания – в маленьком детском доме или в большом? А расформировываются именно маленькие. Расформировываются те детдома, где меньше пятидесяти детей.

С идеологической точки зрения тоже происходит кошмар какой-то, потому что чем меньше детей в детском доме, тем, стало быть, лучше детский дом работает. Мало детей там, где персонал всерьез занимается семейным устройством, всерьез раздает в семьи своих воспитанников, помогая и воспитанникам и приемным родителям.

Иными словами, хорошие детские дома расформировывают, детей из хороших детских домой переселяют в плохие детские дома, а освободившиеся помещения набивают детсадовцами, ради чего изменены санитарные нормы, так что в дошкольной группе может теперь быть не двадцать детей, а сорок.

Это вам что-нибудь напоминает? Мне напоминает.

Мне это очень напоминает дефицит колбасы в конце Брежневской эпохи и в начале Перестройки. Тогда правда заключалась в том, что в стране просто не было колбасы. А ЦК Коммунистической партии из кожи вон лез, чтобы сделать вид, будто дело не в дефиците товара, а в том, что товар неправильно распределяется.

Чего только не придумывали. Укрупняли магазины, решив вдруг, что продавать продукты надо не в маленьких гастрономах, а в больших универсамах. Но и в универсамах колбасы не появлялось. Тогда принимали продовольственную программу. И это не помогало. Тогда придумывали давать не больше двухсот граммов в руки. Искали виноватых. Обвиняли во всем вороватых продавцов. А колбасы всё не было. Потому что правительство готово было на что угодно, кроме признания очевидного факта – в стране нет колбасы.

Так вот, идиоты! Признайте очевидный факт. У вас в стране дефицит социальных услуг детям. У вас не хватает ни детских садов, ни детских домов, ни школ, ни кружков, ни спортивных секций, ни социальных служб по устройству детей в семьи, ни социальных служб по работе с детьми, попавшими в трудную ситуацию. Этот дефицит – тотальный. Настолько острый, что его замечают уже даже и самые рядовые граждане. Чем скорее, тем лучше признайте – дефицит существует.

Чтобы справиться с дефицитом в конце Перестройки, правительство Гайдара отпустило цены. Другого пути они не нашли. Цена колбасы взлетела вдесятеро. Но колбаса в магазинах появилась.

По моим скромным прикидкам, если отпустить цены на социальные услуги детям, место в детском садике будет стоить приблизительно сорок тысяч рублей в месяц. Место в коррекционном детском садике будет стоить сто тысяч. Содержание сироты будет обходиться приблизительно в полмиллиона рублей ежемесячно.

Если отпустить цены на социальные услуги детям, детские сады станут расти, как грибы, для инвалидов найдутся приличные педагоги, сироты будут сплошь обихожены. Но цена будет такова, что на ее фоне все государственные и городские пособия, все эти материнские капиталы покажутся жалкими подачками, и случится социальный взрыв. Революция случится, иначе говоря, только не из-за колбасы, на этот раз, а из-за детей.

Если не отпустить цены на социальные услуги детям, социальный взрыв случится несколько позднее, зато последствия его будут разрушительнее.

Думайте, идиоты! Соцзащита – не Тришкин кафтан. Нельзя согреть ноги, бесконечно переобувая единственный ботинок с правой ноги на левую и обратно. За социальные услуги детям придется платить, раз уж незадачливые граждане понарожали детей.

Надо только решить, кто будет платить: государство или граждане. И имейте, идиоты, в виду: если плата за социальные услуги детям возложена будет на граждан, то граждане заплатят, конечно.

Только сначала они освободятся от государства.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG